Shambhala-Center
 Главная Стрелка О центре
Архив раздела ‘поездка в Казахстан’

Поездка в Казахстан

27 Июль 2009 2 comments
Маршрут экспедиции

Маршрут экспедиции

Итак, выезжать из Перми пришлось на рассвете 3 июля. В предыдущую ночь из-за работы так и не успел выспаться, поэтому в электричке умудрился как-то проспать не только Верещагино и Кез, но и чуть ли не Балезино, конечный путь её следования. Что я отвечал кондукторам – не помню, но денег меньше вроде как у меня не стало.

Дальше всё шло достаточно банально – прогулка до трассы, к которой я подъехал на новеньком ПАЗике, следовавшем из Кеза в Глазов. Затем поездка с каким-то жителем Глазова моего возраста до столицы Удмуртской республики. Потом попадание к выезду на трассу из Ижевска в сторону М7 и, наконец, попутная машина до отворота на Уву.

Местный гаишник надеялся оштрафовать меня за переход в неположенном месте, но нарвался на ожесточенное сопротивление. Пояснил ему, что в поле моего зрения пешеходного перехода не было, поэтому пришлось перейти через увинскую трассу, под прямым углом. Где-то минут через 5 он понял, что со мной у него ничего не выйдет и пожелал счастливой дороги.

С парой пересадок достиг Менделеевска, оттуда без труда добрался до трассы и до Казани, где встретился с товарищами, вместе с которыми провели вечер на даче в процессе изготовления и употребления шашлыков.

Наутро я выехал электричкой в марийский город Волжск по ветке, по которой я еще ни разу не проезжал до этого. Граница между Татарстаном и Марий-Эл проходила где-то после Зеленодольска, через который проходило ответвление на Волжск, а магистральные пути на Москву после Зеленого Дола выходили на мост через Волгу.

Волжск, второй город республики, показался самым обычным населенным пунктом средней полосы России. Сел на городской автобус, идущий до Йошкар-Олинского шоссе и добрался к выезду. Закупил местное пиво (называется «Наше»). Первая машина шла в Помары. Название чем-то было знакомо. Не сразу, но вспомнил – ведь тут расположена компрессорная станция одного из крупнейших газопроводов России: Уренгой-Помары-Ужгород. В первом и последнем населенных пунктах я уже был, теперь посетил и Помары :)

После Помар начался национальный парк «Марий Чодра». Ничем меня особо он не привлёк, ведь озёра и леса есть везде. Тут вряд ли они намного чище. К тому же, и отдыхающих тут много, по словам местных. Преимущественно с соседней Казани. Местные жители рассказали про «дуб Пугачёва», расположенный в одном из населённых пунктов. По преданию, еще Пугачёв с него готовился к взятию Казани.

Площадь с часами в Йошкар-Оле

Площадь с часами в Йошкар-Оле

Сменив несколько машин, я добрался до Йошкар-Олы, бывшего Царевококшайска и Краснококшайска. Местные жители привезли меня прямо на центральную площадь, сделанную в европейском стиле. По внешнему виду вообще всё напоминало, например, какой-нибудь Базель или Флоренцию. Я оказался вовремя – на часах пробило 17 часов, а вокруг собралась толпа желающих посмотреть на бой местных часов. Записал и я себе на видео, как из часов выезжает ослик (вместо кукушки). Поглядел на бульвар Чавайна, центральную улицу города, а затем сел на троллейбус до мясокомбината, находившегося на окраине города, возле выезда на Чебоксары.

Добрался почти до объездной, а затем прогулялся пешком до поста ДПС. За ним ждал более часа, пока не остановилась машина с шашечками и 21-ми номерами. Вообще, чуваши попадаются мне достаточно странные – этот водитель не был исключением. Своеобразный у него такой еще чувашский юмор был. И патриотизм тоже – к Марий-Эл он относился весьма хреново, в отличии от родной республики.

Вдруг лес вокруг закончился, проехали пост ДПС и подъехали к плотине Чебоксарской ГЭС и границе Чувашии. Вдали слева уже виднелся Новочебоксарск, где находится один из заводов Сан Инбев, а где-то справа должны были быть и Чебоксары. Я планировал добраться до железнодорожного вокзала, т.к. думал доехать до Канаша на последнем пригородном, идущем в 20.15 (по графику 2008-2009 гг). Доехал до вокзала на автобусе, идущем от троллейбусного кольца. Хотелось бы, конечно, проехать на троллейбусе, но времени не было, вечерело.

На вокзале выяснилось, что все пригородные до Канаша, за исключением утреннего, отменены. Кризис проявляется и в железнодорожной отрасли. Это отнюдь не радовало, ведь через 3 часа мне нужно быть в Канаше, откуда я взял сидячий билет до Москвы на 049 поезд из Казани за 400 рублей. Из самой Казани и Зеленого Дола билетов не было, поэтому пришлось брать оттуда.

Оперативно прошёлся до автовокзала, пройти до которого пришлось через подземный переход под путями станции. Последний автобус до Канаша отправился 15 минут назад. Пригородный автовокзал находился рядом с железнодорожным вокзалом. Вернулся туда и обнаружил предпоследний автобус до Цивильска, отправляющийся в 20.25. Пока я шёл в кассу, водитель, увидев моё желание проехаться на нём, тихо посоветовал мне перейти на другую сторону улицы, где он бы меня забрал по более низкому тарифу. Но план его был нарушен – контрольно-ревизионная служба автовокзала поняла его хитрый замысел и он посоветовал мне взять билет в кассе до Кугесей, первого села на трассе. За эту цену доехал до развилки в Цивильске, где направо отходила дорога на Канаш, Ульяновск и Сызрань.

Уже темнело, а до Канаша оставалось километров 40. Всё же получилось застопить проезжавшую мимо «Волгу», на которой добрался почти до вокзала. Обнаружил на нём замечательную дешевую столовую, где сытно поужинал. Интересно, что в туалет бесплатно тут не пускают, если до отправления более часа. Кажется, это входит в противоречие с Уставом железнодорожного транспорта РФ.

Сел на поезд, приехал в Москву. По некоторым причинам вышло так, что жить пришлось в гостинице «Измайлово». Точнее, в корпусе «Альфа». Вполне там понравилось.

Разобрался с финскими визами, зашёл в афганское посольство, где меня невежливо послали за приглашением. В новоезеландском выяснил, что подходить надо к 10 часам, что в следующий раз и сделаю. Как всегда, дел в Москве было много, поэтому всё перечислять смысла нет. Да, еще к «Ашану» подключился, во время посещения магазина решил приобрести их сим-карту, которая на самом деле МТСовская. Теперь у меня есть московский номер 89154666044.

На следующий вечер выехал с Павелецкого вокзала электричкой до Михнево. Затем пересел на электричку, идущую в Узуново. Давно хотел посмотреть эту важную стыковую станцию, где московские локомотивы постоянного тока сменяют россошанские переменного тока. Чем-то она похожа на Вековку, но находится не на такой крупной магистрали, поэтому поездов не слишком много. Допив пиво, отправился на свой поезд №387, следующий из Москвы в Актюбинск, уже подошедший к станции, что удивительно, раньше положенного времени. Мой вагон был закрыт, поэтому зашёл через соседний. Обрадовал проводника своего вагона тем, что бельё брать у него не буду. Был удивлён, что в казахских поездах в цену билета оно не входит. Ведь на Украине и, вроде бы, в Беларуси – наоборот. Заметил, что в моём билете до Илецка стоимостью в 1100 рублей с гаком не была включена обязательная медицинская страховка в 2 рубля 30 копеек. Таким образом, в международном поезде я не был застрахован от всяких несчастных случаев, которые вполне могли бы произойти в дороге.

Спокойно уснул и проснулся лишь на границе Юго-Восточной и Приволжской железных дорог, когда мы въезжали на станцию Ртищево, что находится уже в Саратовской области. Закупился местным продовольствием в отдаленных от станции киосках. Особенно понравился сок «Сады Придонья», который обычно выпускают в 3х литровых банках. Но и в обычных коробках тоже было неплохо.

За время стоянки в Саратове приобрёл разливное кузнецкое пиво «Визит», успел подключиться к местному «Билайну» за 50 рублей. Нашёл для себя неплохой тариф «Добро пожаловать», по которому удобно звонить в другие регионы и страны.

К вечеру добрались до Озинок, пограничной станции, на которую я когда-то въезжал на пригородном поезде из Уральска. Здесь российские пограничники проверяли поезд более двух часов. По-моему, это достаточно много для плановой приграничной стоянки. Обычно в таких случаях минут 30-40 делают.

Наконец, мы выехали из России и поехали в окружении тёмных степей в сторону государственной границы с Казахстаном. Вдали от путей виднелся огонёк, скорее всего, являвшийся автомобильным контрольно-пропускным пунктом, расположенным неподалёку от железной дороги.

На станции Семиглавый Мар начался Казахстан. Миграционку заполнять не требовалось, о чём сказали мне попутчики, тоже следовавшие в Соль-Илецк. Это я уточнил впоследствии несколькими днями позже на станции Тобол, где на стене висел плакат, посвященный правильному использованию «толкужатка коши-кон карточкасы». В прошлый раз, когда я пересекал здесь границу, штамп тут мне ставить отказались. Подобная ситуация была и у других видных путешественников. На этот раз пограничник спросил у меня, куда я еду (я, как и все, сказал – «Соль-Илецк»), проштамповал мне паспорт штампом «Жайык» (по-видимому, название станции Семиглавый Мар сочли не исконно казахским), после чего я спокойно уснул, надеясь, что раньше Чингирлау, пограничной с Россией станции, я уже не проснусь.

К моему удивлению, я проснулся уже в Оренбургской области. Никакого выездного контроля из Казахстана не было. Почему? Наверное, потому, что российский погранконтроль проводился не в поезде, а в помещении вокзала станции Илецк-1. Прошёл его одним из первых и отправился на трассу. Соль-Илецк известен прежде всего своим солёным озером, куда приезжают отдыхать и лечиться жители многих регионо. Озеро окружено стенами и вход туда платный – сто рублей. Я решил, что воды этого озера не уникальны, ведь в степях есть много других замечательных озёр с подобным составом.

Когда-то я уже был здесь и приехал на станцию из Оренбурга, на утреннем пригородном. Тогда же пришлось пройти по этой же трассе, а затем выехать в сторону Ак-Булака и Актюбинска. В этот же раз я повернул налево и перешёл через пути, откуда застопил машину до Оренбурга. Водителем был казах-россиянин, много рассказавший и о родном крае, и о своём народе. Узнал от него, что в Соль-Илецком районе выращивают арбузы. Тут, в отличии от Астрахани и Волгограда, произрастает какой-то особый сорт, не нуждающийся в обильном поливе. Казахов здесь много, тут территория расселения младшего жуза (т.е. рода). По словам казаха, Оренбург издревле являлся столицей казахов, а русские оккупировали его. А на этой земле похоронены многие знаменитые казахские батыры и Назарбаев неоднократно прилетал сюда, дабы отдать им долг уважения. Казах сказал, что Назарбаев является прямым потомком печенежского хана, разгромившего отряды Святослава и сделавшего из его черепа себе чашу. Думаю, что, скорее всего, это только пиар такой :)

Радуга на станции Орск ЮУЖД

Радуга на станции Орск ЮУЖД

Доехал до Оренбурга, где я из Азии снова въехал в Европу. Граница, как известно, проходит по реке Урал. Я её пересёк, проезжая по объездной дороге. Довезли меня сразу же до орской трассы, где с несколькими пересадками оказался в Орске. Добравшись до железнодорожного вокзала и вернувшись в Азию (после еще одного пересечения Урала), посетил столовую при локомотивном депо, где поел по достаточно низким ценам. В парке «В» удалось сесть на тепловоз, следующий до Домбаровского, он же – станция Профинтерн. Там переночевал и сел на утренний пригородный поезд до Рудного Клада. Транзитом проехал через Казахстан, на территории которого находилась станция Союзная. У тех, кто следовал до неё, паспорта изымала проводница и передавала пограничникам. Наверное, там был и российский, и казахстанский пограничник, иначе пассажиры, едущие в Орск и садящиеся здесь, автоматически становились бы нелегалами.

Итак, станция Рудный Клад была тупиковой. Сообщение с Орском слабело с каждым годом, остались всего один-два грузовых поезда в сутки и один пригородный. Посёлок Светлый, который находился вдоль железнодорожных путей, нельзя было назвать депрессивным. Хотя он находился в таком отдалении от областного центра, тут строились новые дома. По данным Википедии, здесь находится Буруктальский никелевый завод и даже ходит одна маршрутная «ГАЗель». Но посёлок меня совсем не заинтересовал – я отправился к выезду в сторону посёлка Восточный. Из Светлого шла дорога на север, упиравшаяся в территорию республики Казахстан. Обычно граница России с Казахстаном проходит или на западе, или на востоке, или на юге, что естественно. Но на севере – только здесь.

пгт. Восточный

пгт. Восточный

Кое-как добрался до Восточного, потратив на это полтора часа, ибо машин было относительно мало. Сам посёлок производил весьма своеобразное впечатление. Сложно было назвать и дорогу, проходившую через него, межгосударственной автотрассой Оренбург-Кустанай. Дойдя до конца деревни, увидел небольшую речку. Это был Тобол (по-казахски Тобыл), берущий истоки именно здесь и впоследствии впадающий в районе Тобольска в Иртыш. Но где же граница? Местные подсказали направление «в Казахстан», но дорога через поле к предполагаемому КПП меня смутила. Я предположил, что жители просто неправильно поняли меня и тут находится один из нелегальных переходов. Вдали виднелось сооружение, которое я принял за коровник. Как оказалось, оно оказалось российским межгосударственным КПП «Восточный». Таможенник досматривать не стал, мотивировав, что «все равно казахи обыщут». Пограничник долго знакомился с паспортом, но минут через 5 поставил печать и пожелал счастливого пути.

Карта Светлинского района, по которому проходил маршрут

Карта Светлинского района, по которому проходил маршрут

Через Тобол можно было перейти по насыпи, что я и сделал. Уже за ним я оказался на территории Казахстана. В будке с государственным флагом сотрудники КПП проштамповали мне паспорт и миграционку штампом «Аккарга», что в переводе означает «белое золото» – тут его много когда-то находили. Раньше же посёлок именовался Дзержинский. Таможенник даже внимания на меня не обратил. Пограничники посочувствовали мне – ведь до Джетыгары еще далеко, а машины туда ездят редко. Однако я был настроен оптимистичнее. Застопил первую машину, едущую по трассе километров 15 и сворачивающую в поле. На ней совхозный водитель привёз местным пастухам воду для скота. Больше машин в этот день не было.

Ночевать отправился к гостеприимному пастуху, угостившему сальсой – супом из свежей говядины. На следующий день оказалось, что многие местные жители пренебрегают асфальтированной дорогой и едут по полю, в паре километров от этого места, дабы сохранить подвеску в целости и сохранности. Пришлось прогуляться вперед, до места предполагаемого пересечения. Затем застопилась машина до Джетыгары, которую именовали просто «город». Вёл машину надзиратель специальной тюрьмы для осуждённых на пожизненное лишение свободы, мимо которой мы проехали.

Водка Хохлушка

Водка "Хохлушка"

Водитель следующей машины, ехавший из Джетыгары в Лисаковск, оказался очень интересным собеседником. Не стеснялся высказывать свои политические взгляды и прекрасно ориентировался в различных областях. Затем от Лисаковска получилось добраться до Тобола – прямо до железнодорожного вокзала, где, после ужина в столовой вагонного депо, решил переночевать. В одном из магазинов увидел водку «Хохлушка» с резиновым профилем Тимошенко сверху. Решил сфотографировать.

На следующее утро добрался до Кустаная, еще раз пересёк Тобол и к вечеру не спеша добрался до посёлка Есиль (казахское название Ишима), расположенного в Акмолинской области (центром которой является не Астана-бывшая Акмола, а Кокчетав). Водитель, который привёз меня сюда, договорился с руководством гостиницы, дабы они разместили меня на ночь безденежно.

Нестандартная мечеть

Нестандартная мечеть

Следующим утром получилось добраться до Астаны с небольшим заездом в посёлок Красивый, в котором имелась станция с забавным названием Красивый-Казахский. В соседнем посёлке увидел оригинальную мечеть, построенную, по-моему, из сданного цветного металла. Но 5 дней миграционной карты скоро уже подходили к концу, поэтому было принято решение немного изменить маршрут. На вечерней электричке добрался до Ерментау, где продегустировал казахстанское пиво с местной закуской – чипсами и сухариками «Болжау», произведенное дочерней компанией «Сибирского берега», производителя «Кириешек». Затем за 500 тенге (130 рублей) удалось доехать до Павлодара в переполненном поезде из Пресногорьковской, именуемым местными «Пресней».

Атбасарская узкоколейная железная дорога

Атбасарская узкоколейная железная дорога

Утром выехал до трассы, ведущей в сторону Кулунды, где застопил старый автобус, произведенный где-то в Краснодарском крае. Водитель и 2 его пассажира ездили по деревням Павлодарского района, принимали стеклотару и продавали удобрения. Иногда даже меняли одно на другое. Довезли до Красноармейки, где застопился междугородный павлодарский автобус до Щербактов. Оттуда получилось уехать до Куркамыса, а затем уже и до границы. Пройти её было достаточно просто. Сложнее было дождаться попутного транспорта до Кулунды. Им оказался казахстанский КАМАЗ, следующий в алтайский райцентр Баево за лесом.

Приезд в Кулунду сразу же посвятил походу по магазинам. Интересно, что и купленное пиво, и закуска были произведены в Алтайском крае. После магазинов отправился на станцию с великолепным и уютным вокзалом, где первым делом пошёл к дежурной по станции. Мне вежливо объяснили, что на Малиновое Озеро, куда я планировал поехать, курсирует только маневровый. И пойдёт он лишь в 4 утра, поэтому время еще было. Зашёл в вокзал, где договорился с составителем поездов, что при подходе поезда она разбудит меня, спящего в помещении зала ожидания. Разбудил меня не кто иной, как помощник машиниста маневрового тепловоза, хотя он и должен работать «в одно лицо». Вежливо извинился, что они уже отъехали на седьмой путь, поэтому придётся обходить по шпалам. Взял заряженный сотовый телефон и фотоаппарат у составительницы поездов и отправился к составу.

станция Малиновое Озеро ЗСЖД

станция Малиновое Озеро ЗСЖД

Мне поначалу выделили крытый вагон, так как была ночь и сильно хотелось спать. В Михайловке крытый вагон оставили, а я перешёл в кабину. Пока локомотив проводил маневровые работы, я посетил местную столовую, где отведал чебуреки. Железная дорога на этом участке находится в запустении, вокзал станции Михайловка-Алтайская заколочен и не планируется к открытию. В помещении станции висит табличку, призывающая желающих купить билеты на поезд обратиться в Кулунду.

Наконец, после часа маневровых работ тепловоз продолжает свой путь до Малинового Озера, где передаёт вагоны мотовозу, следующему с ними на местный завод. А дальше Малиного Озера железная дорога кончается. На вопрос «почему же разобрали?» машинист отвечает, что РЖД попросту решила выбить побольше денег с Казахстана за транзит грузов. Ведь из Локтя через Малиновое Озеро прямая дорога на Кулунду и Омск.

Автор отчёта

Автор отчёта

В сам посёлок Малиновое Озеро мне совсем не надо. Набираю воды возле источника, что рядом с бывшим вокзалом. Местные жители специально приезжают сюда, чтобы воды набрать. Говорят, что вода тут лучшая. Бригада сказала, что рядом живёт «нелегал». Не вьетнамец или китаец, как я предположил, а просто местный житель, которого не хотят тут прописывать. Нет больше станции, нет и посёлка при ней.

После этого попрощался с машинистом и поммашем и отправился смотреть озеро. Почему оно малиновое? Говорят, что в нём водятся какие-то рачки, с помощью которых вода кажется такого оттенка. Особенно это видно, если сильный ветер поднимает волны. Но вблизи тоже вода удивляет своим удивительным цветом. А еще там грязь лечебная. И озеро солёное, а значит, утонуть там не получится – можно только на поверхности плавать. Вот только дно острое из-за соли, что не радует.

Малиновое Озеро

Малиновое Озеро

Искупавшись, отправился в сторону бывшего переезда, но машин было мало. Только через час получилось добраться до государственной границы РФ, КПП «Малиновое Озеро» и перейти его пешком. Офицер ФПС ФСБ предложил в подарок бутылку алтайской минералки, от чего сложно было отказаться в такую жару. На казахстанской стороне получил штамп «Коянбай» в миграционку и паспорт, а затем сел в машину, водитель которой ждал уже сутки прохождения границы из-за различных бюрократических проблем. Следовал он в Алма-Ату через Караганду, поэтому доехал с ним лишь до трассы на Семипалатинск. Следующая машина шла в «Семск», как назвал этот город пасссажир, сидевший рядом с водителем.

Сложилось чёткое впечатление, что и водитель, и пассажир являются представителями преступной группировки. Сейчас они сопровождали груз – «КАМАЗ» с лесом из посёлка Сосновка, следующий на юг Казахстана. Предложили остановиться у них – подумав, решил согласиться. Квартира была в состоянии ремонта, в одной из комнат жил казах с криминальным прошлым, долго о нём рассказывавший.

Мост через Иртыш в Семипалатинске

Мост через Иртыш в Семипалатинске

Следующим утром отправился на осмотр города. На вокзале Семипалатинска выяснилось, что поезд Защита-Алма-Ата пока что ходит через Локоть, но вскоре будет следовать по новой ветке в обход России напрямую на Чарск (он же Шар по-казахски). В одном из магазинов купил семипалатинского пива «Чешское», которое впоследствии оценил на слабую «четвёрку». Попробовал в советском автомате, стоящем на рынке, воды с сиропом и без. Стоила совсем недорого, а вкус был такой же, как и в далёком детстве.

После Семипалатинска поехал в Усть-Каменогорск. Добрался до выезда и на первом же нерейсовом автобусе, перевозившем вахтовиков, добрался до этого города. Решил переночевать с палаткой на Бухторминском (или Бухтарминском?) водохранилище, о чём впоследствии пожалел не раз. Хотя Усть-Каменогорская ГЭС оказалась довольно красивой и интересной для посещения, тут были тучи комаров. Кстати, только в момент написания рассказа узнал, что центром Восточно-Казахстанской области по прежнему является Усть-Каменогорск, а не Семипалатинск, ныне переименованный казахами в Семей.

Усть-Каменогорская ГЭС

Усть-Каменогорская ГЭС

На следующий день поехал в сторону Шемонаихи. Ночёвка застала в дороге. Местный житель пригласил в гости, но приглашением воспользоваться не успел.

Утром доехал до Шемонаихи. Оттуда – до КПП «Убе», опять же названного по-казахски. Между постами проехал на швейцарской машине, которую местные пограничники неверно идентифицировали, как «английская». Я сразу узнал по регистрационному номеру, что машина из Берна, поэтому не было особых проблем договориться с водителем и его женой-пассажиркой. Ехали они в Монголию, не пожалели свою машину :(

В Россию въехал без проблем. Сначала добрался до Третьяково, потом до Змеиногорска, старинного городка, где впервые была построена чугунно-рельсовая дорога. Еще в городе имелась гора Змеиная и пещера. Из Змеиногорска проехал через Курью и Поспелиху до Барнаула. До краевого центра доехал на «Газели», следовавшей из Рубцовска и везшей только одну пассажирку.

Железные дороги начинались здесь

Железные дороги начинались здесь

Переночевав на вокзале, утром поехал на автобусе до аэропорта к выезду на Камень-на-Оби. На будущее отметил для себя, что первый автобус отправляется еще в 6 – ведь в 9 часов мне уже вылетать из барнаульского аэропорта 17 сентября.

Днём добрался до Камня-на-Оби, доехал на пригородном до Карасука, на котором когда-то ехал и раньше. Но в этот раз решил всё же приобрести билет до Иртышской, что обошлось в 305 рублей. Вечером приехал на эту станцию.

Тут же начались проблемы, сотрудник ЛОВД пригласил меня в отделение и предложил сделать дактилоскопию. Когда я потребовал основание, он не смог таковое назвать и вёл себя неуважительно. Впроситься в локомотив не дали сотрудники ВОХРа, отвели в ЛОВД и потребовали выписать предупреждение – видимо, хотели, чтобы начальство заметило их. Один из сотрудников ЛОВД совершенно серьёзно заметил, когда узнал, что второе высшее образование у меня юридическое, что теперь, на основании этого, в протоколе ко мне будут применены санкции как к юридическому лицу, а не как к физическому. Блин, откуда ж такие долбанутые в нашей милиции?

Переночевал и поехал на первой электричке до Омска. Кондукторша «Омской пригородной компании» совершила подлость – обсчитала на 50 рублей, после чего стеснялась показываться в моём вагоне, хотя я уж было подготовил фотоаппарат для запечатления её физиономии. Вообще, в дальнейшем буду стараться не пользоваться услугами пригородных поездов Омского отделения – каждый раз с ними связаны какие-нибудь мрачные воспоминания.

Из Омска долго выезжал. Как оказалось, самый простой способ выехать на тюменскую трассу – сесть на пригородный автобус от ул. Дергачева, идущий аж до станции Любинская. Я застопил его на трассе и заплатил за 15 километров до Красного Яра аж 3 рубля. Пост ДПС, где я вышел, был очень удобен для остановки попутных машин. Минут через 5 я нашёл прямую машину до Тюкалинска. Там не сразу догадался дойти до поворота в конце посёлка, только через час оказался там. Следующая машина следовала до последнего райцентра Омской области, Крутинки. Добрался до деревни в 5 км от границы областей, о чём пожалел – ведь машины здесь даже не притормаживали. И только на грузовой «Газели» с казахом за рулём я въехал в Тюменскую область, а затем добрался до райцентра Голышманово, где водитель свернул направо, в сторону ХМАО.

Следующая машина была до Омутинска. Оттуда еще несколько километров проехал с местным жителем и застопил «Газель», ехавшую с мотокросса из Омской области в Свердловск. Целую ночь ехали по дороге через Шадринск и Каменск-Уральский, а утром уже я был в Уктусе.

Специально дождался открытия пивных магазинов, где закупился продукцией местных заводов. В одной из точек оказалось лысьвенское пиво, взял и его. Затем на скоростном электропоезде за 192 рубля добрался до Перми, спокойно проспав всю дорогу.