Shambhala-Center
 Главная Стрелка О центре
Главная > Экспедиция в Океанию > индия, часть 1, мумбай-агра

индия, часть 1, мумбай-агра

Из ракового отсека

Из "ракового" отсека

Еще в самолёте заполнил миграционную карточку. С ней и вышел из самолёта на телетрап.

Затем вдоль каких-то коридоров дошёл до медицинского контроля. Что он из себя представлял? Просто ставили всем штампики «здоров». К счастью, бесплатно, а не как в Узбекистане, где они пытаются деньги на этом делать.

Следующим был паспортный контроль. Большая очередь для индусов и не-индусов. Меня опросили, где буду жить. Назвал адрес встречающей стороны. А то бы могли и не пустить, наверное.

Выхожу из зала, где вокруг куча народу вертится – какие-то агенты туры и «предоплаченное такси» предлагают.

Даже в центре города иностранцы зажимают нос

Даже в центре города иностранцы зажимают нос

Увидев табличку «дринкинг вотер», набрал оттуда воды в пустую бутылку. Её запах напоминал воду унитазную.

Покинув аэропорт, сразу же почувствовал горячий воздух Южной Азии, к которому привык не сразу. Кругом такси-кэбы и мотоциклисты с сиденьем для пассажиров – ага, вот кто такие моторикши!

Теперь мне нужна ближайшая к аэропорту станция Андхери. Как на неё попасть? Спрашиваю полицейского. Тот не даёт мне выйти из аэропорта и запихивает к моторикше. Про счётчик я смутно догадываюсь, но не проверяю.

Прилавок

Прилавок

Платить не хотелось. Хотя бы потому, что нечем. Рупий нет, да и советских рублей маловато. Показываю мотоциклисту 10-рублёвую советскую купюру с Лениным. Ему, похоже, без разницы, что брать. Он ведь знает, что любого белого мистера обмануть легко. Ну он так и сделал, когда я приехал на место, потребовал 100 рупий (50 рублей) . Конечно, деньги не такие большие, но я почуял, что что-то тут неспроста. И был-таки прав. Поэтому презентовал моторикше купюру с Лениным. Одной ему показалось мало, он потребовал вторую. Дал, пусть подавится.

Ну вот и станция. Кругом пейзажи, как в Сирии. Но что-то не совсем так – запах дерьма и пряностей отчётливо выделяется среди прочих индийских ароматов. У чистоплотных арабов такого не было. Уже возле Андхери я заметил, как индусы справляют нужду (и большую, и малую) рядом с дорогой без всякого стыда и уважения к окружающим.

На улицах Мумбая

На улицах Мумбая

Так, теперь сажусь на поезд, узнав нужное направление. Говорят, ехать на станцию Дадар, затем до станции Курла. От неё – уже до нужной остановки без пересадок.

Кстати, на станции я впервые увидел широченную индийскую колею в 2 метра. Это ведь даже хорошо, что она такая большая – вагоны из-за этого больше получаются.

Как я обнаружил позже, в Дадаре и Курле пересекаются 2 отделения Индийской железной дороги – западное и центральное. Одному принадлежит ветка от станции CST в Бомбее, а другому – от Чёрчгейта. Интересно, что у обоих управление находится в Мумбае.

Итак, сажусь в первый подошедший поезд. Естественно, выбираю, где людей меньше. Сажусь в отсек для раковобольных и инвалидов. Непонятно, за что их так изолируют? Но вроде инвалидов там не было. Неужели все раковобольные? Не верится.

Вокзал CST отнюдь не Централ Стэйшн, а Чхатрапати Шиваджи

Вокзал CST отнюдь не "Централ Стэйшн", а Чхатрапати Шиваджи

Еду до нужной станции. Атмосфера – как в товарном вагоне. Как-то ехал от Сергача до Черустей в грузовом, ощущения похожие. Остановки, разумеется, никто не объявляет.

На пересадочных станциях меняю поезда. Разумеется, все бесплатные. Как-то я умудрился спросить у контролёра, до такой ли станции идёт этот поезд. Спросил, есть ли у меня билет, сказал ему, что да. Но для таких случаев я им приготовил сурприз еще в России.

Пригородный электропоезд до станции Кальян ЦЖД

Пригородный электропоезд до станции Кальян ЦЖД

Приезжаю на станцию. Сажусь на автобус и еду. Соврубли не приняли. Но это, наверное, скорее исключение, чем правило.

Да, только сейчас заметил, что движение левостороннее, а автобус напоминает списанный британский. Может так оно и есть?

Амит, пригласивший меня в гости в свою квартиру в столице штата Махараштра, написал мне подробный план, как можно доехать до его дома. С помощью плана нахожу нужный адрес, регистрируюсь в «книге учёта посетителей». Поднявшись наверх, встретился с хозяином. На дверях у него нарисована свастика. Довольно популярный знак в Индии.

В лифте, кстати, висело объявление от организации, стерилизующей собак. На каждую – 4500 рупий. Как оказалось, жители платят, ведь карму портить не хочется никому.

На бомбейском вокзале CST

На бомбейском вокзале CST

Он рассказывает про себя. Замечаю у него два новеньких коммуникатора с QWERTY-клавиатурой. Говорит, что один выдала фирма, а другой – его собственный. Ни разу впоследствии не видел таких богатых индусов.

Амит показал свои фотографии. Он тоже любит путешествовать, но по-другому: на своём мотоцикле и по Индии. Последняя его поездка была в штат Джамму и Кашмир (что на севере страны), где он доехал почти до китайской границы через огромные перевалы. Говорит, что именно там находятся самые высокие места, где существуют автодороги. Думаю, что он не совсем прав – ведь есть и Памирский тракт в Горном Бадахшане Таджикистана. Там у иных людей и кровь из носа идёт – действительно высоко.

Жители удивляются, увидев настоящего белого человека

Жители удивляются, увидев настоящего белого человека

Хотя, всё же, назвать Памирский тракт дорогой можно с некоторой натяжкой, с асфальтом в Таджикистане хреново.

Позавтракал едой. Вегетарианской. Большинство индусов – вегетарианцы. Не хотят себе карму портить. Еду готовили служанки Амита, которые пришли вымыть ему посуду, приготовить завтрак и постирать вещи.

Незнакомые блюда переношу плохо. Тем более – вегетарианские. Несколько тянуло проблеваться.

После завтрака поехали смотреть город. Амит, как я уже говорил, мотоциклист. Поэтому поехали на его транспортном средстве до центра через какие-то пригороды.

Крикет - любимая игра индусов

Крикет - любимая игра индусов

В конце концов оказались на длинной прямой улице, начинавшейся от музея. Там он отправился на рабочее место, а я пошёл изучать город.

Сразу заметил, что большинство зданий в центре Мумбая выполнены в колониальном стиле. Это как будто тот же Лондон, но или в прошлом (наполненый старой техникой), или в будущем (много индусов вокруг).

На прилавках продавали что-то непонятное. Один продавец перемалывал через какой-то станок непонятную траву. Тростник, что ли, сахарный?

Эта сеть кофейных никогда не будет популярной в России

Эта сеть кофейных никогда не будет популярной в России

Соки продавались везде свежевыжатые. Стоили очень дешево, в рублях – около 2-3 за стакан. Но учитывая, что стаканы тут не моют, а индусы – народ не самый чистоплотный (как я уже заметил), решил пока соки не дегустировать.

Теперь нужно было поменять деньги. Зашёл в несколько банков. Во всех из них мне отвечали примерно одно и то же – деньги они могут поменять только клиентом, которым мне стать весьма проблематично. Проще всего сходить в турагенство и поменять.

Надпись в индийском стиле

Надпись в индийском стиле

Похоже, что действительно по-другому никак не поменять. Изучаю два расположенных поблизости турагенства. Сразу спрашиваю их – сколько я получу в обмен на 35 американских долларов? Одни говорят сумму в 1465 рупий, другие – в 1500. Последними я и воспользовался. Это было бюро Томаса Кука на центральной улице, недалеко от вокзала CST.

Иду дальше. На улицах много мотоциклистов. Пиво нигде не продаётся. Мясо – тоже не видно. Вскоре подхожу к вокзалу CST. Кругом электрички, полицейские и много индусов, куда-то спешащих. А кто-то просто сидит рядом с вещами.

Обращаю внимание, что огромная лужайка эксплаутируется любителями игры в крикет. Как выяснилось, от колонизаторов индусы полюбили крикет, чай с молоком и еще некоторые британские особенности.

В центре Бомбея

В центре Бомбея

В конце концов дошёл до Чёрчгейта, от которого близко было море. Купаться на нём было негде – набережная завалена какими-то бетонными штуками.

Иду к другому концу набережной, где отдыхаю от жары в тени арки, дегустируя местное мороженое и минеральную воду. Удобно, кстати, что цены в Индии фиксированные. И их пишут на товарах, не давая возможность индусами обмануть белых мистеров.

У арки со мной заговаривает на чистом английском то ли индианка, то ли англичанка. Нет, всё же англичанка, переехавшая сюда много лет назад и преподающая право. Прецендентное право, кстати, тоже у колонизаторов переняли.

Она спрашивает меня про Рождество – как мы его отмечаем в стране. Сказал, что как правило, никак. Ну или напьются все. Про дату ей рассказал, ведь многие европейцы не знают, что у нас празднуется 7 января, а не 25 декабря. Она удивилась этому и, кажется, не поверила.

Рыбацкие лодки возле набережной

Рыбацкие лодки возле набережной

Рядом сели еще какие-то англичане. Как выяснилось, из Лидса. Девушка тащила своего упирающегося молодого человека на Гоа, куда он не особо хотел. Можно его понять, ведь что делать на Гоа? Только на пьяных русских и англичан смотреть.

Сказал им, что из Лидса летает хорошая авиакомпания Jet2. Они, наверное, очень удивились: откуда этот дикий русский знает про их аэропорт :)

Солнце заходит, а я продолжаю прогулку по Мумбаю (ну или Бомбею, разницы, в общем-то, никакой). Есть даже не хочется, ведь жара ужасная, аж 35 градусов. Обнаруживаю алкогольный магазин, как в Сирии. Пиво стоит от 50 рупий за пол-литра. В принципе, не так дорого, но пока не беру.

Случайно попадаю на территорию воинской части, расположенной прямо в городе. Никому до меня нет дела, документов не спрашивают и не говорят, что ходить здесь запрещено. Удивительно.

Индусы, индусы, кругом одни индусы...

Индусы, индусы, кругом одни индусы...

Затем прохожу какой-то не очень богатый район, где вижу юношу, совершающего акт дефекации прямо на улице города. Порой индусы подходят к стенам возле дороги и опустошают свой мочевой пузырь прямо на них. В одном из кварталов, находящемся на берегу, продают рыбу. Похоже, не всё еще потеряно, может быть и найдётся не-вегетарианская пища для меня.

Однако, время подходит к концу. Сажусь на автобус и еду в сторону вокзала CST. Даю советскую десятку, сдачу получаю в рупиях. Неплохо так.

Устрашающая надпись

Устрашающая надпись

Добираюсь до места встречи, затем едем с Амитом куда-то в кафе, где проходит встреча участников Каучсёрфинга. Кафе дорогое, поэтому там ничего не берём. Общаться с участниками не очень интересно – говорить ни о чём мне не нравится. А общих интересов у меня с ними нету. Было несколько европейцев, все или приехали из Гоа, или туда собираются. Кто-то изучает «уникальную» индийскую культуру.

В конце концов едем домой. По пути берём пива с гордым названием Кингфишер. Его выпускает холдинг, в который входит и одноимённая авиакомпания, ранее известная как лоукост под названием Эйр Декан. Теперь они лоукостом быть не хотят.

Бурундук со станции Сурат

Бурундук со станции Сурат

Говорю, что хочу мясо. Амит меня буквально тащит в соседний дорогой ресторан, где я оплачиваю мясо, стоящее 400 рупий. Цена огромная. Неужели всё мясо в Индии такое дорогое?

Как оказалось дома, оно еще и очень острое, поэтому есть его сложновато. За пивом разговорились о насущном. Показал Амиту фотографии родного города, которые взял с собой. Оказывается, Амит был юристом. То бишь коллега – по моему второму высшему. Я спросил его об индийской политике, он сказал, что поддерживает Индийский национальный конгресс, который когда-то создал еще Ганди. Спросил его, почему в Шри-Ланку мост не строят.

Говорит, что тамилы, проживающие в штате Тамил-Наду, против этого, ведь на Шри-Ланке тамилов не особо любят, они там дискриминируемое меньшинство. Было ведь и движение «тамильских тигров», стремящихся построить государство Тамил-Илам в Шри-Ланке, но оно всё же капитулировало.

Типичный индуистский храм в Сурате

Типичный индуистский храм в Сурате

Мы вспомнили о договоре между СССР и Индией, который подписала Индира Ганди с Брежневым. Вообще, Индира Ганди очень популярна в стране и часто изображается на плакатах. Амит был пенджабцем и я его попросил рассказать поподробнее про её убийство, он рассказал про телохранителя-сикха, убившего в отместку за осквернение Золотого храма в Амритсаре. А её сын, Раджив Ганди, пострадал от террористки-смертницы из-за поддержки правительства Шри-Ланки во время войны между «тиграми» и центральным правительством.

Амит расспрашивает меня про Россию и СССР. Рассказываю ему. Дарю соврубли и матрёшку.

Нечистое животное в Джайпуре

Нечистое животное в Джайпуре

Утром едем на станцию Курла, располагающуюся неподалёку. Там сажусь на электричку и еду до Дадара, где пересаживаюсь на состав Западной железной дороги. Теперь, если сайт irctc.co.in (где я узнаю расписание) меня не подводит, вскоре будет поезд до Дели. Мне же нужно только до Джайпура, где я планирую осмотреть знаменитый «Розовый город». Нужный мне поезд отправляется отнюдь не от Мумбая-центрального. И даже не от конечных станций CST или Чёрчгейта. Отнюдь. В Индии даже навороченный ПДС может идти от какой-нибудь небольшой станции типа Дадара или Курлы. Мой же, «Сарай Экспресс» («сарай» в тюркских языках, разумеется, означает дворец), идущий в Дели, должен отправиться со станции Бандра Терминус.

Ехать, разумеется, решаю зайцем. Предполагаю, что на входе проверять билеты не будут, только в вагоне. Поэтому сесть нужно не на первой станции, а, например, на второй. Вторая по счёту станция, где останавливался поезд, именовалась страным именем Боривали (на картах почему-то Боривилли). Ну, значит, туда мне и нужно.

Популярный мобильный оператор

Популярный мобильный оператор

На станции изучаю ассортимент продаваемой продукции. Цены, опять же, фиксированы. Торговлей занимаются частные лица, предлагающие чай с молоком или самосу – маленький пирожок наполненный картошкой с травой, весьма сытный. Однако, главный монополист – безусловно, IRCTC, которой принадлежат все киоски и рестораны на железнодорожных станциях.

Всё можно купить достаточно дешёво. Чипсы Лэйз, например, стоят 20 рупий. Но вкус у них паршивый – или со вкусом «индийских специй», витающим в воздухе вместе с ароматом говна; или по-испански. Эти еще хоть как-то можно есть. Разумеется, никаких ароматов бекона и т.д. здесь не найти. Та же фигня в Макдональдсах и даже в Пицца-Хатах. Никакого мяса. Вот гады.

Он в работе круглый год, он, верблюд - рабочий скот

"Он в работе круглый год, он, верблюд - рабочий скот"

Итак, сажусь в Боривалях на поезд. Сразу же попадаю в плацкарт, где занимаю нижнюю полку. Жду контролёра и вскоре он объявляется – в чёрном железнодорожном костюме. Показываю ему свою бумажку, где написано о том, что я являюсь участником экспедиции. Он внимательно её изучает. Говорит, ну и чего? Бумажка российская, а не индийская. Вот получишь такую же в Индии и езжай сколько хочешь. А на следующей станции выйти придётся. Всё это он говорит очень вежливо, смущаясь и боясь обидеть белого мистера. Следующая станция, Сурат, находится уже в Гуджарате, соседнем штате.

Немного погулял по станции. Вскоре должен подойти поезд, идущий в сторону Ахмедабада. Ожидаю его. Прогулялся по железнодорожному мосту, где заметил резво прыгающих бурундучков. Они тут, наверное, крыс заменяют.

Прошёл грузовой поезд. Последний его вагон использовался местными жителями, как бесплатный пригородный. Обычных пригородных здесь уже нет – они только в окрестностях крупных городов типа Бомбея. Кстати, в нём электрички мне показались наиболее колоритными. Чтобы увидеть Индию во всей красе, нужно и на них проехаться тоже :)

Коза джайпурская

Коза джайпурская

Итак, сижу в общем зале ожидания, жду поезд. Как оказалось, в Индии есть залы ожидания для пассажиров второго класса, первого класса и даже специальные залы ожидания, в которых имелись кондиционеры и кожаные диваны. Но это не на каждой станции. И пока что здесь, в Сурате, я еще боялся покупать еду или использовать залы ожидания для пассажиров с билетами.

Сажусь на нужный поезд, в вагон, на котором написано «II-Sleeper». Очевидно, второй класс со спальными местами. Это мне подходит, ведь я предпочитаю ночью спать.

Священная корова

Священная корова

Занимаю какое-то место на третьей полке. Индийский вагон напоминает наш общий, но с тремя полками и тремя кондиционерами-вентиляторами. Вскоре подходит контролёр и требует билет. Показыаю бумагу, он изучает и говорит – да, бумага действительно хороша, по ней ты можешь всю Индию бесплатно проехать, т.к. имеешь право на бесплатный билет. Но резервации места у тебя нет. Поэтому нужно тебе свободное место искать и занимать. Иди на 3 вагона вперёд, там чего-нить найдёшь. Как выяснилось, это любимый способ индусов-проводников спровадить белого мистера в вагон к другим проводникам, чтобы им пришлось с ним мучаться. Место всё же находится. Видимо, кого-то попросили поспать на одной полке с другим индусом. Я его занимаю и ложусь спать.

В центре Джайпура

В центре Джайпура

Поезд, кстати, идёт не в Джайпур, а в Джодпур. В Ахмедабаде выходит большая часть пассажиров. Садятся новые. Утром поезд прибывает в Марвар, где сворачивает с основной бомбейско-делийской магистрали и идёт к конечной станции. Я покидаю поезд и иду в зал ожидания повышенной комфортности. Какой-то мужик, сотрудник станции, просит, чтобы я записался в книге учёта пассажиров. Указываю наобум данные поезда и билета. Во всех случаях, где мне это приходилось делать, сотрудникам станции было без разницы, что я указываю.

На улице индусы в шапках. Всё же на улице не так жарко, аж +10. Тяжко для них.

Итак, я в Раджастане. Жду следующий поезд, идущий, кстати, из Бомбея в Джайпур и сажусь в .него. На путях вижу поезд, идущий из Джодпура в Секундерабад. Изучаю карту: ага, Секукндерабад – крупная станция рядом с Хайдерабадом. Теперь, если я поеду в Хайдерабад, то можно ехать и до Секундера.

Железнодорожный вокзал станции Джайпур

Железнодорожный вокзал станции Джайпур

На следующем поезде спокойно доезжаю до Джайпура. Народу мало и я высыпаюсь на свободном месте.

«Розовый город» встречает обилием таксистов. Точнее, не таксистов, а моторикш. Я только сейчас заметил, что такси-кэбы остались в Бомбее. Тут же только мотоциклисты. Все очень навязчивые. Примерный диалог:

- Куда ты идёшь?

- Никуда не иду. Гуляю. Волкинг онли!

- Откуда ты, друг?

- Из России

Антиэкспресс

Антиэкспресс

- Ооооо, конечно, кто ж не знает Россию. У меня там друг в Москве. Зовут так-то. Поехали со мной кататься, город тебе покажу, в ресторан бесплатно свожу.

- Нет уж, как-нибудь потом, может.

И так раз 5-10. Каждый утверждает, что имеет друга в России. Удивительно.

Выбираюсь со стоянки, оцепленной железным забором. Первым делом иду на рынок. Хочется есть. Вижу ларёк с бананами. Спрашиваю цену, говорят, 20 рупий. Беру килограмм. Как оказалось, почти везде в Индии бананы стоят 20 рупий/кило. Цена не очень высокая.

Красный форт в Дели

Красный форт в Дели

Теперь пытаюсь попасть в центр, но оказываюсь в каком-то старом квартале, где по улицам ходят коровы и козы (почему-то одетые в кофточки). Кое-где и верблюды попадаются. Пожалуй, Джайпур мне показался одним из самых грязных увиденных мной городов Индии.

Наверху города виден форт. Как туда подняться – не знаю. Иду в центр города, где вокруг длинной улицы много красивых розовых зданий. Нагулявшись иду на вокзал, изучаю быт индусов, располагающихся на ночлег прямо в вокзале. Им даже специальную комнату выделили, где они лежали штабелями.

Индуистский храм

Индуистский храм

Мне же нужно было ехать в Дели. Народу в ближайшем поезде, идущем в 22 часа с небольшим, было много, поэтому я занял место лишь в тамбуре. Кстати, и тамбуры были оккупированы индусами. Нашёл более чистый, разложил спальный мешок и уснул. Тут не Россия и никто не наступит, даже если лежишь в проходе, все деликатно перешагивают, не замечая.

Поезд шёл до старого вокзала Дели. Амит говорил, что мне нужен Нью-Дели. Здесь имелось 3 станции – Дели, Нью-Дели и станция им. Хазрета Низамуддина (сразу приходит на ум узловая станция имени Т.Шевченко в украинской Смеле). Аулия Низамуддин, известный так же как и Хазрет – видный суфийский святой, живший в Дели. Очевидно, индусы уважают и ислам, а не только индуизм, раз называют его именем одну из главных станций страны.

Прибываю ночью, высыпаюсь на вокзале. Затем иду в город. Дегустирую пирожоные, очень дешевые и вкусные. Но порой к индийской кухне нужно относиться осторожно – в Бомбее мне предложили мокрое пирожное с неизвестным содержанием за 8 рупий. При одном виде его чуть не проблевался.

Пакистанское посольство в Нью-Дели

Пакистанское посольство в Нью-Дели

Посещаю интернет-кафе, которое администрует какой-то озабоченый индийский юноша. Демонстрирует мне какое-то порнографическое видео, просит за использование компьютера деньги моей страны. Не вопрос, это у нас имеется. В конце концов вымогает с меня еще одну десятку. Вот ведь жлобы.

Какие-то странные мне индусы попадаются:

- Сегодня я иду совокупляться с девушкой. Я до этого никогда этого не делал. Пошли со мной, поможешь?

- Нет уж, спасибо, как-нить некст тайм может :)

Состав поезда в железнодорожном музее

Состав поезда в железнодорожном музее

Нахожу российское посольство на карте. Отправляюсь туда. По пути осматриваю красный форт, одну из достопримечательностей Старого Дели. Дегустирую местные вкуснейшие и дешевые козинаки за 5 рупий. На автобусе еду до какой-то остановки, где мне советуют пересесть на другой автобус.

Заметил, что индусы, стоящие между выходом и сидением, где я сижу, очень внимательно смотрят на меня. Автобус переполнен. Я ожидал что чего-то щас произойдёт. И действительно, пока я шёл к выходу, карман, где находились документы и телефоны, чудесным образом открылся, и всё содержимое выпало наружу. Сразу же говорю водителю и всем, чтобы не двигались с места.

Паровозик

Паровозик

Нахожу коммуникатор, телефон и батарейки, затем какой-то пассажир передаёт мне паспорта. Небольшая сумма денег из обложки паспорта не пропала. К счастью, основная часть денег хранилась в других местах, для карманников недосягаемых.

Еще с парой пересадок доезжаю до посольства. Непонятно, как это я пересёк границу Дели и Нью-Дели, ведь я уже находился в новой столице. Замечаю железнодорожный музей поблизости, но решаю первым делом посетить посольство. Вклеить страницы в паспорт мне наотрез отказываются. Говорят, что не занимаются этим. Ладно, будем стараться экономить место.

Фотографирую великолепное здание посольства Пакистана напротив и иду в железнодорожный музей. По моей бумаге меня не пускают. Ну ничего, вход стоит лишь 10 рупий (6 рублей), оплачиваю их и осматриваю экспонаты. Разумеется, как не прокатиться на местной железной дороге? Делаю круг на маленьком паровозике. Осматриваю музей внутри.

В железнодорожном музее

В железнодорожном музее

Экспозиция очень интересна. Представлена вся история железных дорог Индии. И даже про её будущее кой-чего – индусы надумали все железные дороги перешить под одну индийскую колею. По-моему, идея дурацкая. Зачем перешивать узкоколейки на широкую колею? Жалко. Отмечаю для себя на карте место, где я запланировал проехать по местной УЖД. Пока не перешили. Это радует :)

Сажусь на автобус, провезший меня мимо административных зданий, дворцов, станций метрополитена и прямо до вокзала Нью-Дели. Удивительная система контроля оплаты проезда. Если подняться из зала ожидания на переход над путями, то могут проверить билет. Но можно прсто перешагнуть небольшую преграду, разделяющую зал ожидания и первую платформу, а затем подняться на эскалаторе уже без всяких проверок.

Музейный поезд в движении

Музейный поезд в движении

Теперь мне нужно в Агру. Нахожу нужный поезд, предварительно отведав пищу, купленную на перроне. Занимаю место в поезде. Контролёр просит индусов разместить их на одном сидении, дабы для белого мистера на пару часов была свободная полка. И вскоре, через несколько часов, приезжаю в ночную Агру.

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.