Shambhala-Center
 Главная Стрелка О центре
Архив раздела ‘экспедиция в Океанию’

самоа, часть 1

Рассвет между 1 января и 31 декабря

Рассвет между 1 января и 31 декабря

Полёт, продолжавшийся несколько часов, успешно завершился приземлением воздушного судна в аэропорту Апиа, единственном международном аэропорту Самоа. Правильно называется он Фалеоло, в по имени ближайшей деревни.

Я снова оказался в 31 декабря 2009 года. Пограничный контроль был успешно пройден за пару минут – мне поставили штампик в старый паспорт, там, где и места-то почти не было.

В зале прилёта музыканты исполняли самоанскую эстрадную музыку. Певцы были в юбках. Сотрудники миграционной службы и полицейские тоже были в юбках.

Пролетая над неизвестным островом

Пролетая над неизвестным островом

Это национальная одежда – бесшовная юбка из куска ткани. Хотя это на самом деле правильно называется не юбка (они обижаются, если им так сказать). Правильно, если не ошибаюсь, звучит «лавалава».

Аэропорт Фалеоло, пожалуй, один из немногих в мире, не содержащий входных дверей. Он был открытого типа. Все равно погода на улице примерно одинаковая в любое время года и суток.

Я взял карты, что лежали в аэропорту. До этого мне ещё не верилось, что я попаду в Самоа, поэтому маршрут не планировал. На улице стояли таксисты, не очень навязчиво, но предлагающие ехать.

Облака

Облака

Выйдя из аэропорта, пошёл в сторону трассы. За мной увязался навязчивый местный житель. Не таксист, не гид, а просто бездельник. Рассказывал, как народ Самоа всем сердцем любит туристов. Не знаю, чего он хотел добиться, но я кое-как от него отстал.

Застопив машину, поехал в Апиа, столицу острова. Что представляет из себя Самоа? С сентября здесь сменили правостороннее движение на левостороннее из-за того, что Самоа теперь хочет ориентироваться на Австралию и Новую Зеландию. Самоа раньше называлось Западным, но сейчас именуется просто Самоа.

Рейс DJ91 авиакомпании Pacific Blue в аэропорту Фалеоло

Рейс DJ91 авиакомпании Pacific Blue в аэропорту Фалеоло

Западным – это потому, что рядом есть Восточное Самоа, оно же Американское, потому, что оккупировано США.

Самоа – это уже Полинезия. Народ, соответственно, полинезийцы. Приплыли сюда из юго-восточной Азии. В Самоа ходят легенды о том, что Самоа – «колыбель полинезийцев» и что у него «особый статус» среди прочих.

Раньше Самоа было колонией Германии. Я весьма удивился, что водитель моего возраста сказал, что его дедушка был немцем. В машине я впервые в жизни продегустировал кокос, в жару очень хотелось пить.

Мне было интересно, как самоанцы относятся к Американскому Самоа и США.

Музыкальные исполнители в зале прилёта

Музыкальные исполнители в зале прилёта

Логично было бы, если они относились негативно и говорили об его оккупации. Однако, на практике было совсем наоборот. Во многих местах острова был популярен американский флаг, все говорили на хорошем английском, а кое-кто даже мечтал, чтобы Самоа стало зависимым от США, как и Восточное. Ну да, тяжко живётся без социального пособия и паспорта, с которым можно ехать хоть куда.

Вообще, большая часть населения Самоа проживает за границей. Не только гастарбайтерами, кто-то просто решил уехать из страны. Такие обычно деньги отсылают родственникам. На каждом из указателей с названием деревни написан спонсор табличек – «Western Union».

Международный аэропорт Фалеоло

Международный аэропорт Фалеоло

Я ехал и удивлялся непривычному облику новой для себя страны. Мусорных корзин не было. Вдоль дорог висели навесы, куда клали мусор и ненужные предметы. Их раз в несколько дней собирали.

Деревень было много. Одна частенько переходила в другую. В каждой деревне имелось по несколько церквей. Религий тут было огромное количество. Имелась даже одна мечеть и один бахайский храм, но, конечно, важнейшая религия страны – христианство.

Церкви были везде. Даже можно сказать, что самые красивые постройки на Самоа – это, несомненно, церкви. Тут были и адвентисты, и методисты, и католики, и протестанты. Кого только не было. Вот только православных не имелось.

Клоктауэр в Апиа

"Клоктауэр" в Апиа

Где живут самоанцы? Отнюдь не в домах и не в хижинах, а в фале. Наверное, поэтому аэропорт и сделан тоже в форме фале. Что это такое? Что-то вроде открытой веранды под крышей (дожди частенько идут), где живёт целая семья. Спят в противомоскитных сетках, которые подвешивают к потолку фале.

Кстати, про государственный строй Самоа. В Океании, как известно, есть одна монархия – Королевство Тонга. Остальные или зависят от других стран (как Токелау, Северные Марианские острова или острова Кука). Но есть и республики – Кирибати, Вануату, Тувалу. В Самоа же всё весьма оригинально.

Автобус рядом с Центробанком Самоа

Автобус рядом с Центробанком Самоа

Правитель страны имеет должность «О ле Ао О ле Мало», что является чем-то между монархом и президентом. В Конституции страны прописано, что Самоа – федеративная выборная абсолютная монархия, с частичным элементами президентской республики.

Итак, меня довезли до столицы острова. Я увидел Макдональдс и направился туда для того, чтобы посмотреть на знакомый ассортимент товаров. Меня поразила надпись на дверях о том, что «к сожалению, всех желающих ресторан обслужить не может». Цены, которые я увидел из-за дверей, были достаточно высокими. С чего это вдруг такой спрос?

Теперь нужно было менять деньги.

Фале гостиничного типа

Фале гостиничного типа

У меня имелось 20 новозеландских долларов и их я перевёл в местную валюту, именуемую тала. Однако, цены на всё были высоки, поэтому я решил эти самые талы стараться экономить.

Первым делом я пошёл в интернет-кафе, где приятно удивился хорошему комментарию на Каучсёрфинге от жителя Окленда, проводившего меня утром на самолёт. Тарифы на интернет были высоки. Варьировались примерно от 3-4 долларов в час, но по договорённости мне было предоставлено бесплатное пользование на несколько минут.

Возле центрального объекта города, часовой башни-маяка, был супермаркет.

Типичная самоанская церковь

Типичная самоанская церковь

Большинство товаров были из Австралии и Новой Зеландии. Имелись и синюшные куриные окорочка из США. Местное пиво «Вайлима» (неплохой лагер а ля наше «Невское») выпускалось в больших бутылках. Термин «Вайлима» (вода в руках) произошёл из самоанской сказки, в которой девушка оживила своего возлюбленного, доставив ему воды в ладонях. Кстати, такое же название имеется у небольшого посёлка, пригорода Апиа. В этом населённом пункте как раз и находится дом Стивенсона, который когда-то устал от жизни в Великобритании и переехал именно сюда. Местные его уважали и звали «Рассказчиком».

Смотреть в Апиа было нечего.

Жилое фале

Жилое фале

Вообще, океанийские столицы – это, пожалуй, самое скучное, что есть в этих странах. Интересного тут ничего не имелось – министерства, очень дорогие гостиницы (в Океании всё дорого), несколько магазинов, интернет-кафе, авиакасс, банков и прочих предприятий обслуживания туристов и коренного населения. Вообще, меня обрадовало, что туристов в Океании достаточно мало. А те, что есть, предпочитают валяться в своих «ресортах». На саму страну большинству из них наплевать.

Я покидаю Апиа и уезжаю стопом на юг. В первой же машине меня угощают фруктами и расспрашивают о России. На вопрос, куда я еду, затрудняюсь с ответом.

Постройки, разрушенные цунами

Постройки, разрушенные цунами

Каких-то особых планов по стране у меня нет, я просто хочу всё объехать и увидеть. Самоанцы этого не понимают. Они привыкли, что «пааланги» (белые люди) приезжают в такую даль обязательно с мешком денег.

Меня довозят до населённого пункта Сиуму, расположенного на южном берегу страны там, где заканчивается одна из «трансостровных» дорог. Я покидаю машину прямо возле отворота на чернопесочный пляж. Я таких еще не видел. Решаю осмотреть и иду туда пешком, но какая-то бабка, у которой я спрашиваю направление туда, заявляет мне, что я должен уплатить некоторое количество тала за осмотр достопримечательности, принадлежащей сельскому поселению.

Бывшее фале

Бывшее фале

Меня это оскорбляет – ведь на билеты в страну у меня ушло 5 тысяч рублей, и что, платить еще в каждой деревне за осмотр страны? Бред.

Пытаюсь обойти официальную дорогу через местные джунгли. К своему неудовольствию, выясняю, что пройти через них невозможно. Окончательно запутавшись в огромной траве и чуть не сломав ногу в каком-то незаметном овраге, я возвращаюсь в сторону деревни. Жара даёт о себе знать, и в ближайшем доме я набираю воды. Выпиваю сразу почти литр.

Вскоре возвращаюсь на трассу. Кстати, местные жители в Самоа к путешественникам весьма добры и гостеприимны.

Небольшой водопад

Небольшой водопад

Пожалуй, в Океании они именно такие, какими и должны быть: честные, открытые, денег за просто так не требуют (ну за достопримечательности – бывает, но это их правительство развратило – иметь со всего прибыль). Дети, конечно, удивляются диковинному белому мистеру, но никто не кричит «мистер, мани» или что-то вроде этого. Они вполне могут позвать в гости или угостить чем-нибудь.

Я вернулся на трассу и застопил следующую машину, появившуюся минут через 10. За рулём канадец из Новой Скоттии, а с ним его подруга из новозеландского Таупо. Мы прекрасно находим общий язык, и канадец, и новозеландка любят путешествовать и объездили всю Океанию. Пусть даже на машинах, но все равно говорить с ними очень интересно. Приехали они сюда на несколько дней для того, чтобы арендовать собственное средство передвижения и осмотреть остров. Сейчас едут в сторону районов, пострадавших от цунами в сентябре прошлого года.

В гостях у самоанцев

В гостях у самоанцев

Мы проезжаем мимо гор, на которых видны живописные водопады. В посёлке Салани канадец, к своей радости и удивлению, обнаруживает будку с канадским флагом – какой-то канадский фонд внёс свою лепту в восстановление острова. Фотографируется с ней, и мы продолжаем маршрут.

Вскоре подъезжаем к юго-востоку острова Уполу. Много разбитых домов и церквей. Возле фале находятся могилы: у самоанцев есть традиция хоронить умерших не на кладбищах, а возле домов. Почему? Просто им хочется, чтобы их родственники были рядом с ними всегда. Вообще, могилы расположены таким образом во всех деревнях страны.

Гостиница, в которой я пытался отметить Новый Год

Гостиница, в которой я пытался отметить Новый Год

Для нас это весьма оригинально. Не всякий даже догадается закопать тело дедушки, к примеру, на дачном участке. Или в палисаднике возле многоэтажного дома :)

Полумёртвые деревни переходят одна в другую. Кое-где жители живут не в фале, а в палатках. Машины тоже стоят сломанные. Некоторые самоанцы боятся духов, видимо, в силу своей религиозности. Когда я ехал в Апиа, мне сказали, что в ближайшие примерно 5 лет купаться на южном побережье нельзя, иначе духи умерших отомстят купающим. Откуда взялась именно такая цифра в пять лет – неясно.

Вскоре канадец и новозеландка встречают своего знакомого австралийца, с которым познакомились в самолёте из Сиднея.

Автомобиль, пострадавший от цунами

Автомобиль, пострадавший от цунами

Он приехал с гуманитарной помощью. Нет, он отнюдь не представитель какого-нибудь фонда и не получал под это дело какой-то грант. Просто решил доброе дело сделать – накупил детских футболок и канцелярских товаров для школы, а затем привёз их сюда, в зону стихийного бедствия. Потратив на это совсем немного денег, он существенно помог местным жителям. Они были настолько счастливы и удивлены, что пригласили нас четверых в гости, угостив вкуснейшей свининой, наиболее популярным мясом в стране, которое они прекрасно готовят. А вот с хлебом в провинции проблемы, поэтому для еды используют плоды хлебного дерева. Они выглядят отнюдь не как булки, скорее, как яблоки. Но вот на вкус действительно похожи на хлеб.

Могила возле фале в зоне разрушений цунами

Могила возле фале в зоне разрушений цунами

Приближалась новогодняя ночь, а куда идти ночевать, я не знал. Проехав Салеапагу, где австралиец остался жить у самоанской гостеприимной семьи, я поехал по побережью дальше. Слева от трассы я увидел заброшенную гостиницу и решил отметить здесь Новый Год в одиночестве. Она была открыта, всё, что нужно было для полноценной жизни, здесь имелось. На кровати лежали матрасы, даже была ванная с туалетом и с водой, но без света. Отведав новозеландского торта «Павлова», я попробовал уснуть. Не вышло – стаи комаров умудрились атаковать меня даже в закрытом помещении. Да и в жару уснуть как-то не получалось.

Вскоре я покинул гостиницу и отправился в жилое фале напротив. Тут меня тепло приняли, угостили (как и в прошлый раз – свининой с плодами хлебного дерева), а поздним вечером, перед самой встречей Нового Года, все ушли в церковь. Устав от первого нелёгкого дня в Океании, я остался ночевать здесь.

новая зеландия-6

12 Март 2010 2 comments
На берегу озера Таупо

На берегу озера Таупо

Выбраться из Туранги оказалось довольно просто. Я выехал из «форелевой столицы мира» на первом же автомобиле, коих попадалось не так уж и много – приближалось Рождество и все уже разъехались по домам. Машина, на которой я ехал, управлялась женщиной – «киви» (киви, как известно, национальное прозвище новозеландцев), которая ехала встречать в аэропорту Таупо своих родственников, прилетающих из Окленда рейсом ANZ (Air New Zealand – ведущая новозеландская авиакомпания, участник Стар Альянса и с 2006 года единственная компания, летающая вокруг света. вот только в Россию они пока не летают).

Птица

Птица

Мне рассказали о местной компании Fronterra, крупнейшей в Новой Зеландии, в которой, кстати, работала фиджийка, с которой я ехал по Таранаки. Именно эта компания производит масло Анкор (Anchor), которое продают у нас, рекламируя, как качественнейший новозеландский продукт. Контора эта – местный монополист. Занимается различными молочными продуктами, которые изготовляет из молока, купленного у фермеров. Контора контролирует 30% от мирового производства молочных продуктов. Это весьма много для маленькой Новой Зеландии.

Я снова выехал на трассу №1, с которой позавчера сворачивал на Вангануй и Нью-Плимут. Важнейшая трасса страны на этом участке имела название «Термальный хайвэй»

ул. Хуйя

ул. Хуйя

Поскольку самолёта мы в небе не видели, а он должен был скоро прилететь, сделали вывод, что он опаздывает. Водитель завезла меня в Таупо и оставила возле местной улицы Huia (название, аналогичное турангскому, о котором писалось выше). Итак, Таупо. Город находится у впадения «могучей» Вайкато в озеро Таупо, крупнейшее в Новой Зеландии. Речушка чем-то напоминает нашу пермскую Мулянку. Ну или какую-нибудь московскую Яузу. Небольшая такая. Зато чистая.

Рядом с улицей Huia находилась пожарная часть. Вообще, в разных местах Новой Зеландии возле пожарных частей висит степень пожарной угрозы, обновляющаяся ежедневно. Сегодня угроза пожара была высокой (‘High’), то бишь третья степень – это я видел впервые в стране.

Вдоль дороги идти не хотелось и я спустился к озеру. Пошёл по его берегу, наблюдая купающихся в холодной воде новозеландского Хубсугула. А еще лебеди плавали, совершенно не страшась людей.

Социальная реклама возле пожарной части Таупо

Социальная реклама возле пожарной части Таупо

Вскоре достиг центра с ресторанами, гостиницами и магазинами. Вовсю шла подготовка к Рождеству, гостиницы, разумеется, были забиты. Смотреть в Таупо помимо озера было нечего, поэтому я отправился к выезду, потратив час на беглый осмотр города.

Перейдя через могучую Вайкато, я оказался на окраине. Здесь уже стопили какие-то «хитч-хайкеры» европейского вида. Похоже, что занимались этим делом они уже давно и ничего не получалось – ведь место было уж очень неудобным. Но вскоре остановилась машина. Перейдя дорогу, я спросил у водителя, могу ли тоже проехать с ними. Место нашлось и для меня. Англичане, подсевшие здесь, ехали в сторону Тауранги. Водитель – в Гамильтон. А я планировал попасть в Роторуа.

Могучая Вайкато

Могучая Вайкато

Подъезжая к нужной мне развилке, я увидел отворот налево. Вёл он к геотермальной электростанции Вайракей. Помимо электростанции на табличке сообщалось, что тут есть что-то вроде «термотропы» («thermal walk»). Сразу вспомнилась Мутновская ГеоЭС на Камчатке. Конечно, я не смог удержаться от искушения пройтись в этом направлении.

Асфальт закончился почти сразу. Под дорогой проходил канал, по которому стекали горячие термальные воды, то ли отработанные, то ли еще нет. Еще несколько километров пришлось пройти по грунтовке, по которой изредка ездили машины, которые я даже не стопил, думая, что вскоре дойду.

Термальные воды с Вайрайкеской энергостанции

Термальные воды с Вайрайкеской энергостанции

Потратив около получаса, я оказался возле кафе с подсобным хозяйством и гостиничными домиками. Захожу, спрашиваю у хозяина – где ж тут эта самая термотропа? Говорит, что надо 10 долларов платить, но вообще для меня сегодня спецскидка – 5. Я предлагаю альтернативный вариант – в связи с тем, что я гость из далёкой России, никаких долларов взимать с меня не будут. Хозяин такой вариант принимает.

Иду по термотропе, вдоль которой степенно ходят всякие куры-гуси. Есть даже павлины, что удивляет. Термотропа оборудована указателями. Дорожки нет, но заблудиться сложно.

Я сейчас находился в геотермальной местности Вайракей вулканической зоны Таупо, названной в честь одноимённого озера. Больших гейзеров здесь почти не было. Кое-где через землю пробивались струи пара. Некоторые из источников имели свои имена – «Devils Ink Pot» или «Chocolate Pot».

Прогулка по термальной тропе

Прогулка по термальной тропе

Вдоволь погуляв, я отправился назад. Минут 10 ждал хозяина ресторана, дабы поблагодарить за возможность прогуляться и узнать, где можно искупаться в термальных источниках поблизости. Помимо него здесь никого не было, так что я теоретически мог продегустировать еду-напитки или даже ограбить открытую кассу. Полистав книгу отзывов, нашёл только одну запись из России – некоей женщины из Москвы, пишущей, что здесь «удивительно прекрасная страна и невероятно добрые люди». Запись была сделана, разумеется, на русском языке – ведь часто наши граждане убеждены, что расейська мова всяко круче этого самого английского (как и прочих местных языков). И, наверное, в надежде на то, что когда-нибудь, рано или поздно, даже в такой глуши поймут русский. А может, просто гражданка не владела английским.

Дым идёт прямо из-под земли

Дым идёт прямо из-под земли

Термальные источники, как оказалось, были самое ближайшее в Таупо. Находились возле речки Вайкато где-то в центре города. Возвращаться 15 километров назад не хотелось – я еще на Камчатке в таких источниках накупался на год вперёд.

Добираюсь до развилки, где проходят дорожные работы. Вскоре останавливаю машину с гражданкой, едущей к себе домой. Приглашает к себе в дом, дабы угостить пивом Туй («Tui»). Туй – это популярное местное пиво, названное в честь новозеландской птицы. Угощаюсь и продолжаю путь.

Следующая машина была с очень доброй семьёй маори, едущими в Таурангу из Веллингтона. Женщины-маори обычно обладают большим размером молочных желёз и живота. Супруга водителя обладала, пожалуй, размером эдак шестым-седьмым.

Сказочная тайга

Сказочная тайга

Тоже предлагают всякую еду – бутерброды, тортик даже какой-то. Пить вот только нечего было – пришлось употребить энергетические напитки, имеющиеся у них. Не являюсь любителем оных, но делать было нечего. За всю жизнь, помнится, пил их лишь дважды – здесь и в Саудовской Аравии, между Табуком и Дубой, когда на улице стояла жара.

Доезжаю до окраины Роторуа. Маори уезжают в другую сторону, а я остаюсь на трассе, ведущей к озеру Ротоити.

Вскоре, к 16 часам 24 декабря добираюсь до нужного адреса возле указателя Gisborne Point, который имеется на Гугль Мапсе. Хозяева домика живут одни, но у них есть 5 дочерей, которые возвращаются каждое Рождество.

Новозеландская карта мира. В центре - важнейшая страна мира, по их мнению

Новозеландская карта мира. На переднем плане, разумеется, Нью Зиланд

Вскоре дочери начали приезжать – из Веллингтона, Окленда, а кто-то даже и из-за границы. с некоторыми из них у меня получилось найти общий язык, а с кем-то – не очень. Всё-таки не очень удобно праздновать Рождество в кругу чужой семьи.

Тем для общения было мало, а собеседницы были не очень интересными, поэтому я порой читал книжки. Заинтересовали меня новозеландские анекдоты, часть из которых аналогична нашим. Но есть и оригинальные, связанные с игрой слов. Вот, например, что-то типа такого.

Типичная новозеландская шутка: If you pull the wings off a butterfly you get no butter for a month, what happens if you kill a cockroach?

Оригинальнее всего павлин называется на чувашском языке - Турткăш

Оригинальнее всего павлин называется на чувашском языке - "Турткăш"

Интересной была книга под названием «50 вакансий, которые хуже вашей работы». Тут были шерпы, дублёры Саддама Хуссейна, продавцы порно-видеокассет, всякие там сетевики и т.д. Хорошая книжка, сделана весьма познавательно и забавно.

Я заинтересовался другой книгой – «10 песен, которые изменили мир». Сразу догадался – ага, всяко ведь будет про какой-нибудь «Интернационал» или хотя бы про «Марсельезу». Но нет – прогноз не удался. Песни были только из США и Великобритании – какая-то из популярнейших песен колонистов США; феминистская песня «Respect» Ареты Франклин; чего-то там в защиту негров и М.Л.Кинга; ну и, конечно же, битловская «I want to hold your hand», известная у нас как «Я хочу держать тебя за руку». А вот Россия и СССР в хит-параде, к сожалению, не упоминались даже вскользь.

Пиво с закуской а ля нью-зиланд

Пиво с закуской а ля нью-зиланд

В книжке издания «Ридерз Дайджест» о самых выдающихся людях мира из наших сограждан был представлен лишь Лев Толстой, да и то – как-то поверхностно. Ну и всё, в общем-то. Круто, ничего не скажешь.

А вообще, жить в домике мне понравилось. Пиво разных сортов было без ограничений, имелась закуска любых видов, ну и необычные сладости, конечно. Был и торт «Павлова», о котором я уже писал. Маленькие пирожные, сделанные по его мотивам, были очень вкусны.

Наслаждался гостеприимством хозяев я целых двое суток. Получил от них в подарок на Рождество футболку с символикой Новой Зеландии. Подарил им национальный русский платок с самоваром (родственники как-то подарили в дорогу), ну и матрёшку, конечно.

Утро после встречи Рождества. Девушка Саманта в оригинальном наряде

Утро после встречи Рождества. Девушка Саманта в оригинальном наряде

Дом стоял прямо на берегу озера. Купаться в нём не тянуло, т.к. любая температура воды меньше 30 градусов кажется мне недостаточно тёплой для купания. А вот почти вся семья проводила большое количество времени на его берегу. Я же наслаждался бесплатным Интернетом, без которого у меня уже была ломка :)

Через пару дней я отправился назад, в Роторуа, где изучил местный ЦПКиО. В нём тоже были гейзеры и горячие источники. Пара-тройка болот с фумаролами имелась. Стоял устойчивый серный запах.

Меня сильно удивило, что горячие источники широко использовались везде – например, в зале ожидания автовокзала пассажиры могли сидеть на лавочках, опустив ноги в проточную термальную воду. Почему-то немногие этим пользовались.

Еще были бесплатные барбекюшницы, такие же, как и в Перте. Имелся огромный бассейн, но за вход в него, похоже, нужно было платить.

Новозеландские рождественские деликатесы - торт Павлова и аналогичные пирожные

Новозеландские рождественские деликатесы - торт "Павлова" и аналогичные пирожные

Я наконец-то нашёл самую дешевую сеть супермаркетов в Новой Зеландии – PAK’nSAVE. Пишется именно так. Переводится как-то вроде «пакуй и экономь». Сеть представлена была, как мне показалось, только на северном острове. Накупил в ней еды. Наконец-то купил 12-баночный кейс пива за 12 долларов. Ранее пиво покупал редко (за исключением Пиктона), т.к. в розницу оно стоит существенно дороже, а кейс пива нести в рюкзаке не очень удобно. Да и экономить всё-таки нужно было.

Кстати, интересна процедура продажи пива в стране. Кассир его просто так продать не может. Он должен вызвать «старшего менеджера», который проверяет возраст в паспорте или удостоверении личности, которое, как правило, имеют в других странах. Проверив, он (точнее, обычно она) впечатывает эту самую дату в специальное окошко, которое открывается в меню кассира.

Озеро Ротоити очень чистое и прозрачное

Озеро Ротоити очень чистое и прозрачное

Пообедал я на лавочке возле термальной зоны, где смело бегали зайцы. А вот ходить по самой зоне было опасно. Там даже стояли соответствующие указатели. Совсем недавно какие-то смелые туристы зашли в аналогичное место и их вытащить уже не успели. Я решил, что мне не стоит следовать их примеру.

На фоне озера был виден турцентр города Роторуа. Кстати, город был построен только как туробъект. Никакой истории у него не имелось. Но это отнюдь не значит, что его не стоит посещать. Мне кажется, что это одно из наиболее интересных местечек на Северном острове, примерно такое же по значению, как и Паратунские источники на Камчатке. Будете там – заезжайте обязательно.

Новозеландская рождественская ёлка. Найдите 10 отличий от советской новогодней?

Новозеландская рождественская ёлка. Найдите 10 отличий от советской новогодней?

После Роторуа я поехал в Таурангу, столицу региона Бэй оф Пленти – «Бухта Изобилия», в которой я уже находился. Но машина следовала до соседнего города с Таурангой, именуемого Маунт Маунгануй – «Гора Маунгануй». Интересно, что этот город долго пытался добиться независимости от Тауранги. В результате добился, но лучше жителям от этого не стало.

В Тауранге меня ждала маорийка Веда. Недавно я прочитал на её странице в Каучсёрфинге о том, что она хочет пожертвование за проживание. Меня это не устраивало, и я думал сразу же ей заявить об этом.

Как оказалось, всё это было напрасно. Веда – очень интересная женщина, в гостях у которой сейчас жила чилийская девушка (не по линии Каучсёрфинга). Жить в её доме мне очень понравилось. Я совершенно обленился и никуда даже не выходил из дома, отдыхая от длительной поездки. Чилийка же была забавной и милой, работала в Новой Зеландии. Недавно была администратором хостела, а сейчас подрезала деревья в округе.

Водоём в ЦПКиО г. Роторуа, где выходят фумаролы

Водоём в ЦПКиО г. Роторуа, где выходят фумаролы

Я проконсультировал её о том, как лучше получать австралийскую визу – у неё были те же проблемы, что и у многих моих соотечественников в австралийском посольстве в Москве. Еще помог найти дешевые билеты в Мельбурн, куда она хотела попасть.

Маорийка Веда была очень душевной. Она ненавидела черствых, фальшивых и скупых на эмоции новозеландцев. Работала она учительницей маорийского языка, но в настоящее время находилась на больничном. Сейчас ей приходилось нелегко после расставания с супругом, открыто изменяющим с другими женщинами. Её дети ездили между Кайтаей, где она раньше жила, и Таурангой, куда она переехала.

На автовокзале Роторуа пассажирки ждут свой автобус

На автовокзале Роторуа пассажирки ждут свой автобус

Общаться с ней было очень комфортно, но был лишь один минус – пока я жил у неё, город и местность она так и не показала. А одному и без машины куда-то ехать – сложно, сами понимаете.

Кормили в гостях хорошо, мясными продуктами. Интересно, что перед каждой трапезой она вместе с чилийкой совершала молитву, заканчивающуюся словом «Аминь».

Отдохнув три дня, я продолжил свой путь. На календаре было 29 декабря, а на моём пути оставался лишь один город – Окленд, крупнейший населенный пункт Новой Зеландии.

Погуляв по Тауранге, ничего интересного я не нашёл. Железная дорога, проложенная в центре, почти не использовалась. Фонтанчики и новостройки меня не интересовали.

Пожалуй, самый дешевая сеть супермаркетов Новой Зеландии

Пожалуй, самый дешевая сеть супермаркетов Новой Зеландии

Я пошёл в сторону предполагаемой трассы. Шёл долго, часа два. В конце концов, упёрся в указатель, показывающий впереди «No exit», слева «No entry» и лишь справа – заветный Окленд. Тут же какой-то пенсионер самозастопился и пригласил проехать с ним несколько десятков километров.

Путь был не очень длинным, машины останавливались достаточно часто. В машине иорданца из Ирбида я проехал отворот на полуостров Коромандель, а затем добрался до посёлка Бомбей. Из него уехал с местным коренным индусом, ехавшим на север Новой Зеландии в Норслэнд. Я доехал почти до нужного места, где меня уже ждал последний пригласивший меня житель Новой Зеландии по имени Стюарт.

Зверятко

Зверятко

Жил он в Манукау, на юге города. Был весьма специфичным человеком. Почти всю жизнь проработал в Эйр Нью Зиланд – местном флаг-карьере. Занимался тем, что просчитывал различные тарифные схемы, а сейчас преподавал в колледже будущим авиакассирам всю эту нелёгкую науку, сдача которой даст им аккредитацию в IATA.

Стюарт верил в какую-то японскую религию и поклонялся каким-то трём «сёстрам», представлявшим собой статуэтки в уголке, к которым он носил ту же пищу (в небольших количествах), что ели и мы с ним. Не знаю, куда он потом её девал. Вроде образованный, интеллигентный человек. Хотя, почему бы и нет?

Предостерегающая надпись

Предостерегающая надпись

Мы долго с ним общались на разные темы. До моего приезда он успел прочитать все мои негативные отзывы и, казалось, что он их выучил наизусть :)

Компьютером у себя пользоваться он не разрешал. Выходить в Интернет получалось лишь в библиотеке в центре Окленда, куда мы поехали на следующий день.

Центр представлял собой большие новые здания с необычными памятниками. Например, горящий факел, объединенный с фонтаном.

Еще я посетил причал. В Окленде весьма важное транспортное значение имеет водный транспорт.

Второе по величине в стране озеро Роторуа на фоне одноимённого города

Второе по величине в стране озеро Роторуа на фоне одноимённого города

Городок чем-то напоминает по строению Владивосток, где имеет место быть похожая ситуация.

На набережной я заметил русскую семью. Они разговаривали на знакомом мне языке, от которого я уже почти отвык. Перекинулся с ними парой слов. Похоже, что им казалось, что я аферист, который от них чего-то получить. Не стал их напрягать и отправился в другую сторону.

По центру ходили бесплатные автобусы как в Перте. Маршрут проходил через университетский городок. Посетив его, я отправился в парк, именуемый «доменом». Здесь же находился музей, ботанический сад и несколько озер, где жители кормили гусей и уток.

А из нашего окна Мангануй-гора видна. Тауранга

"А из нашего окна Мангануй-гора видна". Тауранга

Добраться до дома было несложным и даже забавным делом. Я решил попробовать совершить это, не потратив ни копейки денег, т.к. у меня не было информации, какой именно автобус идёт до Стюарта – он попросту этого не знал. Да и цены, похоже, кусались.

Получалось достаточно интересно – я сменял автобусы, предъявляя белорусские деньги. В большинстве случаев это срабатывало. Иногда лишь до ближайшего банка, где сердобольные водители предлагали белрубли разменять, что тоже было неплохо, т.к. я не спешил. Направление было строго на юг, по Великой Южной дороге (Great Southern Road).

Автор повествования вместе с маорийкой Ведой и чилийкой. Тауранга

Автор повествования вместе с маорийкой Ведой и чилийкой

Вечера я проводил за телевизором, смотря всякие популярные телепередачи и кинофильмы. В частности, «Sex and the city«, идущий у нас под именем «Секс в большом городе«. Понравился ли фильм? Конечно, нет. Мне кажется, что пропагандировать развратные образы каких-то среднестатистических американских дамочек по телевидению – достаточно глупо, да и опасно, ибо ни к чему хорошему не приведёт. Им бы шариатские законы прочитать, может и поумнели бы. А юмор в фильме достаточно специфичный и мне был не вполне понятен.

Наконец, наступил мой последний день в Новой Зеландии – 31 декабря 2009 года. Мы со Стюартом поехали на гору Веллингтон, откуда наблюдали за крупнейшим городом страны с самой вершины. Какие-то авиамоделисты рядом с нами устраивали воздушный бой.

В центре Тауранги

В центре Тауранги

Поблизости паслись коровы. Это ж не Москва, а Окленд. Хотя что-то у них общее, пожалуй, есть.

Вечером я купил продукты для Самоа, т.к. был наслышан, что страна весьма дорогая. Приобрёл новогодний магазинный торт «Павлова», который я решил съесть в Самоа по случаю второго Нового года. Первый же я никак праздновать не стал, как и прочие простые новозеландские граждане. Выпили «Стейнлагера», которого у Стюарта было несколько кейсов, а затем отправились спать.

Рейс был ранний, поэтому вставать пришлось в 3 утра. Стюарт довёз до аэропорта и проводил не только до регистрации, но и до паспортного контроля.

В центре крупных городов запрещено употребление спиртных напитков

В центре крупных городов запрещено употребление спиртных напитков

Не могу не поблагодарить его за такой тёплый приём, да и за хороший комментарий, который он мне оставил. На фоне прочих негативных смотрелось не так грустно.

Я сдал рюкзак на регистрации и отправился на второй этаж, где Стюарт рассказал об истории аэропорта. Назван он был в честь Джин Баттен, новозеландской Полины Осипенко. Подробнее о ней почитать можно в российской Википедии.

Ну вот и всё, массалям, Новая Зеландия!

Социальная реклама против семейного насилия

Социальная реклама против семейного насилия

Я прощаюсь со Стюартом, прохожу паспортный контроль, где недоверчивый пограничник спрашивает, чего ж я тут делал целый месяц. Уж не работал ли? И сам добирался из Крайсчёрча сюда, или как? Штамп в паспорт на выезде не ставят, и я отправляюсь на посадку в Боинг Полинезиан Блю, дочерней компании Вирджин, но являвшейся одновременно флаг-карьером Самоа.

Мы взлетели по расписанию, большую часть пассажиров составляли самоанцы, удивлявшие меня обилием татуировок на разных частях тела. Экипаж самолёта тоже составляли самоанцы.

Через пару часов мы пересекли воображаемую линию перемены дат и влетели в прошлое – из 1 января 2010 года в 31 декабря 2009 года. И где-то рядом были острова Самоа, являвшиеся конечным пунктом нашего рейса.

новая зеландия-5

23 Февраль 2010 1 комментарий
Часовая башня в Нью-Плимуте

Часовая башня в Нью-Плимуте

До Стратфорда я возвращался по дороге, которую вчера уже проезжал. Везла меня женщина, с которой мы пообщались об особенностях Новой Зеландии и её сходствах/различиях с Россией. Меня удивляло, что у них много монументов, посвященным жертвам Первой Мировой войны. Водительница пояснила, что тогда погибло значительное количество граждан страны, ведь народу здесь было еще маловато (даже сейчас всего 4 миллиона человек, как я уже писал), а в армии служить было нужно. Поэтому для страны война обернулась такой серьёзной трагедией.

Мы вскоре доехали до Стратфорда. Остановились рядом с башней, символом города. Водительница удивилась, что еду я не в сторону Веллингтона, ведь по дороге нумер 43, по коей я планировал проехать, трафик весьма низкий. Ничего, попробую.

Вообще, в Новой Зеландии имеется густая система дорог, т.к. народ здесь расселён равномерно. Некоторые из дорог имеют имена. Например, вот эта, начинающаяся в Стрэтфорде, трасса 43, называется трассой «Забытый мир». Почему? Хотя бы, потому, что здесь проходит самый низкий поток машин – в среднем, по официальной статистике, всего 120 в день.

Набережная в Нью-Плимуте

Набережная в Нью-Плимуте

Дорога ведёт из округа Таранаки в регион Вайкато, лежащий к востоку. Кстати, о Вайкато – назван он в честь крупнейшей реки Новой Зеландии, имеющей такое же имя (у нас почему-то пишут Уаикато). Гордые за свою страну новозеландцы именуют речушку «Mighty Waikato» («Могучая Вайкато», выговаривают еще это с такими понтами), что, в общем-то, несколько странно для небольшой речушки длиной в 425 километров.

В Стрэтфорде начинается не только автодорога, но и её дублер – железнодорожная ветка, ведущая в том же направлении. Подробнее прочесть о ней можно в английской Википедии. Отмечу только, что пассажирского сообщения на ней в данный момент нет.

Морской пейзаж

Морской пейзаж

Выйдя из машины, я отправился к выезду, т.к. деревенька была довольно незамысловатой и изучать тут было нечего. Стрэтфорд по-маорийски именуется «Whakaahurangi» (Вакахуранги то бишь), что значит «лицом к небу». Почему так? Наверное, из-за горы Таранаки, которая видна совсем рядом. Зимой (то есть нашим летом) её покрывает снег, а сейчас была заснежена лишь её шапка.

Кстати, в Википедии я обнаружил, что города-»посестримы» (это в английском языке, в нашем – конечно же, «побратимы») у Стрэтфорда – это два других города с аналогичным названием. Один из них в США, а другой в Великобритании. В честь него этот Стрэтфорд, кстати, и получил название.

Достаточно высокий фонарь в Нью-Плимуте

Достаточно высокий фонарь в Нью-Плимуте

Вскоре я добрался до выезда. Недалеко находился супермаркет «Новый мир», но покупать пока ничего не хотелось. На первой машине добрался до ближайшей развилки вместе с курьером, перевозившим скоростную почту.

Следующей машиной оказался микроавтобус. Не просто микроавтобус, а наполненный полупьяным быдлом колхозно-новозеландской внешности (татуировки, пиво, пацаны такие, короче, по понятиям :) ). Не думал, что встреча с подобными гражданами когда-либо вызовет во мне настолько положительную реакцию, но тут вышло именно так – заностальгировал, видимо, по Родине. После всех интеллигентно-вежливых новозеландцев, такие товарищи сразу понравились. Хотя общаться с ними было сложновато. Да и манеры у них были, как у нашей гопоты. Ладно, хоть пивом угостили, на улице стояла сильная жара :)

Ехали они в деревню Те Вера, отворот на которую был рядом с переездом. Там я вышел и продолжил искать попутный транспорт, пройдя через железнодорожные пути.

Цветник в Нью-Плимуте

Цветник в Нью-Плимуте

Следующая машина была с фермером. Не совсем с фермером, а с его сыном, который ныне работает в автомастерской в Нью-Плимуте. Поставил себе в машину мощный двигатель и ездит теперь с большой скоростью. Пригласил посетить его ферму, я не смог удержаться от такого соблазна.

Овец за изгородью было весьма много. Рядом с домом висел труп барана, недавно убитого.

Мы зашли в сарай, где в загоне находились ягнята. Маленькие, чистые. Еще в сарае находились мешки с шерстью. Юноша предложил и мне постричь овец. За деньги :) Но деньги платить нужно было отдавать за это ему. Такой вариант меня не устроил.

Осмотрев овец, мы поехали дальше, т.к. он ему нужно было в другое селение. Водителям, проезжавшим навстречу, он сигналил фарами, сказав мне, что это его знакомые. Меня это неприятно удивило – неужели транзитного потока совсем нет?

Гора Таранаки. Вид с северо-востока.

Гора Таранаки. Вид с северо-востока.

Кстати, в каком-то посёлке на этой трассе было объявление о том, что следующая заправка находится через сто километров с гаком. Это, пожалуй, рекорд для Новой Зеландии :)

Деревень было мало, в основном, земля использовалась фермерами. Отвернул он рядом с какой-то гостиницей. Ждать пришлось достаточно долго.

Следующий водитель был тоже фермером и тоже ехал в своё селение. И опять сигналил каким-то знакомым, едущим навстречу. Параллельно вдоль нашего маршрута шла железная дорога, по которой поездов пока не проходило.

Главная достопримечательность Стрэтфорда - часовая башня

Главная достопримечательность Стрэтфорда - часовая башня

Мы достигли селения с маорийским названием Вангамомона, сразу же првлекшего моё внимание тем, что на въезде расположено что-то наподобии небольшого КПП (пустого, разумеется – это вам не Ирак) и плаката «Добро пожаловать в республику Вангамомона». Он имеет весьма специфичную историю, о которой мне рассказал водитель.

Эта небольшая типичная новозеландская деревня (по нашим меркам. для них это город), расположенная в глухомани, образованная в 1895 году, но лишившаяся большей части населения (по Википедии – 51 человек) во время Первой мировой и наводнения в 1924 году. Город был восстановлен с прокладкой в 1933 году железной дороги и электрифицирован чуть позже. Но жить в такой дыре никто не хочет, вот и пришлось даже закрыть школу с почтовым отделением.

В 1989 году власти изменили административное деление некоторых областей. Это коснулось и Вангамомону, которую из региона Таранаки передали в менее привлекательную область Манавату-Вангануй. Обосновывали такое деление по водоразделу. Это примерно, как у нас Пермский край и Свердловская область разделяется.

Начало автодороги №43 Забытый мир

Начало автодороги №43 "Забытый мир"

Граница прошла всего в нескольких километрах от деревни. Жители от такого решения несколько офигели, т.к. они привыкли уже самоидентифицировать себя с Таранаки, да и ездить в центр региона Вангануй им не очень удобно, мягко говоря :)

Вот и решили местные жители поступить жёстко: 1 ноября 1989 года на сельсовете провозгласили республику Вангамомона. Написали декларацию независимости, создали символы незалежности, КПП установили.

Первый президент, собственно, президентом стать вообще не собирался. Просто кто-то его фамилию выкрикнул. Управлять страной пришлось 10 лет.

Второй президент стал первым в своём роде. В 1999 году местные жители избрали в президенты самого обыкновенного живого козла. Звали его Billy Gumboot the Goat. Выиграл он лишь потому, что съел все бюллетени за других кандидатов. Помер при исполнении обязанностей через 18 месяцев.

Овцеводство - важнейшая статья дохода фермеров в НЗ

Овцеводство - важнейшая статья дохода фермеров в НЗ

Следующим президентом стал пудель по кличке Тай. С ним было еще хуже. Проработал недолго и из-за нервной работы отправился в отставку.

Ныне же президентом является человек по имени Murt Kennard и по кличке Murtle the Turtle. Выиграв на перевыборах с небольшим перевесом в один голос он-таки до сих пор остаётся на своём посту.

Сама же деревня ничего особенного не представляла. Просто дома, где живут люди. Есть кой-какая специфика. Например, республиканская гостиница «Вангамомона». Ну и, в общем-то, всё.

Шерсть, которую дают овцы

Шерсть, которую дают овцы

Водитель предлагал мне остаться здесь, но я решил добраться с ним дальше. В результате он чуть проехал свой отворот и доставил меня до ближайшего селения Тахора (Tahora), где автодорога в очередной раз пересекается с железнодорожной. Здесь я единственный раз увидел грузовой поезд на северном острове.

Машин не было совсем. Ждал, наверное, часа два, прежде чем какая-то машина показалась на трассе. Водитель был немцем и ехал в Охуру, а затем в Ахтити – это назад в регион Таранаки. Мы проехали через небольшой тоннель и через несколько километров расстались.

Место было достаточно живописным. Рядом с дорогой был прекрасный холмик, рядом с которым был дорожный указатель, указывающий направления в различные стороны.

Мой экскурсовод по ферме

Мой экскурсовод по ферме

Какая-то пышненькая женщина, проехавшая через полчаса в нужном направлении, не остановилась. Показала жестами, что, видимо, боится меня.

Следующая машина была джипом, свернувшим с охурского отворота на основную дорогу. А водитель – охотником. Ехал с собакой с охоты и возвращался в Таумарунуй. Итак, я окончательно покинул регион Таранаки со слоганом «Like no other» – «Как никто другой». Новый регион встретил грунтовкой – впервые в Новой Зеландии, а затем огромным лесом, именующимся Native Forest. Кое-где попадались туристические машины, взятые напрокат. Их экипажи фотографировали реки, мосты и лес.

После леса пейзажи снова стали привычными. Мы выехали на «четвёрку» – трассу SH4, именовавшуюся здесь Главным Южным Хайвеем. По ней проезжаю с охотником до выезда из города. Затем сажусь в следующую машину. Водитель, бывший автостопщик со стажем, едет в сторону пгт с именем Национальный парк (National Park).

Будущие шашлыки

Будущие шашлыки

Забавно, что здесь существует город с таким необычным названием. Это самая высокая деревня в Новой Зеландии – находится на высоте в 825 метров над уровнем моря. Из неё, говорят, открываются хорошие виды на соседние горы – Руапеху, Тонгариро, Нгарухуое (в фильме «Властелин Колец», который я так и не осилил, эта гора играла роль горы Судьбы, как говорит Википедия).

Конечно, рядом с пгт есть и сам национальный парк. Именуется Тонгариро. На него у меня времени выделено не было, поэтому посещением оного я манкировал. Может быть и зря.

Холм на развилке

Холм на развилке

От отворота, где меня высадили в районе посёлка Манунуй, где меня оставили, я вскоре остановил новую машину и на ней уехал. Водитель со спутницей ехали в Таупо, небольшой городок на берегу одноимённого кратерного озера, крупнейшего в Новой Зеландии.

Но остановиться я решил в Туранги, куда меня пригласила в гости жительница. Подъезжая к этому населённому пункту, мы увидели огромные удочки – символ посёлка. Подпись рядом гласила сообщала, что город – столица форелевого рыболовства. Авторы сего явно не удостоились чести быть в России.

Да, кстати, насчёт рыболовства в Новой Зеландии. Нужно купить лицензию, которая стоит не так уж и много долларов. Сколько – не помню. С ней можно рыбачить целый год. В Интернете пишут, что для форели требуется специальная лицензия, так что в «столице рыболовства» без неё рыбинспектора оштрафуют. Но это не мой профиль, рыбалкой я не увлекаюсь.

Участок автодороги №43

Участок автодороги №43

В Туранги имелся интересный прецедент – государственный трибунал Вайтанги, занимающийся правами маори, постановил, что эта земля являлась исконно маорийской, и констатировал факт оккупации земель и неуважения их коренных обитателей. Подробнее читайте в разделе «Treaty Settlement» в англовикипедии.

Когда я въехал в посёлок, это сразу почувствовалось. Все улицы называлось на языке маори. Одна из улиц именовалась «Huia», это переводилось как улица встреч :)

Водитель не смог найти нужную мне улицу Папуа и высадил у Нью-Ворлда, где я поужинал. Затем пошёл искать дом.

Вижу, навстречу идёт эдакий растаман с дредами и с банкой пива. Как оказалось, маори. Общается, однако, в растаманском стиле – «хэй, браза» и т.д. Спрашиваю его, где это такая улица Папуа. Тот радостно меня приветствует, сразу же выделяет мне пива и ведёт к себе домой. Рядом с ним еще шёл товарищ белой национальности, с которым он вместе снимал дом.

Развилка

Развилка

Захожу домой, сажусь за компьютер. Маори садится в кресло и мгновенно засыпает. Смотрю в Гугль-мапсе: улица оказывается в 5 минутах ходьбы. Перед их домом стоит огромная мусорная корзина, в которой находятся только пивные банки. Его белый сосед поясняет – этот сорт пива самый дешевый, поэтому они предпочитают его.

Прохожу через кладбище, прохожу через ворота и какой-то пустырь, а затем попадаю на улицу Папуа. Расположена она весьма странно, в виде полумесяца. Нахожу нужный дом, на входе в который висит плакат с Каучсёрфингом.

Хозяйка, Джоанна, постоянно принимает сотни гостей со всего мира. Сейчас помимо меня у неё гостили три очень юных немки. Говорить с ней было сложно. Я попытался найти общие темы, но её они не заинтересовали. Она вообще была из Нидерландов, из городка Роттердама, в котором я когда-то бывал.

Озеро Таупо. Вид с запада.

Озеро Таупо. Вид с запада.

Жила тут уже давно. Ходила к пенсионерам местным, выносила за ними их отходы. Это, кажется, называется «социальный работник», но вроде у них тут это в негосударственном порядке решается.

Немки сделали ужин. Были они тут все вегетарианцами. Изготовили омерзительную штуку с луком и еще чем-то. Есть не мог. Даже «спасибо» после еды сказать не смог – настолько уж сильно блевать тянуло. Конечно, мне тут никто ничего не обязан готовить, но я и не просил такую еду. Спрашивать буду ли я есть или нет, у меня никто не стал.

Попытался ей компьютер настроить – он работал весьма медленно из-за кучи открытых программ в автозагрузке. На это тоже услышал категорическое несогласие.

Корзина с пустыми пивными банками, стоявшая у дома маорийца

Корзина с пустыми пивными банками, стоявшая у дома маорийца

Попросил поиспользовать Интернет минут на 40 для написания отчёта. Отказалась, сказала, что только 10 минут, не больше. Хм, хорошо, но эти 10 минут я только браузер открывал…

Спросил, могу ли использовать вай-фай, который у нее бесплатный, в своём коммуникаторе. Она вежливо предложила спросить об этом её соседей. Говорит, что не знает – почему именно она должна мне чего-то давать? Я подумал, что, наверное, потому, что меня в гости пригласила. Могла ведь и не приглашать, не обязана же. Я и у маорийца переночевал бы.

После ужина все сели на диван и стали беседовать. Говорили они в основном на англо-немецком, ведь для голландцев немецкий примерно, как для нас украинский или сербско-хорватский. Темы, на которые они говорили, мне были весьма неинтересны.

Крытый пешеходный центр Туранги

Крытый пешеходный центр Туранги

На следующий день было западное Рождество, поэтому они обсуждали такие насущные проблемы, как «белое Рождество» (вааау, ай хэв невер син ит, ну и т.д.). Кто-то из обсуждающих вспомнил своего родственника, который оказался где-то на севере Великобритании и увидел снег в Рождество. Все сразу начали умиляться – рилли? белое рождество? неужели?

Я скромно сказал, что ради такого экспириенса можно попробовать съездить в Россию, ведь у нас снег лежит с ноября и по март. Все отмахнулись от сей идеи – у вас же там холодно, морозы. Разве ж можно нормально себя чувствовать, когда на улице холоднее -5?

Эмблема города Туранги

Эмблема города Туранги

Остальную часть беседы они провели на тему, как их семьи обычно празднуют Рождество. Мне было нечего сказать об этом, да и скучновато было, поэтому я провёл время, проходя игру «Варлордс-2″ в коммуникаторе.

Девушки планировали дальнейший маршрут по Новой Зеландии. Джоанна подсказала им заехать на полуостров Коромандель, считающийся одним из лучших пляжно-тусовочных мест на северном острове. Я до этого планировал заехать туда же, т.к. полуостров находится достаточно оригинально. Но после услышанного диалога я решил подкорректировать маршрут, вдруг найдётся более интересный вариант?

Очередной типичный новозеландский пейзаж

Очередной "типичный новозеландский пейзаж"

Как оказалось, хозяйка очень обиделась на это и написала неприятный отзыв, который заканчивался словами, что после огромного количества гостей, она чувствовала себя менее всего комфортнее именно со мной. Ну и ладно, пусть так, её проблемы.

Вскоре я ушёл спать, а утром, закрыв дверь за собой, отправился дальше, в сторону выезда из города, ведущего в сторону Таупо. Было уже 24 декабря, а значит, неумолимо наступал самый коммерческий и самый семейный праздник у «вестерн цивилизэйшн», известный у нас, как Кристмас. Все уже приехали домой или к родственникам, готовят какие-нибудь вкусные блюда. А что остаётся мне? Нужно ехать в Роторуа, а там уже должны ждать.

новая зеландия-4

16 Февраль 2010 1 комментарий
Поезд на станции Пакакарики

Поезд на станции Пакакарики

На пароме показалось достаточно скучно. Никаких красивых пейзажей не имелось. А на открытой части палубы дул ветер и было прохладно.

Короче, ничего особенного. Не река Камчатка ведь, а какой-то пролив Кука. Немного укачивало, но вскоре, часов через 5, мы достигли столицы Новой Зеландии.

Выйдя с парома на берег, обнаружил, что мы немного выбились из графика. Паром прибыл лишь в 23 часа, хотя прибытие по расписанию в 9. Иду на остановку, но автобусов нет. На улице сильный дождь. Нахожу какого-то местного жителя, садящегося в машину (похоже, что тоже после парома).

На вокзале станции Пакакарики находится железнодорожный музей

На вокзале станции Пакакарики находится железнодорожный музей

Он звонит пригласившим меня новозеландцам, но те отвечают, что встретить меня на машине не могут, т.к. пьют вино (как оказалось, вроде как враньё. просто не захотелось им ехать непонятно куда вечером).

Вообще, с поиском проживания в Веллингтоне пришлось нелегко. Многие сразу отказывались, ведь это уже предрождественские даты. Когда я был в Путраджайе в гостях у малайца Фирдауса, некий Брайн Мюллен прислал мне сообщение, что для него будет честью разместить меня на столько дней, на сколько я пожелаю. Естественно, такой ответ мне весьма понравился и я спросил его контактный телефон. Телефон он дал, но еще подметил, что у него было очень много бойфрендов из России и он поэтому так любит нашу страну. Это меня, мягко говоря, смутило, т.к. я весьма настороженно отношусь к лицам нетрадиционной ориентации.

Рекламный плакат Быковского бекона

Рекламный плакат "Быковского бекона"

Когда я был в Тимару, Диана, прочитав это письмо, сказала, что я просто должен остановиться у него, ведь «геи – это такие замечательные люди». Думаю, что нельзя судить по ориентации, хороший человек или плохой. И уж, тем более, считать одних лучше других. Но я задумался, ибо ситуация была сложной.

Как-то в Марселе я уже останавливался в квартире у гомосексуалиста, но чувствовал себя при этом достаточно дискомфортно. Стоит ли повторять эксперимент?

Мне вот не хотелось. И когда я был где-то на Западном Побережье, мне пришло сообщение от некоего Джона (Jon, а не John – это сокращение от Джонатан). Он поинтересовался, нужно ли мне проживание, и пригласил в гости в некую деревню Морнингтон (в дословном переводе – «Утроград»). Я, конечно, согласился, Брайну отвечать ничего не стал, а к Джону решил заехать.

Итак, я приехал, а этот гад меня встречать не хочет. Транспорт не ходит. На улице дождь. Подхожу к вокзалу, а его как раз закрывают. Возвращаюсь к паромному терминалу, но и его скоро закроют. Куда ж идти-то?

Овца из новозеландского Быково

Овца из новозеландского Быково

Мне показывают автобусную остановку, что-то даже вроде терминала, но для городского транспорта (одновременно, кстати, и троллейбусную – только сейчас я увидел и узнал, что в Веллингтоне есть троллейбусы! это самый южный город с троллейбусным сообщением!), я иду туда. И, конечно, минут через 10 приезжают закрывать и её.

Неужели ночевать в подземном переходе придётся? Это мне не особо импонировало. Спрашиваю у юноши, закрывающего терминал, когда будет ближайший ночной автобус до места, куда мне нужно. Тот связывается через кнопку вызова с диспетчером. Он мне объясняет, что ничего хорошего. Надо ждать утра, чтобы до Морнингтона доехать. Но в 7 утра товарищи уезжают на работу на весь день. Это тоже хреново.

Чёрные лебеди в Вангануе

Чёрные лебеди в Вангануе

Однако, юноша закрывающий терминал, оказывается, всего лишь первый день работает в этой должности. Решил мне сделать по этому случаю небольшой подарок и довёз до нужного места. Хотя ехать было не очень близко, километров 7. У него, к счастью, был ГПС, а так он тут не ориентировался.

Я кое-как нашёл дом и позвонил Джону. Он, похоже, не ожидал меня увидеть, т.к. спал. Выделил мне комнату и сказал, чтобы завтра за собой дверь захлопнул, когда уходить буду.

Проснувшись, прочитал записку, лежащую на столе. Предложили встретить меня часов в 5 на краю центра – возле ул. Бруклинской. Выхожу из дома, закрываю дверь.

Утка

Утка

Выйдя на автобусную остановку, вижу, что нахожусь где-то недалеко от берега окияна, далеко на юге города. Ближайший автобус, похоже, что только через час будет. Но какая-то местная барышня, садящаяся с ребёнком в машину, приглашает проехать с ней до центра, т.к. знает, что ближайший автобус будет нескоро.

Довозит прямо до какого-то перекрёстка, там, где район Бруклин переходит в центральный район.

Отправляюсь изучать центр. Особенного ничего нет, стоят какие-то монументы со странным дизайном. Один – паук, напоминающий ноябрьского комара. Другой – весьма простая конструкция из эдаких пластмассовых тазов, из которых переливается вода в другие.

Подрастающее поколение

Подрастающее поколение

Погулявши по пешеходным улицам, посетил библиотеку. Бесплатного интернета здесь нет, только платный. Есть компьютеры, где можно ознакомиться со СМИ различных стран. Из российских СМИ есть Правда.ру. Непонятно, с чем связан именно такой выбор.

Пошёл дальше гулять. По улицам ходят троллейбусы. Интересно, что курсируют они по одной маршрутной сетке с автобусами. Например, в Бухту Островов (Island Bay) ходит маршрут номер 1, который может быть и троллейбусом, и автобусом.

Дошёл до зализничного вокзала. Ходят электрички. Контроля нет. Решил завтра на ней проехаться.

Неписающий мальчик

Неписающий мальчик

Все здания уже закрыты на празднование Кристмаса. Я зашёл в какой-то веллингтонский университет для того, чтобы как в Данидине, войти в Интернет. Зашёл вслед за каким-то студентом, зашедшим по пластиковой карте, которую он прислонил к считывающему устройству. Однако, выйти не смог, когда обнаружил, что компьютеры запаролены. Пришлось ждать 20 минут, прежде чем кто-то вышел из здания.

Посетил и музей со всякими забавными штуками – типа «комнаты землетрясений» или рабочего помещения сотрудника агро-лесного министерства, где нужно найти паразитов в различных ящиках с вещами и продуктами.

Вообще, музей забавный. Кругом всякие там голоса животных, рассказы о том, как и что где происходило. На стенах – экран, которым можно управлять вручную, перематывая его.

Зимний сад

Зимний сад

Вечером довезли меня до дома. За пивом оприходовали тушку курицы с гостями. Сам хозяин, как оказалось, из Шотландии. Одна его гостья работала как-то в Сургуте преподавателем английского, но по-русски знала лишь «ya surgutyanka». Больше выговорить не могла.

Дома я еще обнаружил, что Диана из Тимару и Рон из Нельсона наваяли мне негативные комментарии. Аргументация у первой была весьма странной – «он думает, что за 160 новозеландских долларов можно проехать через всю страну – это неправильно!». А Рон обвинял меня в том, что я не стал обедать в ресторане и не соблазнился утренней яичницей, которую съела несчастная собака. После этих негативных комментариев некоторые другие новозеландцы уже не боялись делать мне подобные пакости.

Тоннель в зимнем саду

Тоннель в зимнем саду

Утром я отправился на троллейбусе из Айсланд Бэя до вокзала. Сел в него, по старой доброй традиции, по предъявлению белорусских денег.

На вокзале сажусь в электричку до станции со смешным маоритянским названием Парапарауму. Линия, кстати, так и называется – Paraparaumu Line. Контролёрша, пожалуй, единственная из всех граждан аналогичной профессии из богатых западных стран, совершила не совсем честный поступок с её стороны – приняла к оплате белорусские 100 рублей и дала взамен старый б/ушный билет на электричку. Хитрая, похоже, попалась :) и меня обмануть решила.

Железная дорога шла возле океана и трассы. Единственная

Сказочный персонаж

Сказочный персонаж

поездка по железной дороге в Новой Зеландии очень мне понравилась. Однако, до конечной станции Парапарауму мы так и не доехали. Между предпоследней станцией Паекакарики и Парапарауму был ремонт путей, поэтому всех довезли на бесплатном автобусе до конечной станции следования. Дальше электрички не ходят, поскольку электрификация заканчивается. Вскоре планируют сделать до Пальмерстона-Северного, города с международным аэропортом, куда летает пока только ANZ.

Дальнейший путь я решил проделать на попутных автомашинах. Водитель первой из них угостил меня местным мороженым, которое изготовляется на глазах покупателей – путём смешивания в миксере или чем-то таком фруктов, мороженого и подлива. Получилось очень вкусно.

Памятник играющим детям

Памятник играющим детям

Вскоре я добрался до деревни по имени Bulls (Буллс, она же Быково по-нашему). Деревня, располагавшаяся на перекрестке дороги нумер 1 – прямой оклендской, и дороги нумер 3, ведущей в регион Таранаки, который мне был нужен теперь, была весьма оригинальной. Обычно такие деревни ничем не примечательны, но Быково сумело позиционировать себя, связав с быками. Например, магазин Bulls Bacon (Бычий бекон) имел лозунг All Pork – No Bulls. В нём имелась интересная игра слов, ведь рекламный лозунг «no bull» изначально был придуман для вегетарианцев, дабы они не пугались лапши с говяжьим вкусом, ведь никаких быков в ней нет.

Вангануй

Вангануй

По пути до выезда я увидел огромного такого барана или овцу. Мохнатый очень был.

Возле выезда застопил грузовик с водителем в наколках. Ехал он в Вангануй (Whanganui или Wanganui), город-центр региона Манавату-Вангануй. Разговаривать с представителем новозеландского рабочего класса было не особо интересно.

Высадил он меня в этом Вангануе и я пошёл гулять. Посетил местную столовую на трассе (вообще, Новая Зеландия стала для меня чем-то похожей на РФ), где китаянка шанхайского происхождения сделала мне рыбу с картошкой (т.н. фиш-энд-чипс). Стоило сие лишь 3 доллара – 60 руб.

Пушистые комочки

Пушистые комочки

До выезда шёл где-то час. Но по пути сделал остановку у великолепного пруда, где плавало много уток, гусей и лебедей (чёрных и белых). Были и совсем маленькие утята. Рядом с прудом имелся цветник, тоже, разумеется, бесплатный. Некоторые экспонаты, выставленные там, были сделаны по мотивам сказки «Волшебник страны Оз (не 03, как кто-то может подумать)».

Еще была большая клетка для птиц, в которую можно было войти. Однако, птицы вылететь из нее не могли. Но клетка была большая и всем им хватало места. Были и маленькие, и большие домашние и дикие птицы.

Вскоре, осмотрев зверушек, я продолжил путь и, сменив пару

Попугаи

Попугаи

машин, наконец-то въехал в регион Таранаки. Столицей его был город Нью-Плимут (Новый Плимут), куда я держал путь. Где-то перед Хаверой застопилась весьма забавная фиджианка, с которой было приятно поговорить после одинаковых новозеландцев. Она обвиняла правительство Новой Зеландии в коррупции. А еще сказала, что им, женщинам, не стоит водить машину, поскольку часто делают они за рулём всякие глупости. Я сказал, что у нас есть поговорка про «обезьяну с гранатой», ей это очень понравилась.

Когда она свернула возле Эльтхама – она ехала на молокозавод вместе со своими коллегами, которых подбирала по дороге, я впервые увидел гору-вулкан Таранаки.

Вход в клетку для птиц

Вход в клетку для птиц

Гора еще некоторыми местными именовалась Эгмонт, это альтернативное британское название.

Следующим моим попутчиком стал фермер примерно моего возраста, как ни странно, русского происхождения, и даже почти мой тёзка – звали его Полом. Ехал он в Новый Плимут, к своему «партнёру» (нет, не бизнес-партнёру. надеюсь, что имелся в виду всё-таки «партнёр» женского пола). По пути рассказал про регион, о том, что жить тут очень скучно, но прибыльно. Экшна никакого почти нет. Хотя бывают ограбления иногда. Как-то банк в Новом Плимуте ограбила дамочка в костюме женщины-кошки (по мнению водителя, это был самый дешевый костюм, выставленный на продажу в соседнем магазине. с хвостом или без – водитель не уточнил :) ). «Котобабу» через 10 минут, разумеется, задержали, а деньги вернули.

Вскоре мы добрались до Нового Плимута. Непривычно было видеть вдоль нашего пути железнодорожные пути, по которым ничего не шло.

Гора Таранаки с юга

Гора Таранаки с юга

Сам Новый Плимут выглядел городком малопривлекательным. Самые обычные дома, стандартная башня в центре, какой-то длинный фонарь на набережной и скалы вдали. Вот только гора Таранаки украшала вид города.

Водитель довёз прямо до нужного дома, где меня встретил местный житель, пригласивший в гости. Был он гражданином США, но жил сейчас здесь. Угостил нормальной невегетарианской едой, купили с ним пива, сыграли в настольную игру, где нужно было ставить дощечку на дощечку и строить конструкцию как можно выше.

В его квартире, впервые в стране, я встретил гражданку РФ, ранее проживавшую в Челябинске. Ныне же она находилась здесь, осталась после учёбы (специальность – чего-то там по обслуживанию гостиниц) работать в

Бутылка пива Red Lion, окруженная игровыми конструкциями

Бутылка пива "Red Lion", окруженная игровыми конструкциями

местной гостинице администратором, но вскоре планировала возвращаться на родину. Ей почему-то не очень хотелось общаться, поэтому она отправилась в свою комнату просматривать популярные российские телесериалы, записанные на DVD. Она не знала, чем будет заниматься в Челябинске. Я предложил ей открыть хостел, дабы иностранные и российские граждане смогли дешево разместиться в столице Южного Урала. Её идея почему-то не впечатлила.

А мы в это время организовали костёр и открыли пиво «Red Lion» (то бишь «Крсный Лев». пиво «Lion» (Лев), оказывается, занято в другой стране – Шри-Ланке). Пока сидели у костра, налетело много мелких насекомых. Сидели, кстати, втроём. Помимо пригласившего меня в гости, был какой-то товарищ азиатского цвета кожи, живший где-то в другом месте, но ночевавший на кухонном диване квартиры, которую снимало сразу человек 10 (в т.ч. и русскоязычная девушка). Самая настоящая коммуналка.

Кстати, в ванной обнаружился австралийский крем «Sukin». Кто-то из проживающих здесь граждан (или гражданок) использовал его.

Сукин крем для кожи

"Сукин" крем для кожи

Стремительно надвигалось Рождество, именовавшееся местными Кристмасом. Утром я увидел, что библиотека работает предпоследний день – на дворе уже было 23 декабря.

Я гулял по городу в ожидании начала её работы, но ничего интересного не нашёл. Нашлась только неполиткорректная табличка «Niger Way».

На улицах было тихо. Народ разъехался по своим семьям в деревнях, где скоро будет отмечать Рождество.

Итак, удовлетворив свои потребности в Интернете, я отправился к выезду стопить в сторону Стрэтфорда, населённого пункта, от которого начинается автодорога по имени «Забытый мир». О том, что забытого нашлось там мной, будет в продолжении рассказа.

новая зеландия-3

9 Февраль 2010 3 comments
Вечернее озеро Каньере

Вечернее озеро Каньере

Проснувшись часов в 5 утра, обнаружил, что уже светло. По набережной бегали люди, не замечая меня, хотя я находился метрах в 50 от них. Вот они, типичные образцы западного мышления – им интересно только то, что непосредственно у них на пути. А на всё прочее им наплевать. И не боятся ничего, прям как ихнее зверьё. Их бы в наши 90-е годы в Россию куда-нибудь в Комсомольск-на-Амуре или Казань :)

Поднявшись, отправился обратно по тропинке, навстречу пробегающим людям. Места вокруг показались достаточно красивыми – озеро, горы, город вдали. В него-то я и направился.

Кевин из Хокитики на ГЭС

Кевин из Хокитики на ГЭС

На улицах подметали новозеландские дворники (отнюдь не негры и не маори, а белые). Сел на скамейку и открыл путеводитель, найденный в Крайсчёрчском аэропорту. Что получается? Я в Квинстауне, а от него еще аж 500 километров до Хокитики, где ждёт Кевин. Конечно, по российским меркам фигня, но что ждать от этих кивятников?

Город был совершенно неинтересным, как я уже писал, поэтому повторяться о нём не буду. Где-то через полчаса я уже был на выезде. Там и увидел две «Нивы», фотографии которых были в прошлой части. Это те самые модели, которые Волжский автозавод из Тольятти выпускал ограниченным тиражом для развитых стран Запада, в частности, для Японии, Великобритании и Новой Зеландии.

Старый канал для промывания золота

Старый канал для промывания золота

Вокруг была уже достаточно тёплая погода, резко сменившаяся после холодного Те Анау. Вскоре идти мне надоело и я сел в первый автобус, шедший во Франктон, где находился аэропорт. Я доехал до него, а затем отыскал автобусную остановку, дабы прийти в себя после экстремальной ночёвки на природе, к коим не привык. Рядом с ней стоял замечательный туалетный комплекс (не поворачивается язык назвать его просто туалетом). Обследовав него, я с горечью подумал, что ночевать надо было именно в нём – кругом плитка, неприятных запахов нет, а площадь каждой кабинки – огромная – почти как небольшой номер в гостинице :)

Отдохнув, отправился стопировать. Остановилась первая же машина – большой рабочий джип. Водитель с эдакой байкерской внешностью чуть не подскочил, когда я бросил рюкзак на заднее сидение. Аккуратнее там, говорит. А то у него опоссум там живой. Я весьма удивился этому. Сев на переднее сидение, я достал зверушку, к шее которой был привязан брелок с сердечком. Смотрелось весьма забавно.

Автор очерка у водопада близ Хокитики

Автор очерка у водопада близ Хокитики

Водитель был охотником и рыболовом. Как-то месяц назад убил опоссумиху, а её детёныша взял себе. Вот и воспитывает. А теперь везёт в Данидин, столицу Отаго, где его собирается передать своим родственникам. А то зверьку заботу надо, а ему не до него.

Я добрался с водителем до развилки, где большая часть трафика уходила на Данидин. Местечко, где я оказался, называлось Кромвель. Раньше город назывался весьма просто – «перекрёсток». В 1862 здесь, как и в Арроутауне вблизи Квинстауна, нашли золото, что и послужило толчком к развитию местности.

Спросил у водителя, далеко ли еще до Хокитики. Ну, говорит, часов 8 где-то. Вообще, удивляет, что в этой части мира любое автодорожное расстояние измеряют исключительно в часах. Я сначала решил, что это из-за одновременного использования милевой и километровой системы, чтобы не запутаться. Но нет, милевой системы у них вроде как нет. Всё только в километрах.

Дорога к озеру

Дорога к озеру

Возле кромвельского отворота находятся сады и виноградники. Я слышал, что там привлекают молодёжь из числа приезжих для сбора фруктов за деньги. Приезжие с радостью соглашаются – зарплаты в Новой Зеландии велики даже такого рода рабочим.

Вскоре останавливается машина, на которой я доезжаю до отворота на Ванаку. Водитель весьма серьёзен, что странно для Новой Зеландии, и разговор ведёт не очень охотно. Ну и не надо.

Вот и она, Ванака, куда я планировал заехать после Квинстауна. Пригласивший меня в гости, написал, приглашая меня, что ненавидит больше всего скучных людей, поэтому он очень хочет, чтобы я, приехав к нему, нервировал его домашних. Это я, конечно, могу, но ведь и неудобно как-то…

Пушка на случай нападения советских войск

Пушка на случай нападения советских войск

Кстати, о том, как я планировал маршрут по Новой Зеландии. Ориентироваться на чей-то опыт или чьи-то рассказы мне сложно – все ведь люди разные. Из достопримечательностей меня вообще обычно интересует страна как таковая, ну и наиболее интересные и уникальные места, характеризующие эту самую страну. Вот я и спланировал поехать вокруг, начав с Крайсчёрча. На остров Стюарта сплавать времени пока не хватило, поэтому его из планов убрал вместе с Инверкагиллом (кстати, самым отдаленным городом мира от Москвы). Конечно же, включил на первое место Фьордленд, ну а после него что? Хотелось бы пожить где-нибудь в северо-западном Отаго, но ситуация сложилась по другому.

Требование убрать ночные поезда воплощено в жизнь

Требование убрать ночные поезда воплощено в жизнь

На развилке, где я вышел, машин было много. Все ехали куда-то на север, но не останавливались. Однако, вскоре притормозил автодом. Сидели в нём аж трое юношей студенческого возраста. Как оказалось, из Франции. Как и все прочие отдыхающие, они проводили в Новой Зеландии несколько месяцев, брали машину напрокат и осваивали достопримечательности южного острова. Прилетели сюда Квантасом, предложившим лучшие цены на стыковки в НЗ. Кстати, в их рекламе написано, что компания френдли по отношению к новозеландцам. Это, наверное, из-за того, что Австралия вечно конкурирует с Новой Зеландией. Из-за чего? Тут куча вопросов. Например, регби. На одном из матче был спорный момент между командой Австралии («Валлаби» – это вид австралийского кенгуру) и командой Новой Зеландии («Олл Блекс» – «Все чёрные», это не из-за наличия негров в команде, у них чёрная форма. Как-то одна британская газета написала о команде статью, из-за которое название и прижилось), теперь из-за этого спорного инцидента до сих пор не могут установить, кто выиграл тот матч.

Часовая башня - символ Хокитики

Часовая башня - символ Хокитики

Конкурирует киви и кенгурятники во многих сферах. Например, в кулинарии. Наиболее популярный здесь торт-безе называется «павлова» и назван в честь, как вы можете легко догадаться, русской балерины Анны Павловой, приехавшей в 1920 году с гастролями в эту глухомань. Новозеландцы и австралийцы изобрели по случаю её приезда специальный торт, вкусный и содержащий малое количество калорий. А потом долго спорили, кто изобрёл его первым. По общепринятому мнению, победили-таки новозеландцы.

Короче, перечислять долго. И снова вернёмся к поездке. Французы ехали в Гладстоун (второй после Кромвеля топоним, названный в честь британского политика), маленькую деревушку на берегу озера Хавеа, куда любят ездить всякие туристы.

Частный самолёт на взлётном поле в хокитикском аэропорту

Частный самолёт на взлётном поле в хокитикском аэропорту

Озеро, как вы уже успели убедиться, весьма симпатично. Наслаждаться его видом мне пришлось достаточно долго. Французы высадили меня на перекрёстке, откуда шла дорога в сторону Западного Побережья. Западное Побережье, оно же Вест Коуст, – это не просто географическое наименование, а целый регион со своей спецификой. Одно характерных из особенностей – наличие «sand flies«, которых можно перевести, как «песчаные мухи». Диана из Тимару рассказывала, что местные жители, увидев красные пятна на руках туристов, сразу безошибочно говорят: Аааа, знаем, откуда вы приехали :) Я пока еще смутно представлял, что это за такие сэнд флайс, но в дальнейшем думал разобраться.

Кладбище с видом на море

Кладбище с видом на море

Ну вот, опять отвлёкся. В общем, стою я пока возле развилки, жду попутный транспорт. Он, конечно, не останавливается, т.к. машины переполнены, да и лень им останавливаться из-за какого-то иностранца с рюкзаком. Ходють тут, панымаишь, всякие.

Дабы привлечь внимание водителей, я сообразил бросать на дорогу шишки. Сами шишки – весьма здоровые, с небольшого котёнка, ими можно, наверное, человека убить. А местные их используют весьма правильно – топят дома вместо дров. Горят очень хорошо.

Шишки, брошенные на дорогу, повлияли на ушлых новозеландских водителей. Они начали сбавлять скорость и пытаться их объезжать.

Конь в пальто

Конь в пальто

Останавливаться пока не спешили. Но вскоре одна из машин сбавила ход и притормозила. Ехала, похоже, далеко. За рулём – мужик 30-40 лет. Кладу рюкзак, замечаю на заднем сидении ящик «Хейнекена». Не любитель оного пива, но выпить сейчас не отказался бы.

Спрашиваю, откуда он. Мне послышалось «Малэй». Я удивился и переспросил, тот засмеялся и ответил: не, Элэй (Лос-Анджелес), это просто наши привыкли сокращать всё. Американец уже вторую неделю путешествовал по Новой Зеландии. Почему именно сюда? Ему нравится природа, аналогов которой он нигде не видел. Мужик попался интересный и правильный – сразу же открыл мне бутылку пива. Сам он, кстати, тоже попивал, несмотря на то, что машину вёл.

Этот зверь зовётся лама

Этот зверь зовётся лама

Мы поговорили с ним о Латинской Америке. Его больше всего привлекает Коста-Рика, он говорит, что там очень низкие цены на всё. Остальные страны Латинской Америкой намного хуже и дороже её. Гавайи, по мнению американца, просто попсня и отстой, который пытаются впарить за большие деньги. Из континентального США он соответственно считает, что Лос-Анджелес и его побережье – круче всего. Сан-Франциско намного хуже, ведь море там холодное. Ну а Флорида, по его мнению, слишком жаркая, море должно охлаждать, когда в него заходишь.

Еще калифорниец очень не любил городок Нью-Йорк и его обитателей. Эти нью-йоркцы, говорит, омерзительнейший народ в Штатах, редкостное хамьё. А в самом городе он, говорит, и нескольких дней прожить не может.

Пейзаж в лесном парке Виктория

Пейзаж в лесном парке Виктория

Я спросил об его отношении к их новому негропрезиденту. Говорит, что к самому чёрному властелину он относится так себе, но его очень радует тот факт, что он дожил до тех дней, когда негр смог стать президентом такой страны. Это-таки триумф демократии, по его мнению.

Пока мы ехали, за окнами машины мелькали заливы, леса и очень редкие деревни. Вскоре мы ехали исключительно по лесам, а машин навстречу почти не попадалось. По пути осмотрели великолепный водопад, а вскоре добрались до Хааста, где он собирался, свернув к побережью моря, осмотреть пингвинов, возможность увидеть которых прописана в его путеводителе. Я же принял решение продолжить путь.

Центральные улицы Нельсона

Центральные улицы Нельсона

Вскоре остановилась следующая машина. Водитель, работавший неподалёку, ехал домой, километров на 50 вперёд. Жил на берегу моря, по его словам. На пляже, говорит, пингвины часто встречаются. Я весьма этим вдохновился и решил добраться до берега моря. Пока мы ехали, на одном участке дороги увидел интересную картину – бердвотчеры с огромной подзорной трубой наблюдают за живым миром Западного Побережья. Порой забавно бывает не только наблюдать птиц, но и наблюдать тех, кто их наблюдает.

Вскоре добрались до дома водителя. От него я прошёлся до моря. Нифига себе рядом! Полчаса пешком в один конец в лучшем случае.

Еще один фьорд-саунд на севере южного острова

Еще один фьорд-саунд на севере южного острова

На берегу находился чей-то дом. То ли береговой охраны, то ли спасателей. На пляже пингвинов не было, но мне показалось, что какие-то птицы вдали, на каком-то камне и были пингвинами. Может и не так. Хрен знает. Скорее всего, у пингвинов сегодня был выходной день. А вот с сэндфлайсами я здесь познакомился поближе, после чего руки были в красной сыпи и долго чесались. Комары севера России по сравнению с сими насекомыми – ненавязчивая фигня, к тому почти без последствий. Когда я ушёл от моря, даже не верилось, что их больше нет вокруг.

Я вернулся пешком назад вдоль папоротниковых зарослей. Следующей машиной оказалась легковушка, заполненная каким-то спортивным снаряжением. Водитель был шотландцем из Инвернесса, ныне перебрался в Новую Зеландию.

Смотровая площадка на саунд

Смотровая площадка на саунд

Гражданство ему дали легко и всего за несколько лет, т.к. он решил попробовать свои силы в качестве учителя, а здесь их недостаёт. Да и диплом у него на английском и поэтому пересдавать ему ничего не потребовалось. Прожил пару лет, а теперь и киви-паспорт имеется.

Относился он ко мне как-то настороженно. Когда мы были возле ледника Франца-Иосифа (почему-то авторы многих отчётов о стране пишут его как Джозефа, в английском стиле), он отправился посетить туалет. Меня же в это время попросил выйти из машины и сходить куда-нибудь, например, в магазин. Пожалуй, в моей практике это первый такой хамский случай.

Участок железнодорожной колеи в Пиктоне

Участок железнодорожной колеи в Пиктоне

Почему я не захотел осмотреть этот самый ледник? Во-первых, хотелось отдохнуть в нормальных условиях. Во-вторых, я подумал, что оного добра и на моей родине хватает. Да, кстати, вспомнилось, что какой-то долбанутый турист сделал на леднике надпись баллончиком (это еще называется граффити). Его привлекли к административной ответственности, огромному штрафу и заставили надпись стирать. Он так свою вину и не понял.

Вскоре мы добрались до Хокитики. У меня был полный адрес Кевина, но шотландец искать его не стал, хотя слегка попытался. Высадив в центре, он поехал дальше, в Греймауф. Я зашёл в ближайшее интернет-кафе и попросил использовать интернет на минуту, дабы карту глянуть. Спросил продавщицу, могу ли я это сделать? Она злобно посмотрела на меня и сказала «нет», «до свидания». Тоже редкостное хамство.

Пересекая дикий мир...

Пересечение с дикой жизнью

Я решил зайти в гостиницы, предположив, что карта, наверное, там есть. И это было верно – но имелась карта лишь в одном из хостелов. Изучаю план города, нахожу улицу и иду по направлению к дому Кевина.

Постучав в его дом, я предполагал, что он может не впустить или не узнать. Но я ошибся, принял он меня хорошо. Как оказалось, он бывалый путешественник, но сейчас уже на пенсии – ему за 60 лет. Он больше по турпоходам (эдакий местный Рундквист) и облазил все горы, озёра и различные природные объекты страны. Был много где в мире. Последнее его путешествие было в Аляску, о которой он мне долго рассказывал. Вообще, очень понравилось слушать о его путешествиях, он мне показал фотографии, но не на компьютере, а на диафильмах (прям как в детстве, когда я сказки на них смотрел :) ). Компьютер у него был, да. Но на нём стоял лишь Виндоус-95, IE 5.0, а значит, большинство сайтов не открывалось. Да и тормозило очень сильно.

На пароме

На пароме

Сразу же Кевин пригласил меня съездить до ближайшего озера Каньере, которое так ему нравится. Сказано – сделано, через несколько минут мы уже сидели в машине. Ехать было недалеко, жил он на окраине городка, одного из крупнейших на Западном Побережье. Вскоре прибыли на озеро, где изучили местную гидроэлектростанцию. Была она небольшой, но снабжала электроэнергией весь город. Озеро, разумеется, чистейшее, с прозрачной водой и с утками, одиноко плававшими на поверхности водоёма.

Кевин показал на небольшую дорожку вдоль канала, идущего от мини-ГЭС. Знаешь, спрашивает, куда она ведёт? Когда-то и здесь была золотая лихорадка и местные старатели проложили канал для промывки золота.

Социальная реклама на пароме

Социальная реклама на пароме

Добывали золото с помощью драг. До Западного берега мало кто доезжает, поэтому всё осталось почти в первозданном виде. Здорово.

Затем мы поехали на машине дальше, вдоль озера. В одном месте Кевин показал великолепный водопад, а в другом, пройдя через тайгу из гигантских папоротников, мы оказались на берегу озера, где открывались великолепные виды. Продолжив путь, я узнал побольше о Хокитике и её истории. Когда-то во время Холодной войны жители весьма опасались высадки Советских войск в стране. И старую пушку, пылившуюся где-то, они выставили на берег, дабы она могла оперативно отразить атаку десанта. Другого вооружения городу не было выделено правительством.

Вечером я отведал великолепный бифштекс с попсовым новозеландским пивом «Стейнлагер», аналогом нашей Балтики-3. А после просмотра диафильмов осознал, что сильно устал и отправился спать в специально выделенную для меня комнату.

Что-то наподобии фонтана в Веллингтоне

Что-то наподобии фонтана в Веллингтоне

Кевин предупредил меня, что утром он уходит на работу на молокозавод – главное предприятие Хокитики, находившееся недалеко от его дома. Он работает главой отдела по качеству продукции. Оставил мне ключи и показал велосипеды, имеющиеся у него. Я выбрал один из них, Кевин выдал и шлем, предупредив, что езда без шлемов запрещена тупыми новозеландскими законами. За это у них тут огромный штраф.

Наутро я отправился изучать город. Велосипед – штука полезная и удобная, я быстро достиг центра. Вообще, Хокитика представляет классический такой городок Дикого Запада. Новозеландского. В центре находится часовая башня, вокруг неё застройка 19-20 веков. Конечно, я поехал в библиотеку, где потратил время в Интернете, ведь дома в него зайти я никак не мог.

Затем посетил супермаркет NW, где оказался перед нелёгким выбором, что взять из еды. Поскольку я в предыдущий день съел половину ёмкости мороженого с ванильным вкусом (очень уж оно вкусное), я приобрёл еще одну, со вкусом «французской ванили».

Веллингтонская городская библотека

Веллингтонская городская библотека

Не знаю, в чём была её французскость, но тоже показалось вкусно. Стоило всего 4 доллара – 80 рублей, достаточно дешево. Уже к вечеру от ёмкости осталась лишь половина.

Я проехал по различным улицам этого небольшого городка, изучив всё в подробностях, а затем отправился домой. Да, кстати, удивило, что возле железнодорожного переезда жители поставили плакат «Нет поездам ночью!». И всё, поездов больше ночью нет. Движение, кстати, здесь только грузовое – как раз на молкомбинат, где работает Кевин. Пассажирское начинается от Греймауса – следующего города Весткоуста.

Дождавшись Кевина, мы пошли гулять. Жил он в нескольких минутах ходьбы от аэропорта, поэтому пошли мы туда.

Троллейбус на улицах Веллингтона

Троллейбус на улицах Веллингтона

По мнению Дианы из Тимару, первый полёт на самолёте был сделан именно в Новой Зеландии. Кевин, похоже, считал так же. А вот первый пассажирский рейс в Новой Зеландии был именно в Хокитику. Самолёт Вестлэндской (Вестлэнд – это то же, что и Весткоуст) авиакомпании осуществил первый рейс между Хаастом и Хокитикой в 1934 году.

Мы осмотрели закрытый аэропорт. Нет, он не разделил участь лотницы Кудымкара или других аэропортов СССР, просто он был закрыт на ночь. За безопасностью следили, но не сильно – мы без труда перелезли через забор и оказались на взлётном поле. Здесь стояло 2 маленьких самолёта, один из который был частным, а второй, Бичкрафт 1900D, 12 раз в сутки осуществлял рейсовые пассажирские перевозки между Хокитикой и Крайсчёрчем.

Электропоезд до станции Мастертон

Электропоезд до станции Мастертон

Кевин сказал, что билеты стоят недорого, сопоставимо по цене с другими видами транспорта. Жаль, не получилось слетать :(

Вообще, поразила система аэропортов в Новой Зеландии. Аэропорты есть и в небольших селениях, в которые летает дочерняя компания Air New Zealand под названием Eagles Airways, несколько раз в день летают самолёты в Крайсчёрч и Веллингтон, а международные аэропорты есть даже в небольших городках Квинстауне и Роторуа. Удивительно!

Погуляв по аэропорту, мы осмотрели заброшенную драгу, и пошли вдоль местного ипподрома. Конечно же, действующего, раз в неделю здесь устраивают скачки. И это в городке в 4500 человек!

Железнодорожный вокзал станции Веллингтон-пассажирский

Железнодорожный вокзал станции Веллингтон-пассажирский

Дошли до молокозавода, где свернули направо и вернулись домой. Кевин на этот раз показал помимо новозеландских фотографий фото из поездки в южный Таиланд, где он ездил в места, подконтрольные местным малайским сепаратистам. Рассказ Кевина про эту страну меня весьма удивил, т.к. я её представлял немного в другом формате :)

На следующий день я должен был ехать дальше, в Нельсон. Я тепло попрощался с Кевином, выразив надежду на то, что он-таки доедет и до нашей далёкой страны. Он, похоже, на это уже не надеялся…

На улице был сильнейший дождь и он подвёз меня до библиотеки. Вообще, дождь – это вторая характерная черта Вестленда помимо песчаных мух.

Посадка на троллейбус на начальной остановке

Посадка на троллейбус на начальной остановке

В библиотеке мне пришёл ответ из Нельсона от человека по имени Рон и фамилии Резник. У него раньше в анкете стояло, как мне показалось, то, что он женского рода. Сейчас же было видно, что мужского.

Рон приглашал приехать сегодня к нему в гости. До Нельсона достаточно далековато, но я надеялся успеть.

Безуспешно попытавшись переждать дождь, я дошёл до выезда на трассу, где попытался останавливать машину возле указателя на кладбище с видом на море. Вот он, истинный комфорт по-новозеландски :)

Новозеландцы очень заботятся о своих домашних зверях. О лошадях, например. Чтобы они не замерзали и не простывали, на них вешается специальная накидка. Я таких лошадей сразу же мысленно прозвал «конями в пальто».

Реклама Армии Спасения

Реклама Армии Спасения

Вскоре с несколькими пересадками меня вывезли в Греймаус. Семейная пара за рулём попалась довольно добрая и доставила меня прямо к нужной развилке, где от «шестёрки» отходила трасса №7, сокращавшая путь на Нельсон. Ей-то я и должен был воспользоваться. Проехав 20 километров на следующей машине, мы выехали из дождя и вновь въехали в тёплый летний день. Там я и застрял. Пока машины не было, занимался тем, что перечитывал роман про Чердынь популярного пермского писателя Алексея Иванова. Забавно, но и грустно было читать о родном крае, находясь так далеко от него.

По дороге часто проезжали молоковозы из Хокитики, но останавливаться они не спешили. Наконец, один из водителей довёз до ближайшего городка, предположив, что может быть это мне чем-нибудь поможет.

Действительно, так и сбылось. Через 5 минут остановилась машина, водитель которой (с арабским лицом) спрашивает меня, докуда я еду. Я сажусь и говорю, что до Нельсона.

В центре Веллингтона

В центре Веллингтона

Тот удивляется, спрашивает, откуда я. Говорю, что из России. Тот смеётся и отвечает, что из Афганистана. Нет, всё же, он пошутил и, как оказалось, приехал аж из самой Саудовской Аравии, прям из города Ад-Даммама на востоке страны. Ага, знаем, бывали :)

Тема для разговоров нашлась. На английском с элементами арабского я ему поведал о своём бывшем путешествии в священную страну. Тот поначалу не поверил, и даже остановился для осмотра визы в моё паспорте. Как оказалось, он сам приехал изучать сюда английский язык. Живёт в Окленде, учится в интернациональной группе со всякими япошками. А сейчас приехал в Греймаус, взял машину напрокат и поехал в Нельсон, к какой-то знакомой девушке.

Монумент в Веллингтоне

Монумент в Веллингтоне

Машина была неплохой, даже с гпсом. Вот только саудиец был весьма своеобразный, т.к. впервые находился за границей. Он часто развлекался по пути следования тем, что отпугивал сигналом жирных заросших баранов, мирно пасшихся вдоль дороги. Долго радовался каждому такому прецеденту :)

Саудиец очень плохо знал английский язык и просил разговаривать с ним именно на нём, показывая, что есть что, дабы он лучше научился.

Он очень удивился, увидев местных лам, которых я ему показал. Проезжая лесной парк «Виктория», мы сделали несколько снимков местной природы, которая ему так нравилась.

Тоннель под центром

Тоннель под центром

Мусор, кстати, он выбрасывал прямо за окно. Я попробовал отучить его от этой привычки – тут ведь не Саудия, за это можно и под штраф попасть, но он, похоже, не поверил. В Рифтоне зашли в кафе. Он пококетничал с хозяйкой, руки-ноги которой были в наколках. Зашло в кафе какое-то узкоглазое семейство. Саудиец спросил у одного из них – из Японии ли они? Получил ответ, что нет, из Тайваня. Когда в кафе зашла еще одна девочка, саудиец поприветствовал её – здравствуй, девочка из Тайваня! та очень удивилась :)

Вскоре я добрался до нужного места в Нельсоне. Позвонил Рону, тот ответил что-то туманное относительно того, как лучше добраться до дому. Я выяснил, что его дом находится рядом с аэропортом (где я проезжал), узнал точный адрес и вскоре был уже там.

96.5% не оказаться тем парнем на рождественской ввчеринке

96.5% не оказаться "тем парнем" на рождественской ввчеринке

Рон оказался белокурым евреем лет 60, потомком солдатов царской армии из Минской области. Сразу же он поинтересовался, хочу ли я кушать. Сказал, что не отказался бы. Предложил мне поужинать за 10 долларов в местной кафешке, на что я ему сказал, что бюджет мой на поездку ограничен. Он очень этому удивился и не понял меня.

Я попросил проверить почту. Обнаружив, что возникли проблемы с сайтом, попытался их разрешить. Через 10 минут Рону это надоело. Общайся, говорит, со мной, а не оккупируй мой компьютер, ты мол просил только почту проверить. Хм, ну ладно. Хотя общаться с ним было достаточно сложно и не о чем.

Сексменьшинства приглашают к дискуссии

Сексменьшинства приглашают к дискуссии

А теперь, говорит, будем фильм смотреть. Открывает заслонку, где стоит телевизор. Включает фильм о том, что будет после того, если вдруг с планеты исчезнут все люди. Показывают о том, как домашние животные будут уничтожать запасы продуктов в супермаркетах, а потом и друг друга. Показывают, что будет со зданиями, дают ссылки на примеры, например, в украинской Припяти. Фильм шёл где-то полтора часа, достаточно нудноватый. Непонятно, почему во время просмотра его, я не мог использовать компьютер для починки моего сайта.

Вскоре Рон сказал, что утром меня ждёт завтрак, а сам отправился спать, доведя меня до моей комнаты. Грязновата она была, но зато здесь я впервые смог зарядить телефон после Тимару. Наконец-то снова переходник! В Новой Зеландии используются трёх-штырьковые розетки, чем-то напоминающие наши телефонные. Переходник же покупать неохота, вот я и пользовался, чем получится.

Утром Рон меня не будит, когда мне было нужно вставать.

Образец хорошей рекламы. Позвони Марку. А он разберётся с остальными вопросами.

Образец хорошей рекламы. "Позвони Марку. А он разберётся с остальными вопросами."

Сидит на кухне, говорит, что поджарил для меня яичницу. И что теперь делать, когда я не ем яйца? Попытался ему вежливо об этом сказать, он отдал её собаке и та вроде как съела. Пригласил меня в машину и вывез в центр. Не попрощался. А потом еще и отзыв негативный написал, урод.

Центр Нельсона опять какой-то скучноватый. Смотреть нечего, опять кругом пешеходная зона, кафе-рестораны. Я обнаружил интернет не в библиотеке, а в информационном центре, где выделены специальные компьютеры для узнавания информации о нац.парке им. Абеля Тасмана, ради которого многие приезжают сюда. Сам бы я в этот национальный парк не поехал, показалось, что какой-то уж он слишком попсовый. Может я ошибся, кто знает?

Вегетарианцы привлекают новых членов

Вегетарианцы привлекают новых членов

Набрал еще еды и пошёл к трассе. До Пиктона оставалось немного, километров 150. Но о том, когда паром, я не знал. Вскоре с каким-то водителем добрался до Хэвлока. Водитель ездил в хоспис к отцу, но мне не показалось, что он как-то опечален этим. Похоже, что скрывает.

Кстати, проехали деревню под названием Rai Valley. Я объяснил водителю, что скорее всего, её основали русские эмигранты, ведь Райвэлли минс Парадиз Вэлли. Водитель очень удивился этому неожиданному предположению :)

От Хэвлока было уже недалеко. По серпантинной дороге на нескольких машинах я проехал до Пиктона, небольшого города, откуда отправляются паромы на Веллингтон. В Пиктоне первым делом попробовал проскочить без билета на паром компании «Interislander». Не вышло.

Государственный музей Те Папа

Государственный музей Те Папа

50 долларов всё же тратить очень не хотелось. Попробовал другой способ, сказав, что денег нет, а остались белорусские рубли. Не вышло, сотрудники посоветовали продать что-нибудь в сэконд-хенд. Вот ведь мерзкие люди!

Поняв, что без вариантов, я пошёл ко второй компании, Blue Bridge, у которой нашёлся билет за 50 долларов. У Интерисландеров было за 54. Как оказалось, в принципе, можно и за 30 найти через сайт. Но через другой.

Купив билет, пошёл пить. В обнаруженном мной магазине Фреш Чойс взял пива и закуски. Сев на скамейку возле информационного центра, на глазах у офигевших иностранцев, выпил 6 банок пива за 6 долларов.

В музее

В музее

Банка 0.33 вышла в 1 доллар. Дорого, но для НЗ терпимо.

Зайдя в хостел, попросил выделить бесплатное время в Интернет. Портье, немец, стал улыбаться, говорить: «но ведь всего один доллар! за каких-то 15 минут!» переубедить его не получилось, он повторял одно и то же.

Ну вот и всё. С южным островом покончено. Я иду в паромный терминал, сажусь на автобус и еду на паром до Веллингтона. И вскоре, после окончания посадки, он отправляется через пролив Кука.

новая зеландия-2

9 Февраль 2010 1 комментарий
Милфордский саунд

Милфордский саунд

Утром меня довезли в Те Анау и первым делом я отправился в библиотеку. Книгами почти никто не пользовался. Основная масса людей сидела в Интернете. Имелись компьютеры, на которые надо было записываться заблаговременно.Максимальное время использования – полчаса в сутки. Записываются не по фамилии, а по имени, что для нас не совсем привычно. Есть и вай-фай, которым можно пользоваться без ограничений в дневное время. О пользовании необходимо оставить отметку в специальном журнале.

Сам город представлял из себя большую деревню на берегу озера. Вдали виднелись горы и озеро, называвшееся тоже Те Анау. Кстати, на английском языке топоним звучит как «Тиану». Если сказать «Те Анау», то вас попросту не поймут. Городок являлся центром Фьордленда – пожалуй, одного из самых интересных национальных парков Новой Зеландии. Однако, правильно их называть не фьордами, а саундами, хотя этого слова в нашем языке нет. Саунд – это нечто среднее между бухтой и фьордом, классические норвежские фьорды, как правило, весьма узкие. За подробностями – в английскую Википедию.

Участок леса, через который проходит туртропа

Участок леса, через который проходит туртропа

Во Фьордленде имелись два фьорда-саунда. Первый, и, как мне показалось, наиболее интересный – Милфорд-Саунд, находящийся севернее. В него отправлялись дорогие круизы из Квинстауна и Те Анау на вертолётах, гидросамолётах и яхтах. Второй – Даутфул-Саунд, переводящийся как «сомнительный», дорога в который идёт через озеро Манапури. В связи с нехваткой времени сомнительный саунд я решил оставить на потом и ограничиться Милфордским.

Итак, после пользования Интернетом я отправился в нужную сторону. Ехать, как и обычно, пришлось на попутном транспорте. Первая машина содержала в себе двух молодых канадцев разного пола, сменивших свою родину и переехавших из холодного Квебека в Те Анау, дабы наслаждаться красотами природы. Хотя всё же нет, родину они не меняли, ведь и Канада, и Новая Зеландия до сих пор являются частью Великобритании. Мы обсудили с ними проблемы дискриминации франкофонного меньшинства в Канаде. А еще не пришли к общему мнению относительно страны, сборная которой станет чемпионом мира по хоккею с шайбой в этом году. Канадцы почему-то думали, что победит канадская сборная.

Совершенно различные горы находятся рядом

Совершенно различные горы находятся рядом

С ними я ехал примерно километров 90. Никаких особенных пейзажей поначалу не открывалось. Слева были озёра, вдали виднелись горы. Мне пояснили, что слева имелось какое-то озеро с прозрачной водой, используемое в съёмках фильма «Властелин колец», в которое смотрит герой фильма. Сам этот фильм я не смотрел – при попытках его просмотреть неоднократно засыпал. Интересно, что большАя часть туристов, приезжающих в Новую Зеландию, решают попасть сюда именно после просмотра сего фильма.

Вскоре вокруг начали появляться горы с водопадами, перераставшими в горные реки. Канадцы свернули возле знака, указывавшего на некий Humbolt Falls, а я остался на трассе. До Милфордского саунда оставалось еще 32 километра. Как оказалось, кстати, отсюда начинался маршрут (по-местному «трек») до Квинстауна. Отсюда примерно 20 километров по грунтовым дорогам через небольшие речки до какой-то деревни вблизи Квинстауна. Альтернативный путь в 10 раз длиннее.

Начало автодороги №94: Милфорд-Саунд - Те Анау - Гор

Начало автодороги №94: Милфорд-Саунд - Те Анау - Гор

Когда я ехал в Данидин с семьёй маори, они угостили меня местными чипсами со вкусом соли и уксуса (Salt&Vinegar). Этот вкус, наверное, надолго будет ассоциироваться у меня с Новой Зеландией, поскольку я сильно пристрастился к данным чипсам и периодически закупался ими в крупных супермаркетах, где они стоили около 1 новозеландского доллара (22 российских рубля) за 150 грамм. Сделав обеденный перерыв на берегу горной реки, я съел аналогичную пачку, купленную мной в данидинском супермаркете.

После этого вернулся на автодорогу, гордо именовавшуюся «Милфордско-саундским хайвеем». Останавливаемость во Фьордленде, как и во всей Новой Зеландии, была отличная. Вскоре остановилась арендованная машина зеленого цвета, коих так много на южном острове Новой Зеландии. Водитель и пассажир, отец и сын, были из города Монс, что во французской части Бельгии – Валлонии.

Новозеландский горный попугай кеа

Новозеландский горный попугай кеа

Вскоре мы поднялись настолько высоко, что рядом с нами лежал снег. Вокруг появились какие-то необычные птицы, не боявшиеся людей. Как оказалось, это новозеландские горные попугаи кеа, названный так из-за его крика «кееееа!» :)

Мы достигли тоннеля под названием Хомер, перед которым стояли и фотографировались туристы. Ждать не пришлось и мы сразу же проехали внутрь. Тоннель внутри был неосвещенным, что придавало ему дополнительный колорит. А выехали мы в великолепном месте – вокруг были горы, украшенные шапками снегов, с которых стекали струйки воды, а кое-где – и водопады.

Новозеландская тайга

Новозеландская тайга

Вскоре мы продолжили путь и добрались до конечной точки маршрута. Возле Милфордского саунда имелась вертолётная площадка, хостел (не то один, не то два). Был причал, куда причаливали дорогие круизные суда. На воду приземлялись гидросамолёты, начинавшие путь от озера в Квинстауне с промежуточной посадкой в Те Анау.

На автостоянке бельгийцы оставили свою машину и пошли искать проживание. Там я расстался с ними и отправился знакомиться с местностью. Данная местность до захвата британцами-оккупантами была заселена маори и именовалась ими Пиопиотахи. А потом уэльский китобой назвал её по имени бухты со своей родины. Это название прижилось до сих пор.

The Chasm, он же ущелье или пропасть

The Chasm, он же ущелье или пропасть

Спустившись со стоянки вниз, к берегу саунда, я увидел несколько птиц непонятной породы. Птицы совершенно меня не боялись и можно было к ним подойти достаточно близко.

Говорят, тут одно из самых влажных мест на земле. Это видно невооруженным глазом – вся верхняя часть гор покрыта туманом и облаками. Да и кругом еще водопады или просто из ледников ручьи стекают. Короче, симпатично весьма.

Поднявшись с берега наверх, обнаружил табличку перед туристической тропой, зовущую в небольшое путешествие вокруг дельты реки Кледдау. Я последовал по дороге в указанном направлении и оказался в небольшом участке новозеландской тайги. Сложно, конечно, это тайгой назвать, но чем-то на наши леса походило – высокие деревья, заросшие мхом и папоротником.

Да, фото, сделанное в конце предыдущего очерка, было сделано жительницей Аляски, проживавшей где-то на пол-пути между Анкориджем и Номом. Я разговорился с ней и с её знакомым, когда они попросили сфотографировать их на фоне этой же горы. Рассказали немного о своём штате, который я с удовольствием бы когда-нибудь посетил.

Туристы наслаждаются посещением достопримечательности

Туристы наслаждаются посещением достопримечательности

Пройдя по туртропе, я вернулся на автодорогу. Кто-то живёт в данной местности здесь днями или даже неделями, но, по-моему, часа-два вполне хватит. Скучно как-то, по горам лазать не тянет – климат прохладный. Да и пейзажи весьма одинаковые.

Вскоре я дошёл до окончания тургородища вокруг местности, где и застопил автодом. Насколько я помню, в таких я еще ни разу не ездил. Было как-то только в казахстанской июльской поездке, когда я переезжал в кабине оного КПП «Убе» – «Михайловка». А тут мне предстояло ехать в салоне, где по правилам безопасности я был пристёгнут ремнём, хотя это и было весьма неудобным. Ехала в этом автодоме пара британцев, весьма интеллигентных и приятных людей.

Набережная озера Вакатипу в Квинстауне

Набережная озера Вакатипу в Квинстауне

Мы поговорили с ними о новозеландцах, они заявили, что народ здесь намного хуже британцев (наверняка, гены каторжников и любителей лёгкой наживы сохранились), к тому же, местный «диалект» английского они не могут воспринимать. Например, британцы сказали, что новозеландцы произносят «йес» как «йиз». Честно говоря, я именно этого не замечал, но порой мне действительно было сложновато общаться с местными жителями.

Англичане (они были именно из английской части ЮК, из селения где-то возле границы с Уэльсом) вскоре пригласили меня осмотреть достопримечательность по пути следования. Справа от дороги была стоянка, куда поставили автодом, а затем, пройдя через джунгли по мостику достигли места.

Памятник В.Г. Рису - крёстному отцу Квинстауна

Памятник В.Г. Рису - "крёстному отцу" Квинстауна

Вода, шедшая массированным потоком с вершин гор, и превратившаяся в реку Кледдау (какое-то немецкое название), за тысячелетия раздробила достаточно большие мягкие камни, лежащие в русле реки и сформировала эдакий The Chasm, как написано на входном плакате. В переводе на русский – что-то вроде бездны или ущелья получается. Пишут, что «силы воды по-прежнему формируют наше наследие».

Посмотреть такое было достаточно интересно и необычно. Вот только вариантов обзора не так много, к сожалению.

Вернувшись на стоянку, мы снова обнаружили попугаев кеа, которых на плакате обзывают «горными клоунами». На нём же настоятельно просят для своей и их безопасности не кормить их. Попугаи эти легко приручаются. Но легко могут и пакостить. Думаю, что на каком-то проценте машин, заехавших на Милфордский саунд, был оставлен отпечаток когтей сего попугая – слишком уж он любит это дело.

Вход в квинстаунский ЦПКиО, по совместительству - монумент погибшим в Первой Мировой войне

Вход в квинстаунский ЦПКиО, по совместительству - монумент погибшим в Первой Мировой войне

Вскоре после осмотра пропасти мы проехали через тоннель и, проехав по лесополосе, покинули национальный парк. Кстати, в Новой Зеландии все национальные парки (коих тут в изобилии) бесплатны и очень доступны для посещения – оборудовано всё для комфортного их осмотра при минимальных затратах – лишь на 3 главных «П» в путешествиях: на питание, проживание и проезд.

В Те Анау я попрощался с британцами, они оставались в городе еще на некоторое время и не знали, где лучше меня высадить. Я надеялся успеть к закрытию библиотеки, но, к сожалению, опоздал. На улице вай-фай уже не работал.

Кстати, при прощании британцы сказали, что я очень хорошо говорю на их языке. Было приятно, к тому же, вспомнилось, сколько раз учителя английского в школе и университете безуспешно пытались обучить английскому языку – но не столько самому языку, сколько предмету – преподаванию английского языка. Да, глаголы там, формы всякие, морфемы, инфинитивы, неправильные глаголы. Всё это запоминается с трудом и даже сейчас я порой ошибаюсь. Но главное всё-таки в изучении языка – словарный запас и практика. И не просто поездка на какие-нибудь «супер-ускоренные курсы английского языка» в Оксфорде или Лондоне, где обычно собирают соотечественников.

Вид с места пробуждения в Квинстауне

Вид с места пробуждения в Квинстауне

Как мне кажется, самый лучший способ выучить любой язык, хоть арабский, хоть английский, хоть сербско-хорватский – поехать в страну, где говорят на нём и пожить в среде местных жителей, стараясь запоминать слова, предложения и их значения. Особенно это интересно (хотя и весьма сложновато на практике), когда вокруг нет носителей других языков.

Например, для изучения арабского языка можно пожить в каком-нибудь саудийском Табуке или Джизане, где по-английски, пожалуй, говорит только несколько людей, да и те – весьма хреновато. И через полгода, наверное, Коран сумеете прочесть в оригинале.

Озеро Вакатипу

Озеро Вакатипу

Я немного отвлёкся. Итак, после библиотеки захотелось чего-нибудь на ужин. Зайдя в супермаркет Fresh Choice (Свежий выбор по-нашему), обнаружил мясную и кулинарную продукцию, срок годности которой вскоре выйдет. Поэтому продаётся она в 2 раза дешевле. Это стало стимулом к их покупке.

New World и Fresh Choice, пожалуй, главные супермаркеты-конкуренты на южном острове. Почти в каждых городах имелся один или два из них. Конкуренция весьма сильная, процесс сравнивания листа для покупок в обоих из них затянется, пожалуй, на час-два. Нельзя сказать, что какой-то из них дешевле. У обоих есть собственные марки, аналогичные метровскому «Aro».И те, и другие постоянно скидки устраивают. Да и скоропортящиеся товары продают. Но всё же я за пребывание на южном острове отдал предпочтение именно NW, как-то с ним мне больше везло.

Вид на Квинстаун из ЦПКиО

Вид на Квинстаун из ЦПКиО

Ночевать в Те Анау представлялось малоперспективным. На берегу озера спать не хотелось, тут было прохладно – горы кругом, да и ветер с водоёма. Палатки не было, да и даже если бы была – не хотелось заморачиваться. Подумав и взвесив все варианты, я пошёл к выезду на трассу, ведущую из Те Анау в сторону всех прочих направлений. Конечно, никакого рейсового транспорта не было в это время, но им я ехать и не планировал. На часах было почти 7 вечера.

По пути к выезду на трассу я обнаружил удивительный симбиоз – прачечную-интернетницу. Каким-нибудь туристам (скоро составящим, пожалуй, большинство населения южного острова – граждан Новой Зеландии здесь лишь миллион на весь остров) очень удобно поставить бельё в стирку, а самим отправиться на их любимый фейсбук, творение Марка Цукерберга, засасывающее почти все страны мира.

Квинстаун, автомобиль ВАЗ-21212 с правым рулём

Квинстаун, автомобиль ВАЗ-21212 с правым рулём

Пожалуй, одна из немногих имеющихся у меня причин уважать социальную сеть «В Контакте» – это избавление от этой кибер-глобализации стран РФ и СНГ. Пусть уж будет, но наше, советское. Так всем иностранцам и говорю – нам фейсбук не нужен, у нас есть свой, российский :)

Вскоре я достиг развилки перед Те Анау, где находилась гостиница, рекламировавшая номера «только сегодня – всего от 80$ (новозеландских, конечно = 1700 руб где-то)». Нет уж, я на такое не куплюсь. Лучше уж под открытым небом.

Машин нет. Есть фермеры, показывающие, что вскоре отвернут. Подъехал знакомый фургон ядовито-зелёного цвета с той же парочкой. Нет, ехать они не собираются, а ищут всего лишь место для ночёвки.

Молодой новозеландский опоссум. Меня не кусал.

Молодой новозеландский опоссум. Меня не кусал.

Я задаю вопрос – могу ли я переночевать в вашей машине? переглянувшись, девушка сообщает, что они сегодня ночью планировали развлечься. Но если уж совсем без вариантов (8 часов, начинает темнеть), то так уж и быть. Желаю им доброй ночи. Пущай развлекаются.

Жду еще. Вскоре останавливается какая-то небольшая машина. На вид – почти как гоночная. На передних сидениях – две девушки. Едут в Инверкагилл (ударение на «а»), столицу Сауслэнда. Туда мне пока не надо. Если соберусь, то и на остров Стюарта съездить надо будет, киви посмотреть. Но до Люмсдена – по пути. Хотя что там ночью делать? Но всё же, пожалуй, лучше, чем здесь.

В Люмсдене расходятся трассы. По пути беседую с девушками и выясняю удивительные для себя вещи – девушка-водитель учится на историка на третьем курсе Инверкагиллского университета и на прошлом занятии обсуждали причины «Кровавого воскресенья» 9 января 1905 года в Российской Империи, вызвавшее революцию 1905 года. Блеснула еще несколькими сведениями, например, знанием о том, где находится Урал (обычно я говорю водителям, что я из «Сиберии», дабы им проще было).

Виноградники Отаго, пгт. Кромвель

Виноградники Отаго, пгт. Кромвель

Я сразу подумал, а что знал я, когда учился на третьем курсе историко-политологического факультета ПГУ о Новой Зеландии? Ни событий, ни дат, ни персоналий. Да и городов-то раньше почти не знал, ну Окленд, Веллингтон, плюс Крайсчёрч – с натяжкой и почти всё. А еще говорят, что вот, иностранцы ничего не знают, а университетские системы у них совсем хреновые, расчитанные лишь на дебилов.

Вскоре я достиг Люмсдена, небольшой деревни на развилке 6 и 94 дорог. По 94 я уже проезжал от селения Гор (пишется, как Gore=Горе :) ) , а вот по трассе 6, идущей от Инверкагилла, мне предстоит (с небольшим заездом на трассу нумер 7) ехать по западной части острова аж до посёлке Хэвлок, от которого всего полсотни километров до Пиктона, места отправления паромов на северный (или Северный?) остров.

Судоходство на озере Хавеа

Судоходство на озере Хавеа

В Люмсдене попрощался с девушками, они высадили у меня у развилки дорог, где возле какого-то домика отходило направление в сторону Квинстауна, до которого еще было так далеко. Рядом с автодорогой (неловко её называть трассой, просто хорошая асфальтированная небольшая дорога) стояли несколько домов, где горел свет. Никаких штор не было и, пока я стоял, от нечего делать наблюдал, как в ближайшем доме хозяин вернулся из кухни и уселся смотреть телевизор с бутылкой прохладного пива «Стейнлагер». Новозеландцам, как и прочим западным людям, чуждо наше обострённо-подозрительное чувство осторожности и они не замечают или не обращают внимания, когда на них смотрят.

На турстенде возле Хаастского ледника неизвестные доброжелатели просят не делать из леса общественный туалет

На турстенде возле Хаастского ледника неизвестные доброжелатели просят не делать из леса общественный туалет

Идти в дом и просить переночевать в стране с западным менталитетом было как-то неудобно. Да и неприятно – туристы тут на каждом шагу, инфраструктура создана. Резонный вопрос возникнет – а чего в гостиницу не идёшь? Нет денег? А чего ж приехал? Сидел бы в своей родной Сиберии и зимовал со своими медведями, водкой и Путьиным-Мьедведьеффым. И что такому товарисчу ответить? В сущности ведь он прав, поспорить сложно.

Вскоре на перекрестке свернула машина с погашенными фарами. Свернула в мою сторону. В соседнее село, наверное? Останавливается. Сидят там двое и смеются. Больные что ли? Наркоманы? Да не, говорят, из Мадрида мы, испанцы. Те самые, с которыми до Тимару доезжал. Удивились моей материализации в этой деревне. С ними я пересёк границу Сауслэнда и Отаго и вскоре мы выехали на широкую автодорогу, идущую по берегам озерам Вакатипу.

Водопад на границе регионов Отаго и Западного побережья

Водопад на границе регионов Отаго и Западного побережья

По берегам него в самых красивых местах (точно не знаю, ночь была, но скорее всего) были расставлены смотровые площадки-»лукауты». И здесь, на трассе вдоль озера, я впервые увидел опоссумов – дохлых и живых. Жили они на берегах озера, периодически перебегая автодорогу. Опоссумы в Новой Зеландии считаются весьма вредными зверями, т.к. уничтожают скот. Убивать их поощряется, вот и правительство страны не заботится о безопасности перемещения зверьков.

Мы проехали мимо аэропорта во Франктоне, являющийся международным аэропортом Квинстауна. Выглядел он еще проще, чем крайсчёрчевский. На развилке свернули влево, в сторону Квинстауна. Проехав несколько километров по аггломерации, проехали через центр города, где молодёжь бекпекерского вида проводила время в ночных клубах с громкой раздражающей музыкой. Вообще, пожалуй, Новая Зеландия стала страной, после пребывания в которой я окончательно осознал, что далёк менталитетом и интересами от бекпекеров, приехавших хорошо потусить-поразвлечься, ну и природу до кучи посмотреть с томиком Лонели Пленет и некоторым количеством денег.

Грунтовая дорога через кустарники

Грунтовая дорога через кустарники

Я попрощался с испанцами в центре. На часах уже полночь, но рядом имелось интернет-кафе. Как раз кстати, ведь в Ванаке, посёлке неподалёку, меня хотели принять. В интернет-кафе – чудеса! – 3 минуты на проверку почты доступны бесплатно. Я проверяю почту и получаю ответ из Ванаки, в котором я замечаю лишь слова «Анфорчунатли» («К сожалению») и «Сорри» («Извини»). Похожие сообщения, кстати, приходили и из Данидина, и из Инверкагилла, куда я не поехал, и из прочих городков. Редко в каких странах приходится видеть настолько необязательных и безответственных людей. Не пишу им негативные комментарии, хотя многие другие пользователи Каучсёрфинга поступают именно так.

Пляж на Западном побережье, где обитают обычно обитают пингвины

Пляж на Западном побережье, где обычно обитают пингвины

Я успеваю отправить сообщение в Хокитику, пользователю Хоспиталити Клуба по имени Кевин о том, что точно приеду на следующий день, хотя до неё мне еще далековато, километров 500.

Итак, Квинстаун. Что делать в нём ночью – непонятно. Нет, всё же понимаю – нужно найти туалет. Но не только из-за потребностей, необходимо набрать питьевую воду, доступную в любом вотерклозете. Здесь она везде чистая, но из озера пить как-то не хочется. Набираю воды в центральном гортуалете, представляющем из себя весьма уютное и чистое сооружение. Унитазы не загрязнены и не зассаны несознательными гражданами, содержимое унитазов вроде как смыто. Ароматов как у нас в аналогичных помещениях – не имеется.

Набрав воды, отнюдь не отдающей на вкус хлоркой, вполне такой а ля какая-нибудь наша бонаква, я иду гулять по центру. Осмотрел набережную с красивым освещением; бесплатный музей, расположенный на катере; памятник «крёстному отцу» Квинстауна и Отаго – Вильяму Гилберту Рису, разбогатевшему на золотодобыче и овцеводстве. Начиная от Квинстауна и к северу отсюда, весь край был охвачен «золотой лихорадкой», как и во многих других частях мира.

Вообще, чем знаменит Квинстаун в настоящее время? Прежде всего, тем, что это местный «центр развлечений». Развит тут так называемый «приключенческий туризм» – наиболее сильно банджи-джампинг (известный у нас больше, как «тарзанка») – по современным новозеландско-бекпекерским «понятиям», одно из пресловутых «маст ду» в НЗ – это прыгнуть с ней в Квинстауне. Не, ну я понимаю еще, прыгают тут у нас со Средней дамбы или с Камского моста – может им и нравится. Но нафига ехать в такую даль, дабы на это деньги тратить (и немалые, кстати)?

Вечернее озеро Каньере вблизи города Хокитика

Вечернее озеро Каньере вблизи города Хокитика

Есть всякие прочие развлекательные»-инги»: горный «скиинг» (лыжи); «джетбоатинг» – что-то вроде «реактивной лодки». Ну всякие там «ривер серфинги» и т.д. Да, и еще, конечно же «скайдайвинг» – не люблю этот термин за излишнее опопсовление этим парашютного спорта – когда в англоязычной аудитории кто-то обсуждает прыжки с парашютом, сразу же вокруг все начинают ворковать «вау!!!», «рилли?!?». Да, кстати, цены на прыжки с парашютом в Новой Зеландии весьма завышены. Пожалуй, стоят примерно, как билет в Австралию.

Итак, в конце концов я подхожу к центральному парку, перед которым находится мемориал памяти жертв войны 1914-18 гг., на которой погибло большое количество граждан Новой Зеландии (которых и тогда немного было, а сейчас всего 4 миллиона на огромном пространстве, по площади равном Филиппинам, где живёт 91 миллион человек!). Прохожу через калитку внутрь и оказываюсь в местном парке культуры. Кроме скамеек и дорожки тут ничего не наблюдается. Иду вдоль озера куда-то в глубину парка, раскладываю спальник и ложусь спать за деревом.

новая зеландия-1

8 Февраль 2010 1 комментарий
Самый южный трамвай

Самый южный трамвай

Напомню о том, как я получал визу Новой Зеландии. Дело было так: имея уже пару отказов кенгурятников, отправился к новозеландцам, ни на что особо не надеясь. Подав документы, снова уехал в Европу. На этот раз уведомил их, что телефон отвечать не будет, т.к. буду за границей. Паспорта оставлять по этой же причине не стал, выделил им копии, никем не заверенные. А из документов – брони гостиниц, маршрутный лист, билеты до Австралии на Эйр Азии и выписку с пластиковой карты. Справку за 100 руб было делать лень, все равно надежды на получение визы было мало. Вот и сделал только выписку. В консульском отделе я заполнил анкету. Сотрудники очень удивились моему незнанию курса новозеландского доллара и, в целом, разговаривали со мной не очень вежливо.

Спортивный уголок в центре Крайсчёрча

Спортивный уголок в центре Крайсчёрча

Когда я был в Гданьске, мне пришло первое сообщение от Ирины, сотрудницы визового отдела Новой Зеландии. Ирина писала на английском, видимо, их заставляет это делать руководство. Написала, что я не вполне удовлетворяю критериям для получения визы потому, что два отказа в австралийской визе имеются. А еще работаю на себя, поэтому нету стимула возвращаться на родину. Но всё-таки они решили смилостивиться и выдать мне визу для «ознакомительной» поездки в Новую Зеландию. Теперь от меня требуется в течение 10 дней подойти в консульство и получить визу в паспорт.

А еще необходимо предоставить подписанное согласие,

Монумент на фоне туристического информационного центра

Монумент на фоне туристического информационного центра

отсканированное, факсом или в оригинале; и предоставить обратные билеты.

Уточнив, что специальной формы не имеется, я попросту написал текст в ворде, отпринтскринил и подписал в Пайнте. Билетов предоставлять не стал, т.к. не было гарантии выдачи визы австралийцами. Представил лишь сохраненное изображение экрана (опять же принтскрин), где выделен мой маршрут из Новой Зеландии в Самоа на сайте Вирджин Блю. И, наконец, мне прислали подтверждение того, что виза будет вручена. Я пришёл в консульство, где её вклеили паспорт (опять же общались не очень доброжелательно). Затем к австралийцам и домой, в Пермь, где я приобрёл все билеты по моему маршруту.

Подготовка к рождественским праздникам

Подготовка к рождественским праздникам

А теперь, собственно, о самой поездке.

В новозеландский аэропорт Крайсчёрч самолёт прилетел точно по расписанию – в 23.59 12 декабря. Непонятно, почему не в полночь и не после? Разве этим что-то экономится?

Пассажиры проследовали к будкам с пограничным контролем. Я выбрал себе ВИП-будку. Новозеландская бабушка в очках, сидящая там, улыбалась и выглядела очень доброй. Да и очередь туда заметно меньше была.

Сразу же я ей показал, куда мне нужно ставить штамп. Мы немного поругались из-за этого и она всё же поставила на

Локомотив Кивирэйл

Локомотив "Кивирэйл"

единственное возможное, по её мнению, место в паспорте штамп о въезде в Новую Зеландию. Называется штамп «Limited Purprose Permit», пункт пропуска не указывается. О возможности выдачи этого самого пермита написано в моей визе. После постановки штампа она решила на всякий случай уточнить, куда я еду после Новой Зеландии. Сказал, что в Самоа, билеты показал. Ей этого хватило.

Но этим всё не ограничилось, в заполненной мной миграционке я указал, что запрещенного ничего не имеется. Они требуют декларировать даже пищевые продукты, коих у меня тоже не имелось. Посмотрев на миграционку, таможенник спросил, имею ли при себе палатку. Сказал, что нет.

Диана из Тимару изображает вежливую европейскую улыбку

Диана из Тимару изображает вежливую европейскую улыбку

Спальный мешок был, спросил его, это нормально? Говорит, да. Отправили меня всё-таки на подробный досмотр. Интересно, что служба в Новой Зеландии одна – и таможней, и пограничным контролем заведует. Поэтому таможенный досмотр моей сумки делала та самая бабушка, что мне печать ставила.

Она параллельно расспрашивала меня по нескольку раз, не наркокурьер ли я и досматривала мои вещи. К этому времени на часах было уже 2 ночи. В результате, ничего не нашла, разумеется. Я не спеша собрал рюкзак. Торопиться мне было некуда, в отличии от сотрудников. Меня ждало всё управление их таможни, дабы закрыть отдел. По пути в зал прилёта обнаружил несколько буклетов о Крайсчёрче.

Берег моря в Тимару

Берег моря в Тимару

Захватил несколько понравившихся. Попрощался с уставшей таможенницей.

В зале прилёта (который был и залом вылета, похоже) спали какие-то юноши и девушки от 15 до 30 лет с большими рюкзаками. Таких обычно именуют бекпекерами. Спали они кучками по несколько человек. Кое-кто занял хорошие места – на паре имеющихся скамеек без ручек.

Имелось еще и огромная справочная служба, не закрытая на ночь. Точнее, никого там не было, но кругом стояли всевозможные буклеты, путеводители, карты по регионам и по стране. Имелся и главный путеводитель о Новой Зеландии, включавший в себя подробные карты и описания различных частей страны. На нём даже написано было небольшими буквами, что он бесплатен. Конечно,

В центре Тимару

В центре Тимару

не Лонели Плэнет, но зато просто так всем раздают.

Я вышел на улицу из аэропорта. Кругом тишина. Ни машин, ни автобусов, ни такси. Зашёл назад. Взял себе буклетов. Постарался найти самые нужные по тем городам, куда собираюсь. Разумеется, много лишнего хлама взял. Жаль, у них там макулатуру не принимают. Можно бы было на турбуклетах много заработать.

На улицах мусора не видно. Прибираются тут. Или просто не мусорят. Подбираю себе место для сна. Нашёл хороший закуток, вот только свет там ночью горит. Сюда еще бекпекеры не добрались. Раскладываю спальник и пытаюсь заснуть.

Птица киви из данидинского краеведческого музея

Птица киви из данидинского краеведческого музея

В 8 утра просыпаюсь и выхожу вновь на улицу. Вдали видны какие-то холмы. Это что ли пропиаренные Южные Альпы? Машин по прежнему не так уж и много. Ладно, надо делать что-то, а то дней мало, а смотреть страну надо.

Изучив расписание автобусного маршрута, идущего от аэропорта до центра, узнаю, что проходит он по одной длинной улице, идущей от аэропорта. Стоимость проезда – 7.5 долларов НЗД. 160 рублей где-то наших. Не, не пойдёт. Дороговато. Да и менять деньги еще не время. В аэропортовских обменниках комиссия, как правило, всегда выше, чем в обычных.

Решил прогуляться пешком, заодно и акклиматизироваться немного. Следующая остановка от аэропорта оказалась Международным Антарктическим центром. Что-то мне подсказывало, что вход внутрь был не бесплатным, а нзд у меня пока не имелось. Хотя место, наверное, интересное, в следующий раз неплохо бы посетить. Тут ведь и Антарктида неподалёку. Не зря Новая Зеландия претендует на

Дорога из Данидина в Порт-Челмерз

Дорога из Данидина в Порт-Челмерз

ликвидацию её нейтрального статуса и на кусочек ледников.

Перешёл автодорогу нумер 1, которая идёт с севера страны на юг через оба острова, и оказался на небольшой улице, ведущей к центру, если карта не врёт. Пошёл по этой улице дальше. Вокруг берёзки, типичный русский пейзаж, прям как на родине. А до неё несколько десятков тысяч километров отсюда.

На одной из остановок валяются разбитые стёкла от павильона. Видимо, молодёжь поразвлекалась. Вот и «тихая-спокойная Новая Зеландия». Решил проехать по стандартной схеме на городском автобусе. Снова белорусские рубли, которые водитель не принял, и опять я в центре города. Вижу

Вид на полуостров Отаго через залив

Вид на полуостров Отаго через залив

трамвайную линию. Похоже, Крайстёрч – самый южный город, в котором имеются трамваи. А самый северный какой? Неужели Хельсинки?

На центральной площади стоит собор. Из него постоянно играет какая-то музыка. Народу на улице мало, всё-таки утро воскресенья.

Рядом с собором, разумеется, туристический информационный центр и прочие вспомогательные здания. Например, бесплатный двухэтажный туалет. Или небольшой живой уголок, где на дверях рекламируется возможность посмотреть именно здесь на живую птицу киви. Конечно, как оказывается после входа, возможность не есть бесплатная.

Тайваньский китаец на причале

Тайваньский китаец на причале

Стоит развлечение осмотреть кивю всего лишь каких-то жалких 60 долларов НЗД. Мелочь, ага.

В незнакомой, новой для себя стране, всегда сложно поменять валюту. Иногда обменники обманывают, иногда курсы занижают, комиссию высокую ставят. Да и обсчитывают порой. Поэтому, как и в Индии, сразу же спросил у китайцев, заведовавших разными обменными пунктами, сколько я получу в обмен на 120 долларов США, и какая у них имеется комиссия при обмене денежных знаков. Два китайца-обменщика клятвенно заверили меня, что у них один из лучших курсов во всей Новой Зеландии, а комиссия – она есть везде. Как оказалось, на соседней улице комиссии-таки

Соседние дома

Соседние дома

не было и мои доллары США были преобразованы в 160 долларов и 20 центов Новой Зеландии. По гуглевскому курсу – 163 доллара, то бишь не так сильно и заработали на мне.

Ну вот и Крайсчёрч, куда так давно хотелось попасть. Но особенного тут ничего не было. Стоит себе собор с музыкой, вокруг улицы, по которым ходят китайцы, туристы и местные жители. Местных жителей на достаточно большом южном острове всего лишь миллион человек. Остальные – приезжие.

Местный житель из Каучсёрфинга встретить вечером не смог. Останавливаться с самого начала в городе как-то не хотелось. Ведь это вроде как Новая Зеландия, страна с распиаренной природой. Поэтому и начать решил с

Залив на фоне куста

Залив на фоне куста

«кантрисайда». Заранее договорился на вечер этого дня с Дианой, швейцаркой из Тимару, небольшого города в южном Кентербери. Кентербери – это область, центром которой и был Крайсчёрч. Кстати, многие названия перенесены в Новую Зеландию из метрополии – Великобритании. Крайсчерч, в переводе «церковь Христа», как мне рассказали позже, был основан переселенцами-англиканами. Это был, пожалуй, единственный город в Новой Зеландии, возникший на религиозной почве. А вот южнее, куда я ехал, уже достаточно много католиков было.

Итак, прогулялся я по Крайсчёрчу и пошёл к выезду на трассу. Страшновато было стопом ехать, ведь в Австралии с

Дом, отремонтированный китайцем

Дом, отремонтированный китайцем

этим как-то не очень легко было. По пути осмотрел всякие предрождественские вывески. Заметил, что бесплатного вайфая здесь нигде не было, даже в Макдональдсах. Магазины показались достаточно дорогими. Это, разумеется, оттого, что я только прибыл и не знал, где можно найти чего-нибудь подешевле.

Итак, мимо автовокзала прошёл по какой-то улице, затем по берегу чистой речки дошёл до парка культуры. Тут местные жители играли в регби, достаточно популярную игру здесь.

Вскоре перешёл мост через железную дорогу. Как раз под мостом проходил поезд. Железная дорога, судя по надписи на локомотиве, именовалась вполне предсказуемо – «Кивирэйл». Проходящий состав был грузовым, вагонов штук 10.

Вокзал железнодорожной станции Данидин

Вокзал железнодорожной станции Данидин

До выезда из города доехал опять же по белорусским рублям. Тут и начал стопить. Останавливаемость показалась достаточно хорошей. Вскоре уже ехал по кантрисайду. Ничего особенного. Самые обычные холмы, на которых мирно паслись овцы. Вот только мусора не было, да и овцы не такие грязные, как у нас, например. И откормленные.

Первым водителем оказался приверженец бахайской религии. Той самой, у которой храм находится в Хайфе, где я уже был в начале путешествия. Я заинтересовался – что его привело в стан приверженцев данной веры. Мужик вроде нормальным казался. Говорит, когда-то не верил ни во что. Но приехал как-то к ним, в

Внутри здания вокзала

Внутри здания вокзала

Крайсчёрч, Далай-лама. Приезжает из своей деревни на ламу посмотреть, а там чего-то сорвалось, и в результате, встреча-таки не получилась. Тогда открыл этот водитель какую-то газету, дабы узнать, чем заняться вечером. Видит, а там объявление о собрании этих самых бахаев. Ну он взял и пошёл. Понравилось. Теперь и ходит к ним регулярно. И путешествует часто. Ездит в том числе и в Хайфу, разумеется, где у бахаев центр.

Всех водителей я спрашивал про железную дорогу – почему она так непопулярна в народе? Рельсы проходили вдоль автомобильной трассы, но мимо не прошло ни одного поезда. Вообще, я ни разу не увидел пассажирского поезда за всё время путешествия по южному острову. Водители говорят, что исторически так сложилось -

В центре Данидина

В центре Данидина

железная дорога была только для обслуживания всяких объектов производства, перевозки грузов. А у всех имелся свой персональный транспорт. Выглядит логично, ведь освоение Новой Зеландии началось в конце 19-начале 20 века, когда уже были популярны автомобили.

А вскоре застопился автомобиль с туристами. Я с самого начала заметил обилие в Новой Зеландии автодомов и обычных автомобилей с символикой агенств проката. Ведь достопримечательности расположены весьма далеко друг от друга и для многих, кто любит водить машину, это весьма удобно.

Туристы были из Испании. Возраста примерно моего.

Южные Альпы

Южные Альпы

Автомобиль вела девушка, неплохо говорившая по-английски и курившая наркотические вещества. Её товарищ данным языком не владел. Рассказала, что они из Мадрида, приехали сюда на неделю. Решили провести время на южном острове, взяли машину напрокат в Крайсчёрче и поехали на юг. Куда ехать – не знают. Довезли меня до нужного места в Тимару, откуда я дошёл до дома Дианы.

Диане было около 60 лет, жила она с мужем, которого дома не было. Она много улыбалась и под мышкой носила разноцветную наколку с бабочкой. Модно тут у них это, видимо. Имела аж 3 гражданства – швейцарское, нидерландское и новозеландское. Муж был из ЮАР (вроде

Дети из Ривердейла

Дети из Риверсдейла

белый), а значит могла и еще один паспорт легально получить. Показала свои фотографии, где она путешествовала по Австралии. Накормила лёгким обедом, без мяса. Несколько банок пива выпили. Город посмотрели. Было тут довольно скучновато. На улицах уже чувствовался холодный ветер, дующий сюда из Антарктиды.

Показала еще свою коллекцию древних камней, которые она спёрла из египетских пустынь, куда еще не добрались археологи. Разумеется, вывезла нелегально, не через таможню, а почтовым переводом куда-то.

Рассказала о своём опыте в Каучсёрфинге. Сказала, что попадались плохие гости. Одна девушка, например, без денег совсем путешествовала. Я ей рассказал про свои «експериенсы», об Эстонии и почему у меня оттуда нейтральные отзывы. Знал бы я, что она вскоре мне зафигачит негативный отзыв, лучше бы ушёл куда-нибудь в другое место ночевать. Но ничего об этом не говорило, она всё улыбалась и шутила.

Микроавтобус, на котором я достиг Те Анау

Микроавтобус, на котором я достиг Те Анау

Рассказала о том, как лучше путешествовать. Есть автобусные компании, у которых можно купить билет от 1 доллара. В следующий раз буду на них ездить. Про библиотеки сказала – в Новой Зеландии везде доступ в Интернет платный, даже в домах обычно нету безлимитного доступа. Кроме большинства библиотек, в них ограничений не имеется. Ну и в некоторых музеях ещё, как мне потом рассказали.

Итак, на следующее утро я поехал на юг, в Данидин, а Диана вывезла меня за город. Я оказался под сильным дождём на трассе. Вскоре застопилась машина, в которой ехала темнокожая семья. Спрашиваю их, неужели вы маори?

Внутри автобуса находится печь

Внутри автобуса находится печь

Говорят, ага, почти все маори. Кроме отца семейства, он был самоанец. И флаг внутри машины висел самоанский. Рассказал ему, что скоро в Самоа еду, он обрадовался.

Итак, ехали мы по кантрисайду, вокруг местность становилась всё холмистее и лесистее. Овец всё больше было. Были и не только овцы, но и коровы. И даже ламы. Их тут называют «ред дир» – красный олень.

Какая-то водительница обиделась тому, что мы обогнали её. Показала средний палец, нажала на газ, и уехала вперёд нас. Видимо, из-за того, что кое-кому в Новой Зеландии не нравятся маори. Многие не признают англичан оккупантами страны. Ведь коренные жители, маори, по сути, ущемляются

Утро в Те Анау

Утро в Те Анау

везде и всюду. Язык, хотя он и государственный, почти нигде не используется на практике. Даже вывески обычно дублируются на маори, но это из-за того, что власти заставляют.

Итак, мы пересекли границу Кентербери и региона Отаго, столицей которого и являлся Данидин, ударение на втором слоге (местные произносят его как Данидн). У нас он обычно называется Дунедином или Данедином :)

Я сразу же обратил внимание на многочисленные корпусы университета Отаго, базировавшегося здесь. Похоже, Данидин – типичный студенческий городок, коих много в мире. Кстати, раньше здесь ходил троллейбус и город был

За озером Те Анау находятся горы

За озером Те Анау находятся горы

самым южным городом, где они ходили. Самый северный, кстати, Мурманск. Теперь же самый южный город сменился, хотя и в рамках одной страны.

По пути между Тимару и Данидином я заметил объявления о пингвинах. Например, в местечке Оамару было несколько мест, где зверушки, похоже, что демонстрировались предприимчивыми лицами за деньги. К сожалению, я не знал, что на полуострове Отаго, располагавшемся рядом с Данидином, можно было лицезреть пингвинов и моржей совершенно бесплатно.

Я посетил университет Отаго, где сисадмин любезно разрешил воспользоваться университетским компьютером.

Чистая горная река во Фьордлэнде

Чистая горная река во Фьордлэнде

Компьютеров тут не меньше сотни, их тут все равно почти никто не использует. Рядом с университетской библиотекой, где я потратил час с гаком, пытаясь закачать фотографии, находился музей. Стоимость входа – 5 долларов. Я решил сэкономить.

Зато у входа в музей стояло огромное чучело птицы-киви. У лап птицы было отверстие для приёма «пожертвований». На каждое пожертвование птица-киви говорила человечьим женским голосом: «Большое спасибо. Ваше пожертвование очень важно для нас!».

Прошёлся по городу. Был уже вечер и я поехал к тайваньскому китайцу, пригласившему меня в гости. Жил он километрах в 10 от Данидина. Написал ему смску, он прислал точный адрес. Я нашёл на Гугль-мапсе и

Горы во Фьордлэнде

Горы во Фьордлэнде

отправился искать. Спросил у какого-то мимо проходящего юноши дорогу в Порт-Челмерс, где жил китаец. Оказалось, юноша сам ехал туда же. Застопил нам машину. Он, кстати, стопил кулаком с пальцем, по-европейски. Я предпочитал стопить по-нашему – с открытой ладонью.

Как оказалось, он еще и китайца этого знал. Проводил меня до его дома, пожелал удачи. Китаец встретил хорошо. Как я уже знал, он был вегетарианцем. Но угостил не соевой дрянью, а совокупностью каких-то травок, в общем-то, довольно вкусных. Даже блевать не тянуло, как обычно в таких случаях бывает. Он этот свой дом купил очень дешёво, а потом восстановил. Получилось достаточно хорошо.

Пейзаж из национального парка

Пейзаж из национального парка

Китаец показал окрестности. Жил он в живописном месте, на берегу залива Отаго. Где-то наверху холма шла железная дорога, проехать по которой так и не получилось. Вокруг жили эмигранты и новозеландцы (тоже, в общем-то, эмигранты). Мы увидели старый фургон, где сидела какая-то пара странных молодых людей. Юноша, как оказалось, был малайцем индийского происхождения, а девушка – немкой из Лейпцига. У неё был пирсинг на разных частях лица, в ушах воткнуты предметы, напоминающие карандаши, а волосы слеплены в дреды. Видимо, это так модно. Они жили тут 3 года и пока подавали на гражданство, путешествовали по стране. Китаец попытался затеять с ними разговор и пригласить в свой дом, но им было не до нас.

Гора на берегу Милфорд Саунда

Гора на берегу Милфорд Саунда

Мы выпили китайского чая, побеседовали о жизни и дешёвых авиаперелётах. Но общих интересов у нас с ним, похоже, что не было. Он выделил мне большую «королевскую» кровать, а сам лёг на маленьком диване. Вежливый попался китаец. Ночью было достаточно холодно, он и грелку мне даже подготовил.

Наутро попрощались с китайцем и поехал я назад, в Данидин. Фургона уже не было у дома. Видимо, и они куда-то уехали.

В Данидине китаец порекомендовал осмотреть железнодорожный вокзал. Туда и пошёл в первую очередь. Вокзал оказался действительно красивым, не уступающим

Залив Милфорд Саунд

Залив Милфорд Саунд

лондонским и бомбейским. Вот только не очень большой по размеру.

Теперь пришла пора знакомиться с продовольственными магазинами. В центре Данидина обнаружился супермаркет New World, как оказалось, один из дешевейших в Новой Зеландии. В нём я закупился едой на несколько дней, так как планировал ехать в достаточно отдаленные места.

В конце концов пошёл к выезду через центр, навстречу каким-то группам «бекпекеров», имевшихся здесь в большом количестве. Трасса перешла в автомагистраль. Как оказалось, за ходьбу по ней могут оштрафовать. Однако, полицейская, остановившаяся возле меня, проявила заботу и довезла меня

Птица

Птица

до окончания «моторвея». С несколькими пересадками я проехал до города Бальклута, где находилась развилка – одна из дорог уходила на берег моря. Основная же трасса шла напрямик, в сторону Инверкагилла. Я выбрал её.

Следующим посёлком по пути на юг оказался Клинтон. Между ним и посёлком Гор, находящемся уже в Сауслэнде, участок автодороги №1 именовался «президентским хайвеем». Причина понятна – Клинтон был президентом, а Гор – вице-президентом США.

Водители обычно интересовались у меня о далёкой России, какие там температуры, про моё отношение к действующей власти; правда ли, что пьют ли у нас водку в большом количестве. Ну и т.д.

Автор рассказа во Фьордленде

Автор рассказа во Фьордленде

После Гора я свернул с основной автодороги. Трафик почти прекратился и на местных автомашинах я добрался до города Риверсдейла. Пройдя через него за несколько минут, я достиг выезда, где играли местные дети. Юная полноватая девочка, не испугавшись, подошла ко мне и начала долго рассказывать о своей жизни в этой деревне; о том, как она ненавидит своих глупых братьев и сестёр; и о том, как хочет, чтобы побыстрее наступило Рождество и она уехала куда-нибудь из этой дыры. Две её сестры в это время пытались залезть на сосну, стоявшую неподалёку, нещадно ломая ветки.

Через час их позвали домой. За это время никто не остановился, машины, как правило, разгонялись. И вскоре я увидел разрисованный фургон ядовито-зелёного цвета. Тот самый фургон, который я видел в Порт-Челмерсе. Дверь там была лишь одна – возле водителя и пришлось залезать через неё. Ехали они, как оказалось, тоже в Те-Анау, дабы насладиться красотой природы Фьордлэнда. Мы поехали в сторону заходящего солнца и вскоре достигли ночного Те Анау. Нашли неподалёку место для ночёвки и там разместились до утра.

австралия

27 Декабрь 2009 Нет комментариев
Супермен у пертского железнодорожного вокзала

Супермен у пертского железнодорожного вокзала

Ну вот и Австралия, о которой, в основном, пишут те, у кого выделен большой бюджет на путешествия. Или те, кто учиться-работать сюда приезжает. У меня же не совсем стандартная ситуация. Как я уже писал, виза в Австралию далась мне не сразу. Первый отказ я получил из-за того, что консульские работники прозванивали мой сотовый телефон, выключенный, пока я просыпал в Финляндии свой рейс из Тампере в Ригу.

Второй отказ получил по двум причинам – формальный: потому, что перед этим подавал на турвизу, но не получил её; фактический: путешествовал по «плохим» странам а ля Йемен и т.д. Хорошо, хоть Ирак не заметили. Спросили, почему к арабам езжу?

Остановка жёлтого кота в Перте

Остановка жёлтого "кота" в Перте

Говорю, что путешественник, посмотреть разные страны хочу. Эти особенно красивые, нравятся. А почему, спрашивают, в Австралию? Говорю, что дешёвыми билетами занимаюсь. Вот и прикупил за 3500 рублей билетиков до Австралии и назад. Думаю, съезжу вот зимой. О, говорят консульские работники. Извините. Но не съездите. Этой зимой езжайте куда-нибудь еще, но не в Австралию. И написали аргументированный отказ – не подал документов, доказывающих, что еду в Вануату, которую я написал наугад целью поездки в анкете на транзитку, узнав об отказе в турвзие. Новозеландской-то визы пока не было в наличии.

Но я-таки умудрился получить новозеландскую и вернулся к кенгурятникам, заблаговременно подготовившись к реваншу. У меня был «тревел лист», купленные билеты до Австралии, да и я вообще много что мог рассказать. Что я, собственно, и сделал, и визу, в результате, получил. Вот и оказался теперь летящим в самолёте до Перта.

Возле реки

Возле реки

Приземляться, разумеется, было не страшно. Побаивался я паспортного контроля, которым так часто любят запугивать. Но всё-таки прилетаю я не в центральный аэропорт типа Мельбурна. Да и утро еще, может не так всё плохо? Может им не до меня будет?

К самолёту сразу же подводят телетрап, я оглядываю прощальным взором самолёт малайзийского лоукоста и его стюардесс. Морально готовлюсь перенестись из гостеприимного Востока, где каждый белый мистер уважаем местными, в суровый Запад, где ценится двуличность и всем наплевать на любого встречного.

На берегу реки

На берегу реки

Итак, по телетрапу все дружно идут к паспортному контролю. По пути прихватываю путеводитель по Перту из специальной подставки. Может, пригодится? А вот уже и будки с пограничницами.

Одна – с суровым неулыбающимся лицом; вторая, в противоположность ей, улыбается и шутит. Надеюсь, что попадётся всё же вторая. Хотя, разумеется, всё это лишь видимость, скорее всего. Таки-попалась нужная пограничница. Морально готовлюсь к возвращению в Куалу на ближайшем рейсе Эйр Азии.

Корабль австралийский

Корабль австралийский

- Здравствуйте! О, да Вы-таки из России? Мерзкая там у вас погодка, наверное. А на сколько дней к нам пожаловали?

- Увы, 3 дня всего. Виза небольшая :(

- А потом куда? Уже домой? Всего 3 дня на Австралию? Так мало?! (не замечая страницу с визой, просто листая паспорт)

- Да не. Думаю вот в Новую Зеландию сгонять. Это недалеко от вас. Вот там и проведу декабрь.

- Аааа, ну добро пожаловать в Австралию! (моментально поставленный штамп «Перт иммигрэйшн» под мой возглас

Церковь

Церковь

«Ноу!» – пограничница изгадила им одну из двух оставшихся чистых страниц).

Таможня угрозы не представляет. Посмотрели на паспорт и проверять не стали.

Ну и что теперь? Оказался я в полупустом зале прилётов международного терминала пертского аэропорта. Стоит рядом киоск для бесплатного Интернета. Вспомнилось, как в марракешском «кибер-парке» молодёжь дружно качала марокканскую народную музыку с утра и до ночи, не давая возможность прочим проверить почту. Как только я подошёл к одному из компьютеру, он сразу же освободился. Местные пытаются быть вежливыми, это у них в крови. И, как и европейцы, стараются не глядеть собеседнику в глаза. Порой это бесит.

Никаких назойливых таксистов не было. Все они спокойно ждали,

Пертская ёлка

Пертская ёлка

когда приезжие сами к ним подойдут. Выбора, в общем-то, не было. Был какой-то шатл, пришедший позже, но стоивший, похоже, немало денег. Похоже, дешевейший вариант добраться до города на общественном транспорте – через домашний терминал, куда регулярно ходит бесплатный автобус от международного. Я об этом не знал, да и лень было извращаться со всякими пересадками.

Звоню Алексею, с которым мы заранее договорились повстречаться в городе. Решаем организовать нашу встречу в 12 часов в какой-то пешеходной зоне у железнодорожного вокзала. Место предлагаю я, потому, что мне кажется, что ж/д вокзал обязательно должен быть в центре, да и я точно

Панорама Перта со смотровой площадки

Панорама Перта со смотровой площадки

туда попаду, ведь поезда меня всегда интересовали.

Звоню, разумеется, не со своего телефона. Попросил об этом работника парковки. По виду – индус. У тех еще должно остаться что-то вроде уважения к белым мистерам. Спрашиваю у него направление в город, он показывает куда-то вдаль. И снова это левостороннее движение, наследие британского колониализма. Хотя – какого колониализма? Формально, Австралия, как и Новая Зеландия с Канадой, до сих пор управляются Великобританией.

Уже привыкшей левой рукой стоплю машины. Никто почему-то не останавливается. Опять эта дебильная привычка водителей улыбаться в ответ, сигналить или махать

Морской пляж

Морской пляж

рукой с добродушным выражением лица! Представляю работу их мыслей: ой, какой молодец, автостопом ездит! и я так лет 30 назад бы прокатился! правильно, так и надо, это ведь экологично! помашу ему, пусть не унывает! Блин, так и хочется взять большой камушек и отправить им в заднее стекло. Неужели они не понимают, что я жажду не поощрения своей деятельности, а пытаюсь уехать в столицу Западной Австралии? Дикари, блин.

Внезапно остановилась машина с каким-то нататуированным жителем. Говорит, что едет куда-то, но не в Перт. Отказываюсь, а то высадит где-нибудь на автобане, кто там знает, что у них за дороги. Застряну до вечера и конец. Пара

Бесплатные установки для приготовления барбекью на берегу океана

Бесплатные установки для приготовления барбекью на берегу океана

таксистов останавливается. Думают, что я какой-то буржуй, случайно вышедший из аэропорта. Бесплатно везти не хотят. Немного необычно, что все говорят на хорошем английском.

А вот и еще один таксист. Этот всё-таки решает подвезти поближе, где я смогу уехать. О, уже лучше. Немного недоверчиво сажусь к нему машину, не обманул ли там и не насчитал бы по счётчику. Узнав, что я русский, говорит без акцента (удивительно даже): «Как дела, товарищ?». Отвечаю фразой, которую ждут все подобные иностранцы: «Хорошо». Разговариваем на английском, вдруг я всё-таки спрашиваю его, нэйтив ли он австралиан? Говорит, нет, с Македонии я, 30 лет назад приехал. Я чуть не подпрыгнул на месте от удивления и моментально перешёл на югославскую

Алексей из Перта

Алексей из Перта

славяницу (то бишь на язык, который я представалял как понятный для жителей бывшей Югославии, составленный из русских, сербско-хорватских, македонских и словенских слов, почерпнутых мной из поездки по Югославии. Ну и немного польско-украинских слов использовал, если собеседник не совсем понимал меня).

Говорит, что македонцев тут много, а он из Эгейской Македонии, то бишь из оккупированной греками части, из той самой, где по-македонски говорить не дают, а македонцев считают людьми второго сорта. В Австралии ему хорошо, домой не хочется. Жил он раньше где-то возле Салоников (по-македонски город называется Солун, это я знал). К сербам он, кстати, относился тоже весьма прохладно. Наверное, и к нам тоже. Хотя…

То ли из-за того, что я русский братушка, то ли просто из чувства сострадания он высадил на одной из остановок, внешне напоминавшей городскую автобусную. Но тут, похоже, пригородные

Представитель пертской фауны

Представитель пертской фауны

автобусы останавливаются. Ведь я еще в пригороде. Водитель подтвердил. До города еще далеко, говорит. Стопь дальше в Перт, а мне сворачивать надо.

Нет, всё же ходит здесь именно городской автобус. Отлично! Фокус с совденьгами а ля вестерн стайл прокатил успешно. «К сожалению, у меня только российские рубли. Нужно их поменять. Здесь негде. Надо в банк. Банк в центре. Вы ведь туда едете?». Водитель, покачав головой, признаёт мою правоту и пускает в салон. Автобусы, как и в Индии, левосторонние. Но новые.

Вскоре начинается город. Ну наконец-то.

Солнечные часы на берегу океана

Солнечные часы на берегу океана

Пока едем, читаю путеводитель. Ага, по городу курсируют «коты» («Cat», производное от «Caterpilar»), бесплатные автобусы, идущие через весь центр. Да это ж прям коммунизм какой-то! Вот и отлично, их-то мы и будем использовать в Перте :)

Выхожу на конечной своего автобуса. Рядом находится Макдональдс. Посещаю его, дабы проверить почту через вайфай, который здесь, к счастью, оказывается. На стенах висят рекламные плакаты местного гамбургера «Могучий Ангус». Вспоминаю, что в самой популярной австралийской рок-группе AC/DC имеется такой популярный гитарист – Ангус Янг. Вот, видимо, в честь него и назвали продукт.

Закат на пристани

Закат на пристани

Напротив Макдональдса церковь, по виду протестантская. Рядом пешеходная улица, именующася Hay street (Хай стрит, по-нашему. Хорошо, хоть не догадались Gay street назвать). По ней я и отправился изучать Перт. Сразу же приметил вокзал, дабы потом сюда еще вернуться. Возле него стояли юноши в костюме суперменов и раздавали какие-то рекламные материалы. Прям как в США, наверное.

Нагулявшись, решил попробовать покататаься на «котах». Их тут три маршрута – красный, синий и жёлтый. Заодно поехал знакомиться с местными консульствами, коих тут было в достатке. Первым делом – в консульство КНР. Нашёл их не сразу, находились на краю центра. Визу в день обращения

Летающий тигр с кодом ТТ

Летающий тигр с кодом ТТ

выдать они не могли. Стоила виза 50 австралийских долларов. Требовали доплату за срочность, если на следующей день виза требовалась. Нет, это мне не подходит.

Теперь японское консульство. Они в центре, в одном высоком офисном здании. Посещаю его. Японцы сожалеют, но отправляют меня на родину. Только там я могу получить туристическую визу в их страну. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Обмен денег – сложное занятие. В банках хотят комиссию от 4 до 8 долларов (при том, что я поменять хочу всего 10 долларов США). Кстати, пока я иду по улице Хай,

Зис ис зе центр оф Мэлбурн-сити

Зис ис зе центр оф Мэлбурн-сити

проходящая мимо девушка, похоже, успела возмутиться тем, что юноша, идущий ей навстречу, посмотрел на неё как-то не так. Она закричала что-то злобное и брызнула в его сторону из какого-то баллончика. Точно, дикари.

Вскоре встречаемся с Алексеем. Он рассказывает про город и о том, где можно провести время. Я узнаю, что рядом есть дешевый супермаркет. Договариваемся встретиться через несколько часов, когда Алексей окончательно освободится. До этого времени успеваю поменять деньги без комиссии, закупиться едой и пообедать на берегу речки Сван (Лебединой, по-нашему). Перт, кстати, находится отнюдь не на берегу океана, там город Фримантл, куда еще ехать и

Энд зис ис зе центр туу

Энд зис ис зе центр туу

ехать.

Через несколько часов опять встречаемся возле новогодней ёлки, поставленной недалеко от вокзала. У местных жителей – непонятно откуда взявшаяся мода на оленьи рога. Их крепят и к головам, и к автомобилям. Это только в Австралии я такое видел. Видимо, очень нравится им санта-клаусий красноносый олень Рудольф и они к Кристмасу таким образом готовятся.

Мы едем кататься по городу и его окрестностям. Посещаем смотровую площадку, едем на берег океана, где стоят бесплатные газовые горелки для приготовления барбекю.

На площади Федерации

На площади Федерации

Точно, коммунизм :)

После этого осматриваем живописные места возле моря, проезжаем мимо здания местной тюрьмы, которую даже не запрещают фотографировать. Мест интересных много. Меня удивляет, что австралийцы чрезмерно озабочены сохранением своей фауны. Настолько, что обязывают водителей пропускать черепах и утиные стайки через дорогу. И ведь пропускают, а то тут штрафуют и сильно.

В конце дня едем в аэропорт. На этот раз – в домашний терминал. Отсюда я еще в конце августаа приобрёл билет за сто австралийских долларов с небольшим гаком до Мельбурна. Он примерно настолько же удалён от Перта, как

Государственная библиотека штата Виктория

Государственная библиотека штата Виктория

и Куала-Лумпур, из которого я прилетел сюда. До ближайшего города, Аделаиды, отсюда трое суток пути на автомашине. Можно и поездом, конечно, но время визы ограничено.

С австралийскими лоукостами я знаком до августа не был, так как попросту не верил в возможность получения визы. Но получив, сразу же приступил к поиску и выбору. Пал он на Тигриные авиалинии, точнее, на их австралийское подразделение. Они же известны еще как Тайгер Эйрвэйс, а код их удобен и прост – ТТ.

Мельбурнская трамвайная сеть - крупнейшая в мире!

Мельбурнская трамвайная сеть - крупнейшая в мире!

Обманул неприятных работниц аэропорта на регистрации. Они намеревались взвешать мой рюкзак. Взвешали, и что ж? Всего 8 килограмм при номинале 7. Естественно, 4 килограмма в это время лежали на какой-то лавке. Тут не принято брать чужое. Довольно спрашивают – будем за килограмм доплачивать? Говорю, звиняйте, но у меня в рюкзаке одежда. Выкладываю куртку и привожу ручную кладь в соответствие с нормой провоза. Сотрудницы молча привешивают бирку и желают счастливого пути.

САБ удивляется между собой: а эту сумку как пропустили? она же всяко тяжелее нормы? нет, говорит одна, смотри, у

Панорама центра Мельбурна

Панорама центра Мельбурна

него же бирка висит. значит, надо так. Специальный полицейский спросил у меня, чем я занимаюсь и не провожу ли оружие-наркотики. Сказал, что до такого пока не дошёл еще.

В зале вылетов был снова бесплаатный интернет. Им я и воспользовался до вылета. Написал письмо Джорджу, австралийцу, ожидавшему меня в Мельбурне. Встретить он меня не собирался. Говорил, что ехать надо и достаточно далеко. Сначала предложил добраться на специальном автобусе за 16 долларов до центра Мельбурна, а затем на электричке. Ладно, долечу до Мельбурна – чего-нибудь придумаю. Ничего, и не из таких мест бесплатно уезжал.

С небольшим опозданием началась посадка. Вскоре сажусь в самолёт, достаточно старый и неудобный Боинг-737. Но ничего, я и в АН-2 летал. Но не всю ночь, конечно, как сейчас. Заранее приготовил спальник и подушку, но лечь не получилось. На мой ряд посадили

Вокзал Флетчерс-стрит

Вокзал Флетчерс-стрит

двух полноватых девушек, мило болтавших между собой. Моё место, как и обычно, у окна. Там всё же спать удобнее получается.

И снова ночной перелёт, и утром я прилетаю в мельбурнский аэропорт Тулламарин. Выходя из самолёта, обнаружилось, что погода в Мельбурне весьма прохладнаая. А я до сих пор одет а ля экватор. Переодеваюсь в тигрином терминале, самом раздолбанном из всех. Там и кабинка в туалете всего одна была, похоже, что его из грузового терминала в пассажирский переоборудовали. Настолько запущенным выглядел.

На улице чуть ли не нуль градусов было. Я пошёл знакомиться со схемой мельбурнского аэропорта. Прошёл мимо вирджиновского и квантасовского терминалов, увидел 16-долларовый автобус до центра Мельбурна. Нет, нам такое не подходит. Общественного транспорта, похоже, никакого тут не имеется. Пробую, как и в Перте уехать стопом. На улице в это время только начинает светать. Ага, а

Власти расчитывают на честных пассажиров

Власти расчитывают на честных пассажиров

вот и трасса, начинается возле Макдональдса. Через минут 20 останавливается первая машина и водитель предлагает довезти прямо до станции «Южный крест». Названа станция в честь самого важного созвездия в Южном полушарии. Как известно, Полярная звезда видна только в северном полушарии. А у них её заменяет Южный крест. Он и показывает направление к южному полюсу, кажется.

На улице лето, а погода хреновая. Спрашиваю у водителя, а чего так? Разводит руками, говорит, Мельбурн же. Вскоре подъезжаем к городу. Не так уж он и далеко от аэропорта. Почему же шатл такой дорогой? Непонятно.

Он-то может и готов, а его мозги - еще нет

Он-то может и готов, а его мозги - еще нет

На вокзале турникеты временно отключены, рядом с ними открыта калитка. Ей и пользуюсь, изучаю схему маршрутов и выясняю, как попасть на нужную мне станцию Джорданвилль, где живёт Джордж. По пути звоню ему с телефона какого-то пассажира. Договариваемся о встрече на станции через несколько минут.

Джордж оказался австралийцем несколько постарше меня. Почему я выбрал именно его? Он указал в анкете, что неплохо говорит по-русски. Ну, допустим, не неплохо, а весьма хреновато, но это не страшно. Пусть ему практика будет в русском языке. Удивительно, что у нас имелись общие знакомые – и он, и я останавливались у девушки Жени из Сургута. Примерно даже в одно и то же время – он, как и я, пытался добраться до Ямбурга через Новый Уренгой. Но до Ямбурга его, разумеется, не пропустили. Он даже выехать из Н. Уренгоя дальше не смог, запугали его пограничной зоной. Надо было ему, как и мне тогда, до Тазовского ехать.

Украiнський дiм

Украiнський дiм

Джордж почему-то очень любил Россию. На прочие страны типа Новой Зеландии даже не смотрел. Говорит, что ему русские люди очень интересны. Почему? Очень изобретательные они, говорит. Ну это да, бывает порой.

Я сразу же лёг спать, пока он уходил на работу. Проснулся лишь вечером и пошёл смотреть город. Джорджу Мельбурн был совершенно не интересен, поэтому отправился я один. Он и в Россию даже переехать хочет, чтобы только тут не жить.

Ехать, разумеется, надо на электричке. Контролёров в салоне я не очень боялся ввиду их отсутствия, да и наличия у меня белорусских рублей – на всякий случай. Проблема была в

Флай Пацифик Блю, рейс DJ62

Флай Пацифик Блю, рейс DJ62

перронном контроле. Я выяснил, что на Ричмонде, крупной станции перед центром, уже были контролёры с турникетами. А вот на предыдущей станции, Восточном Ричмонде, никто ничего не проверял. Туда-то мне и надо было. И трамвай №70 оттуда ходил прям до центра. Я неплохо, оказывается, экономил австралийские доллары. На сэкономленные купил нам с Джорджем бутылку мельбурнского вина в фирменном алкогольном магазине. Стоила, конечно, не так уж и дешёво. Но почему бы и не продегустировать, раз уж оказался в такой стране?

Прогулка по Мельбурна началась у меня с улицы Флетчерс, находящейся возле одноимённой железнодорожной

Между небом и землёй

Между небом и землёй

станции. Из какого-то клуба или кафе с суровыми амбалами на входе неслись звуки наиболее популярной песни местной поп-певицы Кайли Миноуг. Интересно, что песню исполняли под гитару. Напомнило Титаник под гарамошку.

Рядом была набережная, а дальше уже виднелись типичные центральные улицы. По ним я некоторое время погулял. Увидел туристический кольцевой трамвай, который рекламируют как один из символов Мельбурна. А так – да, ничего особенного, в общем-то и не было здесь. Погуляв несколько часов (с бутылкой вина в кармане), я вернулся в Восточный Ричмонд, сел на электричку и вернулся домой. Там мы организовали дегустацию местных алкогольных

В австралийских облаках

В австралийских облаках

напитков. Заодно Джордж познакомил меня со старинной австралийской музыкой, сочинённой еще первыми поселенцами. Забавно весьма.

На следующий день нужно было ехать в аэропорт. Я спал достаточно долго, а днём поехал сразу туда. Как попасть из города в аэропорт? Ехать стопом как-то не хотелось, выезжать из города достаточно сложно будет. Надо на транспорте. Ознакомившись с картой, имевшейся у Джорджа дома, я расчитал, что ближе всего к аэропорту находится станция Эссендон. Туда я и добрался на электричках через центр, перронного контроля не было. Выйдя из станции, обнаружил, что передо мной находится «Украiнський

Пролетая над побережьем

Пролетая над побережьем

народний дiм». Где-то за ним имелась остановка трамваев. Мне нужен был трамавай 59, который довезёт меня почти до терминала аэропорта. Как я уже убедился, билетов там никто не проверял.

Но, ознакомившись с расписанием автобусов, я узнал, что иногда, очень редко, отсюда даже ходит городской автобус до аэропорта. Ходит не так часто, раз 6 в неделю всего. Но ближайший будет лишь через час. Почему бы и не подождать? Дождавшись, сел в него. Водитель почему-то не заметил меня. Или сделал вид, что не заметил.

Приехали прямо к терминалу Вирджин-Блю, куда мне и

Перед наступлением темноты

Перед наступлением темноты

требовалось попасть. Я впервые летал на самолётах группы компаний Вирджин. Её, как известно, создал видный английский предприниматель, сэр Ричард Брэнсон. В этот рейс я приобрёл место на новозеландском филиале Вирджина-Блю под названием Пацифик-Блю. Именно у них обнаружился самый дешёвый билет на южный остров Новой Зеландии, до Крайсчёрча, куда я планировал попасть.

Регистрация прошла быстро, рюкзак взвешивать не пытались. Пройдя паспортный контроль, я отправился в гейт номер 2, к которому вскоре подвели мой самолёт. А затем – трёхчасовой полёт над водным пространством и прилёт в НЗ.

малайзия

25 Декабрь 2009 Нет комментариев

Самолёт Эйр Азии заходит на посадку в аэропорту Куала-Лумпура

Самолёт Эйр Азии заходит на посадку в аэропорту Куала-Лумпура

Поездка по Индии – дело нелёгкое. Многое утомляет и из-за этого хочется побыстрее уехать куда-нибудь в Новую Зеландию, где не будут мешать таксисты, рикши, хелперы или просто местные жители, которым нечем заняться. Таких обычно большинство. Только устроюсь где-нибудь поудобнее, подходит группа местной молодёжи (или не совсем молодёжи), спрашивают, откуда приехал белый мистер, нравится ли ему Индия, куда он планирует съездить ещё. Нет, это, конечно, лучше, чем гопники с кастетами, но не каждые же пять минут повторять одно и то же всем подряд. Пиво дорогое и невкусное. Из мяса только кура дешевая, да и та обильно посыпана специями. Да и грязно кругом – антисанитария сплошная.

Вечер на 35 этаже, взгляд направо

Вечер на 35 этаже, взгляд направо

Все эти факторы повлияли на то, что Малайзия мне понравилась с первого взгляда – кругом чисто, уютно. И даже индусы, коие всё-таки попадались, не гадят посреди дороги, а весьма солидны и ведут себя, как богатые белые мистеры. Прямо как в Саудовской Аравии.

Итак, мы приземлились в терминале ЛССТ («лоукост карьерс терминал», сделанный для главного малайзийского лоукоста. Перед паспортным контролем очередь, встаю за каким-то высоким лысым австралийцем. Никаких вопросов не задают, ставят штамп на 30 дней.

Подхожу к обменнику. Спрашиваю напрямую – выгодно ли у

Там же, взгляд налево

Там же, взгляд налево

вас менять? Нет, говорят, невыгодно, хреновый у нас курс. Лучше в городе.

Но до города еще ехать и ехать. Аэропорт Куала-Лумпура находится достаточно далеко. Выхожу из аэропорта, прохожу мимо «шатлов», гостиницы и обедающих полицейских, попадаю на трассу. Похоже, что ведёт она в город. Останавливается таксист, предлагает свои услуги. Говорю, что у меня и рингитов-то даже нету. Он удивляется и дарит мне десятку (около 100 руб), достаточную для проезда на шатле до центра города.

Думаю, что десятка-таки пригодится еще, а до города можно доехать и стопом. Первый же водитель – индусской

Андреас, куала-лумпурский немец из Бохума

Андреас, куала-лумпурский немец из Бохума

национальности. Я ему говорю – о, а я ж с вашей родины приехал! Он гордо и удивлённо – с какой такой родины? Я ж коренной малаец! Хотя, да, бабушка-дедушка из Тамил-Наду.

С несколькими пересадками проезжаю мимо столицы страны Путраджайи и Сиберджайи, местной «кремниевой долины» (не силиконовой, разумеется). Водитель пытается мне чего-то объяснить на малайском с элементами английского, но я не понимаю. Я понял, что он на самом деле ехал не в Куалу, но меня решил-таки довезти. И привёз прямо к зданию, известному под именем Петронас – знаменитым башням-близнецам, символу Куала-Лумпура. Интересно, что они появились на месте городского ипподрома, переехавшего из центра в кантрисайд. Стоимость земли, разумеется, высока была. Вот и сделали наиболее высокое здание и подвели к нему лёгкое метро.

Поиском станции оного я и задался целью. Ближайший таксист подсказал направление и я спустился под землю, прямо к турникетам станции метрополитена. Платить для эксперименту не стал – да и

Утренние башни Петронас

Утренние башни Петронас

дороговато показалось после Индии. Прошёл «паровозиком» на глазах у пофигистичных сотрудников и оказался внутри. Теперь знакомство с транспортной схемой. Куда ехать дальше? У меня был подробный план, написанный Андреасом, уроженцем немецкого Бохума и проживающем ныне в Куала-Лумпуре. Я последовал его указаниям и вскоре оказался на нужной станции.

Теперь обмен денег. В ближайшем обменнике (где работали индусы, как и в прочих малайских обменниках, кстати) спрашиваю, есть ли у них комиссия. Говорят, что нету. Вижу, что курс хороший – купля от продажи не очень сильно отличается. Меняю 30 долларов, и иду к Андреасу домой.

Поезд Куала-Лумпур - Сингапур

Поезд Куала-Лумпур - Сингапур

Встречаюсь с ним у подъезда, он весьма удивился и не ожидал, что я приеду, т.к. по его мнению, я не подтвердил того, что приеду в этот день.

Вообще, в Куале было несколько вариантов. Первый – литовка, не говорящая по-русски и имевшая большое количество гостей. Типа хостел бесплатный. Такое меня не устроило – во-первых, литовцы должны говорить по-русски. А во-вторых, неприятно, когда живёшь в гостях, а времени хозяева уделяют мало. Неинтересно как-то. Второй вариант – таец, великодушно предложивший «разделить свою кровать». Я скромно предложил переночевать на полу его квартиры, он отвечать на это сообщение не соблаговолил.

Мемориал независимости, Малакка

Мемориал независимости, Малакка

Вот и договорился о проживании с Андреасом. Жил он, как оказалось, на 35 этаже небоскрёба в центре Куалы-Лумпура. Мы поднялись наверх на скоростном лифте и оказались у его квартиры. В ней обнаружились всякие интересные вещи – всякие атрибуты ГДР, Народной Армии и Штази. Андреас, хотя и жил всегда в ФРГ, очень хорошо относился к Германской Демократической Республике и изучал её историю. И за свои почти 50 лет успел побывать и пожить во многих странах. Сейчас, после Сингапура, где он работал в руководстве банка, переехал в Малайзию. Тут работа поспокойнее, а цены не такие высокие, как в Сингапуре.

Мы сходили с ним в центр, где осмотрели закрывающийся

Рикши малаккские

Рикши малаккские

китайский рынок. Посмотрели на ночные башни Петронас и сходили в магазин, где закупились местным пивом «Тайгер» (то есть Тигр в переводе, разумеется). Оно стоило дешево по местным меркам.

Как оказалось, Андреас зарегистрировался в Каучсёрфинге совсем недавно. И с отзывами у него неважно – не было ни одного гостя, поэтому ему сложно искать проживание. Через несколько дней оставил ему хороший комментарий. Он вскоре планирует посетить Абу-Даби, где самая дешевая гостиница стоит несколько десятков евро. Надеюсь, это ему поможет стать чьим-нибудь гостем.

На следующее утро Андреас уезжает в Сингапур. Едет на

Португальский форт в Малакке

Португальский форт в Малакке

автобусе, который стоит достаточно дешево по западным меркам – рубль за километр. Я же решаю проехать попутным транспортом. Андреас этим способом не пользовался, поэтому подсказать ничего не может. Сажусь на электричку, станция которой расположена недалеко от его дома. Турникеты прохожу снова «паровозиком».

Судя по всему, мне нужна станция Серембан, до которой доходит пригородная линия из Куалы-Лумпура. Контроля нет и я успешно доезжаю до неё. Поезд становится почти пустым ближе к концу пути.

На выходе снова турникеты. Но рядом с ними почему-то открыта дверь, где любой желающий может их обойти.

Португальское поселение в Малакке

Португальское поселение в Малакке

Однако, я не спешу. Скоро должен подойти поезд Куала-Лумпур-Сингапур и я анализирую, стоит ли пытаться бесплатно проехать на нём или лучше идти к автотрассе.

Поезд подошёл вовремя, в дверях его вагонов были проводники. Наверное, билеты у белого мистера не проверят при входе, а в вагоне могут быть проблемы. Решаю всё-таки проехать стопом.

На здании вокзала висит карта железных дорог Малайзии. Смотрю её – до Малакки, куда я запланировал попасть, несколько десятков километров. Автодорога проходит чуть южнее. Иду к ней. На это уходит около часа. По пути знакомлюсь с видами Серембана. Смотреть особо не на что.

Плиты могильные

Плиты могильные

В конце концов добираюсь до скоростной автомагистрали. При въезде на неё стоит платильный пост. Эта дорога платная и не очень дешёва. Я стоплю машину при выезде с поста в нужном направлении. Доезжаю на несколько километров и вперёд, а затем с каким-то жителем Куала-Лумпура еду прямо в Малакку. Автобан достаточно скоростной, машины едут быстро и стопить на нём неудобно.

Малакка имеет весьма богатую историю. Она переходила из рук португальцев к голландцам, от голландцев к британцам. В 1946 году Малакка вошла в состав Малайского союза, как и Пенанг, другая колония Великобритании в том регионе.

Итак, мы проехали мимо португальского поселения с

Захоронение

Захоронение

одинаковыми красивыми домами и оказались у какого-то торгового центра. Как оказалось, крупнейшего в городе, где расположено много всяких ресторанов, а наверху имелся большой продовольственный магазин французской фирмы «Карфур». Здесь мы договорились встретиться с Джорданом из Клуба Гостеприимства.

В его профиле было указано, что он инструктор йоги. Возраст указан не был. Я ожидал увидеть эдакого умудрённого жизнью старца лет так 50-60, но Джордан оказался тремя годами младше меня. Приехал он сюда из Канады. Почему? Потому, что там холодно, а тут жарко. Он жару любит. И преподаёт у местных жителей йогу. Родом он из Канады. Я

Мост в Малакке

Мост в Малакке

сказал ему, что мне бы проще было переехать туда, там климат как-то ближе. Куда-нибудь в Манитобу, например. Он удивился – в Манитобу? Так я из Манитобы как раз! Откуда ты узнал? :)

Из родного Виннипега он переехал несколько лет назад. Теперь и скитается по дальним странам. Недавно в Индии был, где провёл большое количество времени. Работает сейчас, в основном, с китайцами. Точнее, с китаянками. Похвалился, что знает китайский язык. Я очень сильно этому удивился: видимо, мой собеседник – вундеркинд.

Мы отправились к нему домой, где царил творческий беспорядок. Лифт не работал, а жил он на 6 этаже. Не очень

Здание в китайском квартале Малакки

Здание в китайском квартале Малакки

удобно. Мяса не было, он, как и многие прочие, оказался вегетарьянцем. Но ел не соевую дрянь, а фрукты и всякие сладости. Говорит, что дешёво они тут.

Мы взяли велосипеды, у которых почему-то были спущены колёса. Он накачал их на ближайшей АЗС, оказывается, в Малайзии это легко, быстро и бесплатно. Проводил меня до Карфура, где объяснил схему центра Малакки. Неподалёку располагался португальский форт, главная достопримечательность и символ города. Рядом с ним имелось кладбище, где похоронены первые европейцы на Малаккском полуострове. Сразу за фортом начинался китайский квартал.

У въезда в китайский квартал

У въезда в китайский квартал

Вскоре Джордан отправился преподавать свою йогу, а я поехал кататься по городу. Выяснилось, что центр достаточно велик по площади, но ничего особенно удивительного тут не было. Хотя посмотреть интересно, места весьма колоритные.

В МакДональдсах Малайзии предлагается набор МакВэлью, включающий в себя напиток, чикенбургер и картофель-фри. Стоит 6 малайзийских рингитов (60 рублей). В Карфуре имеются автоматы с бесплатным Интернетом. В торговом центре везде имелся бесплатный Вайфай.

К вечеру мы отправились гулять по городу. Дешёвые рестораны все позакрывались, поэтому поехали в какое-то небольшое китайское заведение. Как выяснилось при

Клиник Ишак - похоже, что для лечения лошадей

Клиник Ишак - похоже, что для лечения лошадей

общении с китаянкой-продавщицей, знания китайского языка Джорданом сводились к знанию фразы «Ни хао» и слов «да» и «нет».

Рядом с нами бегали малайзийские кошки. Я заметил, что у них нет хвоста. Похоже, что это местный вид кошек, у которых он со временем отпал. Сфотографировал пробегавшую кису.

В это время мимо нас проехала театрализованная процессия. Под звуки песни «Джингл белз ин рок» юное поколение потомков португальских поселенцев водило по улицам квартала велосипед, изображающий сани Санта-Клауса. У многих из них, наверное, в мечтах увидеть настоящий белый снег. Я сразу вспомнил, что в индийском Хайдерабаде была турфирма, на рекламных проспектах которой красовалась Россия и сугробы снега. И было написано: хотите увидеть снег? мы вам поможем!

Дома мы смотрели какое-то телешоу, где демонстрировались всякие оригинальные трюки со всего мира. Греки на Пасху взрывали

Колесо обозрения и мост в Малакке

Колесо обозрения и мост в Малакке

фейерверки, англичане ели попкорн из большой кучи на улице Лондона, а австралийцы пытались бегать, обув на ноги арбузы. Дикость какая-то.

Вечером мне выделили комнату с кроватью. К ней полагался «бедстик». Что это? Длинная такая палка, между которой малайзийцы кладут свои ноги. Забавная штука. Действительно, оказалась удобно.

На следующее утро Джордан отправился работать, а я поехал в Дхохор-Бахру, город на юге Малайии, граничащий с независимым Сингапуром. Выехать из Малакки стопом было непросто, но сменив несколько автобусов я всё же достиг цели и оказался у платильного поста. Налево после него

Воздушный шар с рекламой

Воздушный шар с рекламой

уходил поток машин в сторону Куала-Лумпура, а прямо шли нужные мне машины. Я застопил машину с китайцем, генеральным директором охранной компании «Пентагон», центральный офис располагался в Малакке. Ехал он в Кесай, посёлок в провинции Джохор возле аэропорта.

О чём обычно говорю с местными жителями? Как правило, темы одни и те же. О погоде в России, о том, куда и откуда я еду. Говорю им, что я из Сибири, т.к. где Урал, они, как правило, не знают.

Мы созвонились с малайским китайцем, пригласившим меня в гости. Он на китайском языке сообщил моему водителю, что заберёт меня лишь через час. Доехав до Кесая, мы отправились обедать в ресторан пакистанской кухни. Наевшись, пошли в офис филиала компании водителя. Туда и подошёл пригласивший меня малаец Чен.

На первый взгляд, он был не очень улыбчив и молчалив. То ли язык

Кошка бесхвостая

Кошка бесхвостая

знал плохо, то ли говорить не очень любил. Однако, встретил меня хорошо, мы сразу же отправились в кафе, где дегустировали местную кухню, почти целиком состоящую из риса разных вкусов. И еще какой-то гадости. После этого полдника я чуть не проблевался.

Затем музей, бывший дворец султана Джохора. Что было интересного там? Сохранена обстановка, в которой жил султан, висели его трофеи – тигры и крокодилы, подстреленные в местных лесах. Отдельный зал посвящен истории региона. Джохор был одним из могущественных султанатов и одно время включал в себя соседний Сингапур.

Прогулялись по городу и посетили индуистский храм,

Праздничная церемония в португальском квартале

Праздничная церемония в португальском квартале

надписи в котором были сделаны, кажется, на каннадском или тамильском языке.

Вечером приехали домой, где познакомился с семьёй. Помимо жены, было два сына и дочь. Все громко говорили на китайском языке. Чен сказал, что живёт тут давно, но его предки из провинции Сычуань в Китае.

На следующий день посетили водопад, по пути до него я впервые увидел как добывают каучук. На деревьях повешены специальные горшочки, куда с дерева капает жидкость и застывает. А еще по пути нам попалась местная обезьяна. Их тут не так много, как в Индии. Водопад был тёплым и его использовали в качестве аквапарка.

Бедстик - кроватная палка

Бедстик - "кроватная палка"

После мы поехали в аэропорт Сенай, носивший имя султана Измаила. Он был не столь крупен, как соседный сингапурский аэропорт Чанджи (или Чанги?), но терминал был весьма удобен для пользования. Меня сразу же зарегистрировали и выдали место у окна. В зале вылета везде имелся вайфай. Но мой рейс до Кучинга задержался, вылетели на час позже. И прилетели уже поздно ночью. При въезде в штат Саравак имеется пограничный контроль и ставят еще один штамп – этого зачем-то добились местные власти.

Я позвонил негру, обещавшему встретить меня и показать город, он обещал подъехать, но мы с ним не встретились. Непонятно, как он мог меня не найти, т.к. я был единственным

Музей в Дхохор-Бахру

Музей в Дхохор-Бахру

белым на весь аэропорт. В конце концов, не дождавшись, я отправился спать на второй этаж аэропорта.

Утром поехал смотреть город. Кучинг мне показался не особо интересным. Хотя кошачья тематика вокруг весьма понравилась. Кругом имелись скульптуры, изображающие кошек. Неплохая набережная. В Малайзии была популярна сеть супермаркетов «Eleven», на эмблеме которой почему-то красовалась цифра 7. Вскоре начался дождь, во время которого я прогулялся по местному рынку. В одной его части обнаружился бесплатный слот беспроводного интернета, при пользовании которым я впервые узнал о взрыве в «Хромой Лошади» в Перми.

Тигр, живший на Борнео, пока его не подстрелил султан Джохора. Ныне содержится в музее.

Тигр, живший на Борнео, пока его не подстрелил султан Джохора. Ныне содержится в музее.

Вскоре снова в аэропорт, из которого я полетел на Малайзийских авиалиниях в Мири. Место мне попалось 14А. Интересно, что 13 ряда не было, передо мной находился ряд №12. И места у окна там не было, а значит можно было сидеть, спокойно разложив ноги.

Небольшой городок вблизи брунейской границы находился в другой части штата Саравак. Ехать по земле туда весьма долго, ведь дороги на Борнео неважные. В Мири встретила француженка Миколетта, переехавшая в свои 70 лет сюда из Парижа. Она была модельершей и до сих пор работала, но удалённо.

Сейчас она жила одна, её муж-индус на 20 лет был младше и жил в Сингапуре, где бухал и тратил деньги. С ней мы

Индусский храм в Дхохоре-Бахру

Индусский храм в Дхохоре-Бахру

посетили ресторан морской кухни, где сытно поужинали на 110 рублей с человека.

Сам Мири не особо интересен, поэтому на следующий день мы поехали в окрестности, где посмотрели бунгало, недавно ей построенное. Сама она за ним следить не успевала, поэтому наняла управляющего, жившего неподалёку. Бунгало красивое, рядом с морем. Рядом с ним растут ананасы. Море чистое, пляж пустой, купаться никто не мешает. Неплохо.

Посетили и город, где самым большим зданием был иммиграционый центр. Символом Мири был морской конёк, «сихорз» по-английски, и памятники ему были установлены в разных частях города. В сторону штата Сабах дорога шла

Участник экспедиции в центре Джохора-Бахру

Участник экспедиции в центре Джохора-Бахру

через Бруней, соседнее государство, визу которого нужно получать заранее. Дорога сначала заходит в Бруней, затем снова в Малайзию, снова в Бруней, где проходт через столицу султаната, а потом уже только попадает в штат Сабах. Ехать долго, поэтому обычно этот маршрут пролетают самолётом.

Миколетта довезла на своей старой Тойоте до аэропорта. В её машине был установлен обычный вентилятор вместо кондиционера, двери с трудом закрывались на ключ. Похоже, что машине было лет 50-60.

Теперь меня ждал полёт на Эйр Азии в Коту-Кинабалу, столицу штата Сабах. Мне поставили выездной штамп Саравака и на въезде в Сабах еще раз проштамповали паспорт узким штампом с указанием даты въезда. Полёт длился недолго, всего час.

В Коте-Кинабалу, однако, меня не встретили. Глория, обещавшая принять меня, в день приезда сообщила, что планы изменились и она уехала в город Сандакан, располагавшийся на востоке Борнео. Других

Каучук добывают так

Каучук добывают так

вариантов не было, поэтому я вышел из аэропорта и пошёл на пляж, располагавшийся неподалёку. Удивило, что местные жители купались там одетыми. Это из-за того, что днём одежда быстро засыхала. Искупался и я – вода мне показалась неотличимой по температуре от воздуха. Вот только грязно тут. Где-нибудь в Мири бы было намного лучше.

Я переночевал в аэропорту и утром пошёл смотреть город. Впечатлений особых не произвёл. Типичный малайзийский небольшой город. Вскоре был рейс до Джохора Бахру и в аэропорту встретил Чен. Сразу же мы с ним поехали ужинать. Заехали в великолепный ресторан, где на каждом столе имелись газовые горелки. Таким образом, посетители сами готовили себе еду из имеющихся материалов. Имелось всё – и мясо, и рыба, и мороженое – газированные напитки без ограничений. Фрукты, овощи, морепродукты – чего тут только не было. А стоило посещение такого ресторана лишь 150 рублей с

Малайский китаец Чан у водопада

Малайский китаец Чан у водопада

человека. С ребёнка – вдвое дешевле. Не так уж и дорого. Выносить как бы ничего нельзя, но я прихватил пару мороженок, дабы доесть дома.

На следующий день жена Чена довезла до выезда из города на север. Теперь я собирался ехать в столицу страны Путраджайю, которая привлекла меня еще в первый день посещения страны.

Добраться получилось легко. Я сменил несколько довольно грязных грузовиков, на которых добрался чуть дальше Малакки, а затем на легковых машинах доехал прямо до нужного мне дома. Последним водителем был пакистанец, решивший помочь мне добраться и потративший почти

Глубина нам не страшна

Глубина нам не страшна

полчаса времени.

Я с большим трудом убедился в том, что найденный мной дом – правильный. Хозяин квартиры на звонки не отвечал; индонезийцы-гастарбайтеры, делавшие здесь ремонт, по английски говорили плохо. Но, похоже, что дом действительно тот. Вот только пригласивший меня в гости малаец находился на работе. На улице была жара, поэтому прилёг в тени на лавке возле дома.

Вскоре пришёл малаец Фирдаус, мы поехали смотреть город и ужинать. Он был ростом на несколько десятков сантиметров

Правоверные девушки купаются в хиджабах

Правоверные девушки купаются в хиджабах

ниже меня, но на 2 года старше. Еду покупали в Путраджайе на рынке, стоила недорого. Поужинав, посмотрели город.

Кругом были красивые новые здания – резиденци премьер-министра, мечети, дорогие гостиницы. Имелось два моста, один из которых наиболее понравился. Фотографируя меня на его фоне, малаец чуть не разбил фотоаппарат.

Разговорились с малайцем, он сказал, что против нелегальной миграции в страну и за то, чтобы коренная нация была правящей. В Малайзии это законодательно закреплено, хотя число китайцев в стране резко увеличивается и скоро их будет совсем много, как и в Сингапуре. Житель Малакки Джордан к китайцам относился хорошо и считал, что они

Священная киса в Кучинге

Священная киса в Кучинге

должны управлять страной. Мне же всё-таки кажется, что Малайзия должна быть прежде всего для малайцев.

Наутро Фирдаус не стал меня будить и, выспавшись, я сочинил первую часть рассказа про Индию. Днём поехал в аэропорт. По пути осмотрел железнодорожную станцию столицы. Выглядело всё весьма красиво и ухоженно.

До аэропорта довёз какой-то малаец, не поленившийся сделать крюк в 40 км, дабы завести меня в терминал ЛССТ. Опять регистрация и посадка на рейс до австралийского Перта, перед которой суровый австралиец задавал различные вопросы, бегло просмотрев паспорт. У меня спросили, чем я занимаюсь и насколько долго планирую пребывать в стране. После двухминутного собеседования пропустили,

Еще кучингские кисы

Еще кучингские кисы

и вскоре уже я сидел в самолёте Эйр Азии Х – дальнемагистрального малайзийского лоукоста летавшего под кодом Д7, родственного Эйр Азии. Аэробус 330 был загружен не полностью, большей частью пассажиров были малайзийцы.

Вскоре, после взлёта, снова можно было лечь спать – ведь рейс отправлялся в полночь. Через несколько часов всех пассажиров разбудила стюардесса, известившая о снижении над Австралией.

Кошки

Кошки

Река Саравак в Кучинге

Река Саравак в Кучинге

Храм в Кучинге

Храм в Кучинге

На центральной улице Кучинга

На центральной улице Кучинга

Трискаидекафобия - боязнь числа 13

Трискаидекафобия - боязнь числа 13

Закат на пляже Кота-Кинабалу

Закат на пляже Кота-Кинабалу

Мечеть в Кота-Кинабале

Мечеть в Кота-Кинабале

Самолёт Малайзии Эйрлайнс в аэропорту Мири

Самолёт Малайзии Эйрлайнс в аэропорту Мири

Прогулка по вечернему пляжу Кота-Кинабалы

Прогулка по вечернему пляжу Кота-Кинабалы

В гостях у Миколетты, Мири

В гостях у Миколетты, Мири

Ресторан в Джохоре, где посетители сами готовят себе еду

Ресторан в Джохоре, где посетители сами готовят себе еду


На улицах Путраджайи

На улицах Путраджайи

Ночной мост

Ночной мост

Путраджайский мост

Путраджайский мост

На самом красивом мосту Путраджайи

На самом красивом мосту Путраджайи

На фоне моста

На фоне моста

индия, часть 2, от агры до тируччи

21 Декабрь 2009 Нет комментариев
Одна из башень Тадж-Махала

Одна из башень Тадж-Махала

Прибыв на станцию Агра-Кантт (Кантонмент, как оказалось впоследствии), я сразу же отправился спать на вокзал, в зал ожидания для пассажиров второго класса. Спать было неудобно, лавки сделаны специально для того, чтобы их не использовали в качестве кроватей.

Наутро отправился осматривать главную достопримечательность города, коей являлся Тадж-Махал. Указатель показывал, что до него было около 10 километров. Таксисты усердно агитировали ехать с ними, но спешить мне было некуда, так как поезд до Варанаси отходил вечером. Я решил прогуляться и по пути осмотреть прочие интересности города. Зашёл в интернет-кафе, где использовал бесплатно интернет на несколько минут, дабы проверить почту и написать сообщения. Владелец кафе обещал, что придёт его брат, владеющий русским языком. Как оказалось, наврал.

Священные звери у стен Тадж-Махала

Священные звери у стен Тадж-Махала

Пока я шёл, каждые 2-3 минуты рядом со мной останавливались моторикши, приглашая меня проехать с ними. Приглашали весьма навязчиво и отделаться от них было сложно. В конце концов я им уже начал русским матерным отвечать. Они понимали, что я чем-то недоволен и вскоре уезжали.

Затем я заметил автобус. Он, как и все прочие автобусы, шёл с открытой дверью. Застопил его, он провёз на несколько километров вперёд – в соседний город. Но от места, куда я попал, Тадж-Махал был не виден. Куда же теперь ехать? Попробовал спросить у местных жителей, слово «Тадж-Махал» произносилось ими по-другому, поэтому они не

Стадо обезьян

Стадо обезьян

всегда понимали меня. Хотя, казалось бы, а что ещё я мог бы пытаться найти в их городе?

В конце концов, местные меня почти принудительно усадили к моторикше. Он довёз до восточных ворот Тадж-Махала и получил свои законные 10 соврублей. Я отправился к воротам, пройдя мимо индусов, предлагающих использовать своё жилище для платного хранения вещей туристов. Хотя, в общем-то, по билету должны бесплатно принимать на хранение.

А билет стоил 550 рупий, что около 300 рублей. Для местных – 10 рупий. Я попробовал пойти по спецписьму от организации, но не вышло. Индус сходил к начальнику, но

Ловля блох

Ловля блох

тот отказал. Ну и хрен с ними. В одиночку в Тадж-Махал за такие деньги идти не хотелось. Ну, подумаешь, Тадж-Махал, ну увижу я его, и что? Вот бы если с кем-нибудь кому бы тоже было интересно, с девушкой, например :)

Я решил прогуляться вдоль по периметру сооружения. Пошёл вправо от ворот, встретил какое-то стадо священных животных, перегоняемое в неизвестном направлений. И вдруг увидел обезьян. Их тут было много. Очень много! Различного возраста, в семьях и без. Они не только лазили по деревьям и бегали по лесу, но и смело залазили на Тадж-Махал. И даже не боялись залезать на мотоцикл местной полиции, охранявшей проход вдоль сооружения у реки. Пройти по

За рекой Ямуной находится малый Тадж-Махал

За рекой Ямуной находится малый Тадж-Махал

этому проходу мне не удалось – охраняли чересчур сурово и не пускали никого.

Пока я смотрел обезьян, моим путём прошёл какой-то белый человек и тоже безуспешно попытался пройти вдоль реки. Разговорились – он оказался немцем из деревни из-под Кёльна (вот у них деревенские куда заезжають), сейчас он посещал Непал и Индию. Прилетел на Кувейтских авиалиниях, цены которых показались ему наиболее низкими. Посетил уже Катманду, еще какой-то городок в Непале, затем Варанаси, Агра, потом планирует поехать в Дели, а оттуда – уже назад, через Кувейт до Франкфурта.

Он рассказал мне про Варанаси. Говорит, что стоит съездить, хотя и грязный очень город. Ну я как раз туда и

Лодка на р. Ямуна в г. Агра

Лодка на р. Ямуна в г. Агра

запланировал на следующий день. Дальше мы решили пройтись вместе. Прогулялись до западных ворот, где заметили огромную очередь индусов. Видимо, приехали из деревень на экскурсию. По пути заметили интересную мечеть. Надписи здесь на урду, это язык, записывающийся арабскими буквами, но, кажется, не очень сильно отличающийся от хинди. Что-то между арабским, фарси и хинди, короче :)

По берегу нам опять не дали пройти. Какой-то солдат потребовал с нас денег. Аж 200 рупий за просто так захотел. Можно было подарить ему соврубли, но маловато их осталось. Мы отказались и отправились другим путём. По

Тадж-Махал

Тадж-Махал

дороге заметили грузовую машину, содержащую большое количество весёлых индусов, и какие-то глиняные скульптурки, изображавшие индуистских богов – всяких там Ганеш, Вишн и Шив.

Я попробовал местное мороженое – дешевое, но имевшее странный вкус. Видимо, из-за соевого молока, которое оно содержало. Вскоре мы дошли до удобного места, где сфотографировались на фоне Тадж-Махала и мусорной свалки, расположенной на берегу реки. Индусы весьма любят мусорить. Даже там, где живут.

От этого места было рядом до Агрского форта. Он весьма напоминал делийский Красный Форт, поэтому посещать его

Обезьяны спасаются бегством после попытки изучить мой рюкзак

Обезьяны спасаются бегством после попытки изучить мой рюкзак

не стали. Осмотрели с разных сторон, сделали несколько кадров и пошли на рынок. Там закупился национальными продуктами, а немец куда-то в это время исчез.

Поезд отправлялся со станции Агра-Форт, которая находилась рядом с фортом. Попробовал местную кухню, предлагаемую на станции. Впервые попробовал самосу, содержащую картошку и какую-то траву, кажется.

Вскоре прибыл поезд, следовавший сразу до Варанаси. Мест было мало, пришлось временно занять тамбур. Местные индусы очень удивились – как это может белый мистер в таких условиях ехать. А что такого? Тут тамбуры намного чище, чем в родной России. И не курят в них, и не плюют.

Байкер

Байкер

Пришёл контролёр и увидел спецбумагу. Посмотрел на меня и пошёл дальше.

Утром прибыли в Варанаси. Прямо на крыше вокзала весело резвились краснозадые обезьяны. Про Варанаси я знал, что здесь трупы сжигают. И что священный город у нескольких религий сраз. Следующий поезд по плану был вечером. Я опять же решил прогуляться, и, доверившись интуиции, пошёл направо от вокзала. Как оказалось, неверное направление выбрал.

Обнаружил забавную рекламу презервативов, сфотографировал её. Впервые после Бомбея посетил алкогольный магазин. Цены не порадовали. В какой-то

Мартышка сердится

Мартышка сердится

интернетнице просидел достаточно долго. Расплатился соврублями. Хозяин пытался негодовать, но белый мистер, как известно, прав всегда.

Вернулся назад на пригородном автобусе. За проезд в таких денег не требуют. Теперь решил пройтись в противоположную сторону, левую. Как оказалось, опять не туда. Вышел к небольшой реке а ля пермская Данилиха, возле которой мирно паслись козы, а индусы справляли нужду. При внимательном осмотре река оказалась канализацией.

Решил всё же спросить дорогу у местных, где же река Ганг? Произносили они её как «Ханха» или «Ганга», поэтому не сразу поняли. Всё же обнаружил нужную дорогу, по которой прошёл через жилые кварталы. Вскоре попал на индийский рынок. Какой-то индийский юноша, не спрашивая меня, сразу понял, чего я хочу, и отвёл в нужном направлении. Прямо к спуску перед Гангом. А рядом уже готовились костры. Здесь каждый день, как я уже и говорил, сжигали трупы индусов.

Мечеть

Мечеть

Быть сожжённым на ступенях возле Ганга в Варанасях – большая честь для индуса. Большие костры, располагающиеся наверху, предназначались для наиболее обеспеченных людей. Маленькие же – для простых смертных.

Я присел на лавку и начал наблюдать. На лодках плавали иностранцы и тоже смотрели. Не сразу отделался от юноши, приведшего меня сюда. Он безуспешно пытался затащить меня в гостиницу. Я кое-как объяснил ему, т.к. он не понимал обычного английского, то, что я вечером уже уезжаю из города.

Попытался сфотографировать, но подбежал тот же юноша и закричал, что нельзя это здесь делать. Почему? Потому, что

Тадж-Махал с другой стороны

Тадж-Махал с другой стороны

это якобы оскорбляет семьи покойных. А как тогда запечатлеть сие место? Нужно сходить к «влиятельным и достойным гражданам», которые (смахнув слезу) выпишут разрешение на съёмку (за какие-то небольшие деньги, пару-сотню-тыщ рупий). Юноша охотно предложил посодействовать в получении разрешения, но я вежливо отказался. Естественно, я всё же запечатлел это место, пока никто не смотрел на меня. Но вскоре другой житель Варанаси сообщил, что так делать нельзя. Я спросил, почему же этим занимаются иностранцы, сидящие на кораблях? Он злобно сказал: «Бикоз итз факинг шит пипл. Ю вонт ту би зэ сэйм?». Я успокоил его, сказав, что отнюдь не хочу.

И снова Тадж-Махал

И снова Тадж-Махал

Какие-то индусы постоянно подходили и заговаривали обо мной на общие темы – где я живу, где работаю, какой у меня маршрут, где живу. Делать им просто нечего, вот и маются от безделья. Сфотографировать их попросили. Ну это можно.

А вскоре началось сожжение трупов. Их приносили в чём-то белом и клали на дрова. Затем зажигали костёр. Трупы сгорали не сразу. Ничего страшного в этих процедурах не было, ну горело там что-то и пусть. Даже контур человека был не особо виден.

Зрелище было довольно одинаковым. Посмотрев на костры, я отправился в сторону станции. По пути взял местного пива с закуской. Стоило оно не очень дешёво.

Безбилетник

Безбилетник

По пути видел индусское моление и индусскую свадьбу. И то, и другое выглядело весьма необычно. Молодожёны сидели в машине, которую закидывали цветами. Красиво.

Куда ехать теперь? Я выбрал следующей целью город Джабалпур. Почему? Именно оттуда начиналась узкоколейная железная дорога, ведущая в город Нагпур.

На платформе меня увидел какой-то индус. Спросил меня на английском, не из России ли я. Услышав утвердительный ответ, очень обрадовался, чуть ли не до слёз. Оказалось, что он в своё время учился в Туле, а теперь живёт в Варанаси, где занимается прокладкой автодорог. Он провожал своего товарища, ехавшего в Бомбей – поезд, на который я содился,

Туалет при мечети, возле которого очень сложно пройти мимо

Туалет при мечети, возле которого очень сложно пройти мимо

следовал до станции Курла, о которой уже говорилось в первой части, это одна из важнейших станций Бомбея.

Ехал товарищ в высшем классе, выглядевшем как наше купе, но с занавесками вместо дверей. Стоил билет достаточно дорого. Мне же пришлось перейти в другой вагон – слишком уж наворочено было здесь. В следующем вагоне место сразу же нашлось.

Кстати, в поездах порой проходили (точнее, проползали) дети и старательно изображали подтирку пола. У них даже это не особо получалось, но денег они за это всё же требовали. Часто нищие проходили. Иногда бывали оригинальные случаи. Например, во втором по счёту индийском поезде я увидел девушку, ходившую по купе и за

Весёлые индусы в Агре

Весёлые индусы в Агре

10 рупий изображала какой-то ритуал, притрагиваясь к индусам и индианкам. Как ни странно, многие на это решались. Интересно, что могла значить эта церемония?

На следующее утро поезд прибыл в Джабалпур. Узкоколейный состав отправлялся вечером, времени было еще много. Я отправился в управление узкоколейной станции, находившееся особняком от прочих объектов станции Джабалпур. Узкоколейный путь был только один. Начальник станции сказал, что поезд будет вечером. Что делать в Джабалпуре до вечера? Мне посоветовали посетить природный объект, именуемый ими «Марбл рокс» (Мраморные скалы) и содержащий в себе водопад. Это было

Религиозные статуэтки

Религиозные статуэтки

весьма кстати, так как города в Индии я еще ни разу не покидал. Было, конечно, интересно, но и страшновато – ведь разобраться достаточно сложно, да и как ездить, если непонятно куда и насколько далеко? И как выехать с наименьшими потерями?

Я зашёл в информационный центр, где почему-то не оказалось ни одного англоговорящего. Однако, они поняли, что мне надо и выдали специальную брошюру, посвященную скалам. Теперь я отправился на его поиски. Сначала прогулялся через город вправо от вокзала, вдоль железнодорожной колеи.

Вскоре обнаружил трассу. Там же обнаружился автобус,

Участник экспедиции на фоне Тадж-Махала

Участник экспедиции на фоне Тадж-Махала

пассажиры которого подтверждали, что до Мраморных скал я-таки доеду. Два пассажира, сидящих рядом, обещали сопроводить меня туда. Тем лучше. Живут они там что ли?

Естественно, совденьги не приняли, но из автобуса выйти не пригласили. Я спокойно доехал до нужной остановки, где пересел с моими спутниками на моторикшу, содержащую достаточно много свободных мест. Дорога поднялась в гору и мы оказались вдоль туристических палаток. Но – в отличии от прочих турмест – эта достопримечательность не была расчитана на иностранцев. Основными посетителями были свои же, индусы, поэтому обсчитывать тут было не принято. Всего за 30 рупий они изображали на мраморных

У нас сиеста

У нас сиеста

изображениях местности чьё-нибудь имя. Я долго думал, брать или не брать, но всё же решил воздержаться – ведь в дороге несколько раз успеет сломаться или испортиться.

Однако, штука весьма красивая и интересная, поэтому настоятельно рекомендую приобрести всем, кто там оказался. Можно ведь и на русском языке надпись заказать.

Затем мы прошли фуникулёр. На нём посетители переправлялись через бурлящую реку, которая падала с обрыва, становясь на некоторое время водопадом, а затем спадавшую вниз и протекавшую между скалами. Конечно, по сравнению с нашей Чусовой или Вишерой – так, хрень какая-то. Но для равнинной центральной Индии – весьма

Форт в Агре

Форт в Агре

интересно.

Индусы отправились купаться, а я в это время изучал побережье реки. Познакомился с группой чешской молодёжи, проводящей пару недель в этом и соседнем штате. С чешским языком у меня как-то хреново, мы попытались говорить на «славянице», но чего-то не вышло.

Дождался индусов, которые, кстати, жили в Джабалпуре и просто ни разу здесь не были. Решили ознакомиться с родным краем таким образом. Мы спустились к реке, посмотрели на лодки, плавающие между скал. Неплохо так, симпатично. Но и не очень дешёво.

Тихий час

Тихий час

Вскоре отправились назад. Добираться до города пришлось на моторикше, в кузов которого вместилось человек 8. По пути часть выходила, а подсаживались новые.

Добрались до города. Я прошёлся до вокзала, где увидел «Рефрешмент рум (почему-то так индусы обзывают рестораны) веджетэриан» и, неожиданно для себя, рядом с ним обнаружился и «нон-веджетэриан». Раньше я их почему-то не замечал на вокзалах. Конечно, я немедленно отправился внутрь. Заказал превосходный обед, состоящий из курицы, риса и свежей индийской лепёшки. Обошёлся всего лишь в 45 рупий – около 30 рублей.

Выйдя из ресторана, увидел подходящий узкоколейный

Торговая точка на рынке Агры

Торговая точка на рынке Агры

поезд. Меня пригласили в вагон 1-го классса, где на вторых полках можно было спать. Хотя мест было ограниченное количество, мне выделили одно из свободных после предъявления спец.справки.

Поезд шёл очень медленно, спать было неудобно – состав был очень маленький. Однако, было весьма необычно. На следующий день мы выехали на границу штатов и вновь я въехал в Махараштру. Дети, обнаружив меня в поезде, выпросили советские деньги. Даже купили их у меня – по небольшой цене. И даже китайскую копейку удалось продать – до кучи :)

Прибыв в Нагпур и погуляв по нему, интересного ничего не

Станция Варанаси Северо-Восточной железной дороги

Станция Варанаси Северо-Восточной железной дороги

обнаружил. Невегетарианских ресторанов не было. Сел на поезд, идущий прямо до столицы штата Андхра Прадеш – в город Хайдарабад (или Хайдерабад).

Свободных мест не было, но один контролёр решил мне выделить своё, которое у него было в последнем вагоне. Сам же он ехал в купе, с семьёй. По пути до нужного места разговорился с каким-то индусом, учившимся в Рязани, а сейчас ехавшим в Секундерабад. Мы с ним обсудили индийские реалии и пришли к выводу, что в России всё-таки лучше. Он позвонил моему товарищу из Каучсёрфинга, обещавшему принять и разместить в Хайдерабаде. Тот сказал, что всё в порядке и встретит меня в 7-8 утра на конечной станции Хайдерабад.

Резинотехническое изделие №2

Резинотехническое изделие №2

Кстати, я ехал в одном купе с тамильской семейной парой, превосходно владевшими английским языком. Я спросил их про Шри-Ланку, они сразу взволновались – говорят, чтобы не смел ездить туда. Там опасно, диктатура, стреляют! Эдакая тамильская солидарность, ведь на Шри-Ланке до сих пор не разрешился конфликт между сингалами, составляющими большинство, и тамилами.

Проснулся я утром, когда мы остановились в Секундерабаде и по случаю прибытия нашего поезда заиграла бодрая музыка. Большая часть пассажиров поезд покинула, а оставшиеся доехали до Хайдерабада. Там меня встретил индус, опоздавший на полчаса (это еще нормально для

Снова поезд

Снова поезд

Индии). Язык тут был уже другой, не хинди. Индус хорошо владел английским и повёз меня по городу. По пути «кстати» вспомнил, что разместить меня не сможет, т.к. его сестра в гости приехала несколько дней назад. Но, конечно, если я дня 3 поживу в хостеле, то он будет мне очень рад. Я его тепло поблагодарил и попрощался. Он обещал к вечеру скинуть мне ответ, получится ли пожить у него или друзей в этот день бесплатно или за несколько долларов. Конечно, так и не скинул.

Я прошёлся по набережной озера, из которого когда-то брали питьевую воду. Ныне оно было превращено в мусорку, по берегу ходили крысы и бомжи, собиравшие остатки

Лодки в Варанаси

Лодки в Варанаси

пищевого мусора и доедающие его. По озеру же плавал экскаватор и собирал мусор. Картина не очень радостная.

Прогулялся по городу. Солнце уже было в зените и на улице стояла жара. Посетив невегетаранское кафе и зарядив телефон, пошёл на поезд до Секундерабада. Однако, до нужного мне Бангалора ничего не было. Нужно было еще проехать несколько станций.

Вскоре сел на поезд и поехал в Бангалор, столицу штата Карнатака. Мест свободных было много, что позволило выспаться.

Утром на мотоцикле встретил Михаил, уроженец Санкт-

Погребальные костры в Варанаси

Погребальные костры в Варанаси

Петербурга. У него я и остановился на пару дней. Отдохнул от предыдущего этапа поездки и периодически осматривал не особо интересный город. Однажды даже посетили вечер, на котором были местные жители и даже негры. Однако, общих интересов ни у кого не было, поэтому всё прошло скучно.

На второй день после приезда, чуть не выстирав доллары и евро и не досушив до конца вещи, я поехал в Ченнай, он же Мадрас, столица штата Тамил-Наду. За несколько дней до этого нашёл проживание в нём и приехал к индусу Анбу. С ним вечером мы пошли на концерт, который организовывал его брат.

Ночной вокзал ст. Варанаси

Ночной вокзал ст. Варанаси

Концерт был весьма масштабным, его посетили несколько тысяч индусов. Выступали звёзды тамильской и индийской эстрады. Шоу прошло весьма интересно и необычно.

Впечатлений уже было мало, Индией получилось пресытиться быстро. Доехал в переполненном автобусе до нужной станции, откуда сел на поезд до Тривандрума. На нём попал в Тируччирапалли, оно же – Тируччи, и оно же – Тричи. С тамильскими контролёрами у меня уже были проблемы – они настоятельно предложили перейти в вагон без мест. Пришлось последовать их совету.

Смотреть мой последний город в Индии уже не тянуло, хотя и знал, что он весьма интересен. Я обнаружил элитный зал

Бабушка с внуком на одной из станций УЖД

Бабушка с внуком на одной из станций УЖД

ожидания с кожаными диванами и вентиляторами и устроился там на ночлег. Хотя он, вроде бы, был за деньги, на меня, как на белого человека, внимания не обратили.

Утром всё было весьма просто – сел на автобус-«шатл» до аэропорта, проезд на котором стоил всего 3 рупии (1.7 рубля), прошёл регистрацию и меня зарегистрировали, несмотря на 12 кг ручной клади (при допустимой норме в 7 кг). Осталось проштамповать паспорт, зайти в зал ожидания, обнаружить пассажиров с незнакомыми прежде красными паспортами граждан Малайзии и узкоглазыми лицами, которых не было заметно в Индии.

А вскоре и самолёт Эйр Азии показался – красный 320й Аэробус с приветливыми китайскими стюардессами и относительно дешевой едой, на которую я потратил 10 рингитов (то бишь 5 долларов, рингитов у меня не было, и еще сдачу выдали). А затем – долгожданный полёт над Индийским океаном и посадка в международном аэропорту Куала-Лумпура.

Памятник Махатме Ганди, г.Хайдерабад

Памятник Махатме Ганди, г.Хайдерабад

Порой в поезде бывает сложно уснуть

Порой в поезде бывает сложно уснуть

Посадка на поезд УЖД

Посадка на поезд УЖД

Мраморные скалы

Мраморные скалы

Водопад на Мраморных скалах

Водопад на Мраморных скалах

Монастырь возле Мраморных скал

Монастырь возле Мраморных скал

Лодочная пристань возле Мраморных скал

Лодочная пристань возле Мраморных скал

Вагон первого класса в узкоколейном поезде Джабалпур-Нагпур

Вагон первого класса в узкоколейном поезде Джабалпур-Нагпур

Озеро Хуссаин Сагар, г.Хайдерабад

Озеро Хуссаин Сагар, г.Хайдерабад

Спят усталые индусы

Спят усталые индусы

Землепашцы в штате Махараштра

Землепашцы в штате Махараштра

Деревня в штате Андхра-Прадеш

Деревня в штате Андхра-Прадеш

Индийская молодёжь, закупившаяся соврублями

Индийская молодёжь, закупившаяся соврублями

Индийские девушки. Вид из окна поезда УЖД.

Индийские девушки. Вид из окна поезда УЖД.

Встреча двух поездов, Джабалпурско-Нагпурская УЖД

Встреча двух поездов, Джабалпурско-Нагпурская УЖД

Хайдерабадское озеро. Мусорооборочная машина.

Хайдерабадское озеро. Мусорооборочная машина.

Моторикши на фоне вокзала станции Хайдерабад Южно-Центральной ж/д

Моторикши на фоне вокзала станции Хайдерабад Южно-Центральной ж/д

Участник экспедиции с ченнайскими товарищами

Участник экспедиции с ченнайскими товарищами

Верховный суд штата Карнатака, г.Бангалор

Верховный суд штата Карнатака, г.Бангалор

Чествование юбиляра

Чествование юбиляра



Выступление ансамбля народной самодеятельности, г. Ченнай (Мадрас)

Выступление ансамбля народной самодеятельности, г. Ченнай (Мадрас)

Аэробус Эйр Азии в аэропорту Тируччирапалли

Аэробус Эйр Азии в аэропорту Тируччирапалли