Shambhala-Center
 Главная Стрелка О центре

абхазия, часть 1

13 Апрель 2010 Нет комментариев
Дмитровский лось что-то чешет

Дмитровский лось что-то чешет

Итак, как я уже писал, получилось приобрести дешевые авиабилеты у Авиановы до Сочей и назад. А ехать пришлось всего через пару недель. Непривычно, ведь обычно привык билеты на самолёт брать заранее.

Пока был в Москве, успел съездить в Дмитров, где осмотрел город. Ничего особенно прекрасного не нашлось, но, все равно, достаточно красиво. Посмотрел еще шлюз №3 канала имени Москвы, расположенный в районе станции Яхрома.

В отличии от Ская, Нова почти не опоздала. Вот только посадка до Адлера задержалась на полтора часа, но, несмотря на это, всем пассажирам выдали ваучеры на 80 рублей, на которые в аэропортовском кафе «Кино» можно было приобрести напитки (обычно хватало на одну пол-литровую бутылку газированной воды).

Успенский собор в Дмитрове

Успенский собор в Дмитрове

Это при том, что обязаны они это делать при 2-часовой задержке! Да и никакого пресловутого «обслуживания при задержке» покупать не надо было.

Затем умудрились в полёте почти нагнать упущенное время. Прилетели почти в полночь, и я спокойно выспался в зале ожидания аэропорта на скамейке рядом с розеткой, заодно и батареи телефона подзарядив.

Попасть в Абхазию из адлерского аэропорта достаточно просто. Хотя есть дорога, идущая напрямую, общественного транспорта там, кажется, нет. Нужно за 14 рублей ехать на микроавтобусе до адлерского вокзала (где я узнал о курсировании поезда Сухум-Адлер на 7 апреля – кассирша ответила положительно).

Новые услуги для прихожан

Новые услуги для прихожан

А затем пересесть на маршрутку до Псоу, коих тут предостаточно. Мне попалась «газель» из Кудепсты, проезд в которой обошёлся мне в 20 рублей.

Итак, я прохожу через утренний Казачий рынок, неспешно открывающийся в 8 часов утра, по пути попадаются всякие кавказцы (как правило, армяне или грузины). Сразу за ним – граница.

Спрашиваю у пограничницы, действительно ли они теперь ставят штамп в загранпаспорт. Говорят, что нет. Если ставят, то только иностранцам и в миграционную карту.

Очередной мост с замками. Чтобы не портить действующий мост, в Дмитрове сделали декоративный

Очередной мост с замками. Чтобы не портить действующий мост, в Дмитрове сделали декоративный

На абхазской стороне паспорт не проверяют. Пройдя через Псоу, меня остановил лишь страховой агент, объяснивший, что без застраховывания я в страну не попаду. Дал ему Официальную Бумагу – это его сразу успокоило.

Ехать в маршрутке не хотелось. Не только из-за денег, но и просто хотелось побольше узнать чего-нибудь интересного. Первая же машина, остановившаяся минут через 10, ехала в Сухум, столицу Абхазии. Первый район, Гагрский, почти не представлял для меня никакого интереса. Второй, Гудаутский, я надеялся посмотреть позже. Его райцентр показался мне весьма скучноватым.

Вообще, до этого я был в Абхазии пару раз, в 2004 и 2005 году, когда я лишь делал первые шаги на ниве самостоятельных путешествий.

Памятник Юрию Долгорукому в Дмитрове

Памятник Юрию Долгорукому в Дмитрове

Из-за этого я ничего тут не увидел кроме пляжей, Новоафонского монастыря, ну и Гагры с Гудаутой, населенных армянами, сдающими свои бараки втридорога. На этот раз я хотел увидеть что-то действительно интересное и колоритное. Например, как на Фиджи, где неделя пребывания в стране прошла буквально на одном дыхании. Интересно, возможно ли здесь это?

Ну так вот. Добрался я до Сухума, где до сих пор виднелись разрушенные дома. Некоторые квартиры тоже казались разрушенными, но, как я впоследствии узнал, все они имели собственников. В будущем, думаю, всё еще отремонтируют и заселят.

Елизаветинская церковь в Дмитрове

Елизаветинская церковь в Дмитрове

Меня привезли в самый центр, где-то возле набережной. Первым делом я отправился искать СГБ (местный аналог ФСБ похоже, назван в честь КГБ – но тут не комитет, а служба) для того, чтобы получить пропуск в Кодорское ущелье. Как я уже знал, пускают туда только по пропускам. Местные жители реагировали на меня неоднозначно. Один сухумчанин на мой вопрос «как пройти до СГБ?» ответил мне «Little» (видимо, он подумал, что я его спросил «Do you speak English?»). Видимо, наш быстрый уральский говор неадекватно воспринимается жителями Закавказья.

Группа молодёжи, которую я встретил возле развалин Себастополиса – древнеримской крепости, основанной на месте Сухума, дабы завязать разговор, спросила меня о текущем времени.

На детской площадке

На детской площадке

Вскоре же поинтересовались, не дам ли я им 100 рублей. Не дал.

В приёмной службы государственной безопасности, находившейся справа от входа, мне сказали, что в Кодорское ущелье пропуск дать не могут. Почему? Потому что там, по их мнению, всё еще опасно. Кругом якобы «грузинские террористы». Сотрудник извинился, что вина у него сейчас нет, а то бы угостил с удовольствием – всё-таки обязывает закон гостеприимства. Поинтересовались, не из ФСБ ли я? Сказал, что был бы оттуда – к ним бы уж точно за пропуском не обращался.

Станция Яхрома, шлюз №3 канала имени Москвы

Станция Яхрома, шлюз №3 канала имени Москвы

В первый день я планировал посетить Отап, самое маленькое село Очамчирского района, в котором находится известная пещера Абрскила. Я вышел из Сухума по улице имени Нестора Лакобы, затем прошёл мимо ботанического сада и резиденции Багапша. Первая же машина попалась до Адзюбжи. Данное село было родиной «абхазских негров», когда-то неизвестным путём попавших в Абхазию, а сейчас жившим где-то в окрестностях Адзюбжи. Как выяснилось в разговоре с водителем, негров тут не осталось. Кто-то уехал в Сухум, а кто-то еще дальше, к урусам или европейцам. Пока я ездил по Абхазии, ни одного негра, к сожалению, так и не увидел.

Fly Etihad!

Fly Etihad!

После Адзюбжи я добрался до отворота на Мокву и Отап. Это был последний крупный левый поворот перед Очамчирой. Первая же машина провезла меня через всё село Члоу – в Абхазии село представляет собой не несколько домиков недалеко друг от друга, а совокупность домохозяйств с пастбищами, находящихся на значительном расстоянии друг от друга.

Пол-пути до Отапа пришлось пройти пешком. Вскоре сзади услышал шум машины, идущей в моём направлении. Какой-то житель села Отап ехал к себе домой. С ним я доехал до дома смотрителя пещеры, Виталия Кутелии (несмотря на мегрельскую фамилию, он всё-таки является абхазом).

Объявление о продаже кур-несушек

Объявление о продаже кур-несушек

Ему 62 года. Зубов уже не имеется. Основная профессия – показывать туристам, которых привозит его хозяин, ту самую пещеру Абрскила. Абрскил – древний герой абхазского эпоса, не поклонявшийся Богу и боровшийся за счастье своего народа. За это его приковали в пещеру. В соответствии с чьим-то решением пещерой Абрскила выбрали именно эту.

Виталий любезно пригласил к себе в гости. Живёт в небольшом доме, у которого даже нет пола, разводит коз. Но вот с вином проблем не было. Я опьянел уже после трёх кружек. Тогда же мы отправились смотреть пещеру.

Вход в неё закрыт решёткой, ключ от которой хранится у Виталия. Внутри было прохладно и сыро. Пришлось одеть одну из пар резиновых сапогов, множество которых лежит возле входа. Виталий, тоже немного охмелев, решил мне показать полный маршрут по пещере протяженностью в полтора километра. В пещере, как и в нашей Кунгурской, имелось большое количество сталактитов, сталагмитов и сталагнатов. Камни еще всякие были. Виталий рассказал об Абрскиле, показав его «коня», «жену» и даже «любовницу».

Борт EI-EEI в аэропорту Адлера

Борт EI-EEI в аэропорту Адлера

Прошли через всю пещеру, по которой протекала небольшая речка, приток Кодора. Затем продолжили застолье, произнеся еще несколько тостов. В абхазской традиции принято говорить тосты в следующей последовательности: первый тост всегда произносится за Всевышнего. Не за Бога, а именно в такой формулировке, для них это вещи разные – это, наверное из-за того, что культура у них осталось языческая. Второй тост – «за усопших», он стал вторым после т.н. «Отечественной войны» с Грузией. А дальше уже вариантов много – за друзей, за гостя, за хозяев, «за наших художников» – имеются в виду, конечно, родители. А потом уже прочие тосты – и за Ардзинбу, и за дружбу двух великих народов (сами догадайтесь, каких именно), и т.д. т.п.

На набережной Сухума

На набережной Сухума

Закусывали мы мамалыгой. Мамалыга – это вообще-то румынское название кукурузной каши. По-абхазски она правильно называется абыста. Она слишком пресная и безвкусная. В наше время кукурузу мелют на специальных электромельницах, но кое-где, в том числе и в Отапе, до сих пор сохранились старинные водные мельницы. К сожалению, её я посмотреть не успел – вскоре я совсем охмелел от коварного вина и уснул.

Вставать решили в 5.30, так как в 7 часов из другой части села Отап (через 5 километров от дома Виталия!) отправлялся автобус до Ткварчели. Встать я, конечно же, не смог – состояние не позволило. Поэтому проспал еще с час и сел на автобус, идущий в этот день в Сухум.

Фонтан возле театра в Сухуме

Фонтан возле театра в Сухуме

Ходит он, кажется, раза 2-3 в сутки. Виталий напоследок попросил меня позвонить его дочери в Кемерово и рассказать его дочери про Авианову и дешевые билеты. Это своё обязательство я выполнил через несколько дней после приезда в Пермь.

«Газель» должна была отправляться от входа в пещеру. Но я предпочел подняться чуть дальше, где двое людей тоже ожидали маршрутку. Она вскоре подъехала, водитель жил в каком-то доме рядом и немного проспал. Второй ряд салона «Газели» был предназначен для домашних животных. Сейчас здесь красовались 2 козы, которых везли на сухумский рынок. Я запечатлел сие на свою фотокамеру.

По дороге в Отап

По дороге в Отап

Доехал до конца села Члоу, переходящего в начало села Тхина, за проезд нескольких километров плату с меня не взяли. Дальнейший путь я проделал пешком по грунтовке мимо каких-то домов. Возле одного была табличка в виде могильного камня: «Улица имени Воуба Сократа Харитоновича». Кто такой, мне было непонятно. Лишь только Яндекс впоследствии дал ответ:

ВОУБА Сократ Харитонович (1916-1981) – возглавлял комсомольскую ячейку в родном с. Тхина. В 1937-1939 гг. – литературный сотрудник газеты «Апсны капшь». Впоследствии долгие годы учительствовал в родном селе.

В отапской пещере

В отапской пещере

В соседних домах с дорогой ходили упитанные индюшки. Кое-где были собаки, но большая часть из них была привязана и идти не мешала. Поросята и свиньи имели на шее деревянный треугольник – для того, чтобы не смогли залезть в чужой огород или вылезти из своего. Виталий из Отапа иронично называл его «летним галстуком». Порой возле дорог попадались канавы. Дабы крупный рогатый скот в силу своей дурости туда не падал, местные жители заваливали канавы останками автомобилей. Практично, хотя и не совсем экологично.

Группа сталактитов в пещере

Группа сталактитов в пещере

Вскоре, через несколько километров, я дошёл до центра села Тхина. Имелся небольшой киоск, пока еще закрытый. В Википедии пишут, что в 19 веке здесь проживала женщина по имени Зана, внешне схожая со снежным человеком. Ох уж эти йети :) и сюда добрались!

В центре стоял прекрасный особняк 19 века, переоборудованный в сельскую администрацию. Дети, идущие в школу, весьма странно смотрели на меня. Вскоре, пока я смотрел памятник павшим бойцам Отечественной войны, ко мне вышел заместитель директора школы, дабы проверить, что я не террорист.

Поросёнок в летнем галстуке

Поросёнок в "летнем галстуке"

Пообщавшись с ним, я зашёл в ларёк, где не было возможности купить что-либо кроме шоколадных батончиков производства компании «Марс». Пришлось брать их.

Продолжив свой путь, через несколько часов я достиг села Гуп. Дорога была живописной, вдали открывались виды на Кодорский хребет. Идти приходилось то вверх, то вниз. Случайные прохожие удивлялись, увидев меня, и всегда здоровались.

Еще через полтора часа я дошёл до центра села. Спросил дорогу до трассы у какого-то жителя, он отправился показать мне её.

Четвероногие пассажиры газели

Четвероногие пассажиры "газели"

Всё, конечно же, закончилось дегустацией вина у него дома и стандартными тостами. Я пытался не переусердствовать и через пару часов ушёл, вежливо поблагодарив.

Первая же машина, которую я застопил возле железнодорожных путей, шла в Ткварчели. Хотя, куда еще им тут идти? На ней добрался до центра Верхнего города – Ткварчели делится на 2 части: верхнюю и нижнюю. Когда я вышел из машины, меня сразу же окликнул какой-то абхаз из джипа, спросив откуда я приехал. Услышав ответ, сказал, что Пермь – его родина, и пригласил в свою машину. Как оказалось позже, родился он, конечно же тут, в Абхазии, а бывал как-то в Тюмени, но проезжал через Пермь :)

Странное совпадение – он был родственником Виталия, у которого я ночевал прошлой ночью. Даже фамилия у них одинаковая была. Попросил, чтобы я записал его телефон – вдруг кому недвижимость понадобится в Ткварчели?

Указатель с названием улицы

Указатель с названием улицы

Кстати, немного о городе – по-абхазски он называется Ткуарчал, раньше тут была канатная дорога, а во время войны он находился в осаде, грузины его так и не смогли захватить. Из-за этого он был сильно разрушен, все предприятия перестали работать (на это еще повлиял и распад СССР), а городу присвоили звание «город-герой».

До сих пор здесь есть железная дорога. Ветка до Акармары, где добывается уголь, разобрана. Да, кстати, Ткварчели – город угольщиков и самый молодой город Абхазии. Но уголь сейчас добывает турецкая компания, уплачивающая около 500 руб пошлины за тонну добытого угля, отправленного в Турцию. По-моему, это вполне можно назвать разграблением природных богатств страны.

Сейчас в Акармаре находится российская военная база, куда часто идут машины с российскими номерами. Рядом с Ткварчели (грузинское название мне всё же ближе) находится священная абхазская гора Лашкендар, входящая в семь языческих святилищ Абхазии.

Три индюшки

Три индюшки

Итак, с Гией (так звали водителя) мы проехали по одной из центральных улиц Ткварчели – улице Нартов и добрались до подвала, который он сейчас пытается сделать хлебопекарней по изготовлению лавашей. Затем я посмотрел проспект Мира, пожалуй, самую красивую и уютную улицу Ткварчели. Застроена красивыми сталинскими трёхэтажками, но некоторые дома были уничтожены во время войны.

Гия мне предложил переночевать у его знакомого, мегрела, тоже дальнего родственника. Я согласился.

Мегрел жил в нижней части города. Мы спустились туда, проехав через мост. Внизу протекала весьма грязная река Галидзга (ныне называется Аалдзга), которую загрязняют добычей угля. Хозяин дома постоянно курил и смотрел телевизор. Так как я очень устал, сразу же отправился отдыхать. Спал я долго, около 15 часов.

Categories:

самоа, часть 1

Рассвет между 1 января и 31 декабря

Рассвет между 1 января и 31 декабря

Полёт, продолжавшийся несколько часов, успешно завершился приземлением воздушного судна в аэропорту Апиа, единственном международном аэропорту Самоа. Правильно называется он Фалеоло, в по имени ближайшей деревни.

Я снова оказался в 31 декабря 2009 года. Пограничный контроль был успешно пройден за пару минут – мне поставили штампик в старый паспорт, там, где и места-то почти не было.

В зале прилёта музыканты исполняли самоанскую эстрадную музыку. Певцы были в юбках. Сотрудники миграционной службы и полицейские тоже были в юбках.

Пролетая над неизвестным островом

Пролетая над неизвестным островом

Это национальная одежда – бесшовная юбка из куска ткани. Хотя это на самом деле правильно называется не юбка (они обижаются, если им так сказать). Правильно, если не ошибаюсь, звучит «лавалава».

Аэропорт Фалеоло, пожалуй, один из немногих в мире, не содержащий входных дверей. Он был открытого типа. Все равно погода на улице примерно одинаковая в любое время года и суток.

Я взял карты, что лежали в аэропорту. До этого мне ещё не верилось, что я попаду в Самоа, поэтому маршрут не планировал. На улице стояли таксисты, не очень навязчиво, но предлагающие ехать.

Облака

Облака

Выйдя из аэропорта, пошёл в сторону трассы. За мной увязался навязчивый местный житель. Не таксист, не гид, а просто бездельник. Рассказывал, как народ Самоа всем сердцем любит туристов. Не знаю, чего он хотел добиться, но я кое-как от него отстал.

Застопив машину, поехал в Апиа, столицу острова. Что представляет из себя Самоа? С сентября здесь сменили правостороннее движение на левостороннее из-за того, что Самоа теперь хочет ориентироваться на Австралию и Новую Зеландию. Самоа раньше называлось Западным, но сейчас именуется просто Самоа.

Рейс DJ91 авиакомпании Pacific Blue в аэропорту Фалеоло

Рейс DJ91 авиакомпании Pacific Blue в аэропорту Фалеоло

Западным – это потому, что рядом есть Восточное Самоа, оно же Американское, потому, что оккупировано США.

Самоа – это уже Полинезия. Народ, соответственно, полинезийцы. Приплыли сюда из юго-восточной Азии. В Самоа ходят легенды о том, что Самоа – «колыбель полинезийцев» и что у него «особый статус» среди прочих.

Раньше Самоа было колонией Германии. Я весьма удивился, что водитель моего возраста сказал, что его дедушка был немцем. В машине я впервые в жизни продегустировал кокос, в жару очень хотелось пить.

Мне было интересно, как самоанцы относятся к Американскому Самоа и США.

Музыкальные исполнители в зале прилёта

Музыкальные исполнители в зале прилёта

Логично было бы, если они относились негативно и говорили об его оккупации. Однако, на практике было совсем наоборот. Во многих местах острова был популярен американский флаг, все говорили на хорошем английском, а кое-кто даже мечтал, чтобы Самоа стало зависимым от США, как и Восточное. Ну да, тяжко живётся без социального пособия и паспорта, с которым можно ехать хоть куда.

Вообще, большая часть населения Самоа проживает за границей. Не только гастарбайтерами, кто-то просто решил уехать из страны. Такие обычно деньги отсылают родственникам. На каждом из указателей с названием деревни написан спонсор табличек – «Western Union».

Международный аэропорт Фалеоло

Международный аэропорт Фалеоло

Я ехал и удивлялся непривычному облику новой для себя страны. Мусорных корзин не было. Вдоль дорог висели навесы, куда клали мусор и ненужные предметы. Их раз в несколько дней собирали.

Деревень было много. Одна частенько переходила в другую. В каждой деревне имелось по несколько церквей. Религий тут было огромное количество. Имелась даже одна мечеть и один бахайский храм, но, конечно, важнейшая религия страны – христианство.

Церкви были везде. Даже можно сказать, что самые красивые постройки на Самоа – это, несомненно, церкви. Тут были и адвентисты, и методисты, и католики, и протестанты. Кого только не было. Вот только православных не имелось.

Клоктауэр в Апиа

"Клоктауэр" в Апиа

Где живут самоанцы? Отнюдь не в домах и не в хижинах, а в фале. Наверное, поэтому аэропорт и сделан тоже в форме фале. Что это такое? Что-то вроде открытой веранды под крышей (дожди частенько идут), где живёт целая семья. Спят в противомоскитных сетках, которые подвешивают к потолку фале.

Кстати, про государственный строй Самоа. В Океании, как известно, есть одна монархия – Королевство Тонга. Остальные или зависят от других стран (как Токелау, Северные Марианские острова или острова Кука). Но есть и республики – Кирибати, Вануату, Тувалу. В Самоа же всё весьма оригинально.

Автобус рядом с Центробанком Самоа

Автобус рядом с Центробанком Самоа

Правитель страны имеет должность «О ле Ао О ле Мало», что является чем-то между монархом и президентом. В Конституции страны прописано, что Самоа – федеративная выборная абсолютная монархия, с частичным элементами президентской республики.

Итак, меня довезли до столицы острова. Я увидел Макдональдс и направился туда для того, чтобы посмотреть на знакомый ассортимент товаров. Меня поразила надпись на дверях о том, что «к сожалению, всех желающих ресторан обслужить не может». Цены, которые я увидел из-за дверей, были достаточно высокими. С чего это вдруг такой спрос?

Теперь нужно было менять деньги.

Фале гостиничного типа

Фале гостиничного типа

У меня имелось 20 новозеландских долларов и их я перевёл в местную валюту, именуемую тала. Однако, цены на всё были высоки, поэтому я решил эти самые талы стараться экономить.

Первым делом я пошёл в интернет-кафе, где приятно удивился хорошему комментарию на Каучсёрфинге от жителя Окленда, проводившего меня утром на самолёт. Тарифы на интернет были высоки. Варьировались примерно от 3-4 долларов в час, но по договорённости мне было предоставлено бесплатное пользование на несколько минут.

Возле центрального объекта города, часовой башни-маяка, был супермаркет.

Типичная самоанская церковь

Типичная самоанская церковь

Большинство товаров были из Австралии и Новой Зеландии. Имелись и синюшные куриные окорочка из США. Местное пиво «Вайлима» (неплохой лагер а ля наше «Невское») выпускалось в больших бутылках. Термин «Вайлима» (вода в руках) произошёл из самоанской сказки, в которой девушка оживила своего возлюбленного, доставив ему воды в ладонях. Кстати, такое же название имеется у небольшого посёлка, пригорода Апиа. В этом населённом пункте как раз и находится дом Стивенсона, который когда-то устал от жизни в Великобритании и переехал именно сюда. Местные его уважали и звали «Рассказчиком».

Смотреть в Апиа было нечего.

Жилое фале

Жилое фале

Вообще, океанийские столицы – это, пожалуй, самое скучное, что есть в этих странах. Интересного тут ничего не имелось – министерства, очень дорогие гостиницы (в Океании всё дорого), несколько магазинов, интернет-кафе, авиакасс, банков и прочих предприятий обслуживания туристов и коренного населения. Вообще, меня обрадовало, что туристов в Океании достаточно мало. А те, что есть, предпочитают валяться в своих «ресортах». На саму страну большинству из них наплевать.

Я покидаю Апиа и уезжаю стопом на юг. В первой же машине меня угощают фруктами и расспрашивают о России. На вопрос, куда я еду, затрудняюсь с ответом.

Постройки, разрушенные цунами

Постройки, разрушенные цунами

Каких-то особых планов по стране у меня нет, я просто хочу всё объехать и увидеть. Самоанцы этого не понимают. Они привыкли, что «пааланги» (белые люди) приезжают в такую даль обязательно с мешком денег.

Меня довозят до населённого пункта Сиуму, расположенного на южном берегу страны там, где заканчивается одна из «трансостровных» дорог. Я покидаю машину прямо возле отворота на чернопесочный пляж. Я таких еще не видел. Решаю осмотреть и иду туда пешком, но какая-то бабка, у которой я спрашиваю направление туда, заявляет мне, что я должен уплатить некоторое количество тала за осмотр достопримечательности, принадлежащей сельскому поселению.

Бывшее фале

Бывшее фале

Меня это оскорбляет – ведь на билеты в страну у меня ушло 5 тысяч рублей, и что, платить еще в каждой деревне за осмотр страны? Бред.

Пытаюсь обойти официальную дорогу через местные джунгли. К своему неудовольствию, выясняю, что пройти через них невозможно. Окончательно запутавшись в огромной траве и чуть не сломав ногу в каком-то незаметном овраге, я возвращаюсь в сторону деревни. Жара даёт о себе знать, и в ближайшем доме я набираю воды. Выпиваю сразу почти литр.

Вскоре возвращаюсь на трассу. Кстати, местные жители в Самоа к путешественникам весьма добры и гостеприимны.

Небольшой водопад

Небольшой водопад

Пожалуй, в Океании они именно такие, какими и должны быть: честные, открытые, денег за просто так не требуют (ну за достопримечательности – бывает, но это их правительство развратило – иметь со всего прибыль). Дети, конечно, удивляются диковинному белому мистеру, но никто не кричит «мистер, мани» или что-то вроде этого. Они вполне могут позвать в гости или угостить чем-нибудь.

Я вернулся на трассу и застопил следующую машину, появившуюся минут через 10. За рулём канадец из Новой Скоттии, а с ним его подруга из новозеландского Таупо. Мы прекрасно находим общий язык, и канадец, и новозеландка любят путешествовать и объездили всю Океанию. Пусть даже на машинах, но все равно говорить с ними очень интересно. Приехали они сюда на несколько дней для того, чтобы арендовать собственное средство передвижения и осмотреть остров. Сейчас едут в сторону районов, пострадавших от цунами в сентябре прошлого года.

В гостях у самоанцев

В гостях у самоанцев

Мы проезжаем мимо гор, на которых видны живописные водопады. В посёлке Салани канадец, к своей радости и удивлению, обнаруживает будку с канадским флагом – какой-то канадский фонд внёс свою лепту в восстановление острова. Фотографируется с ней, и мы продолжаем маршрут.

Вскоре подъезжаем к юго-востоку острова Уполу. Много разбитых домов и церквей. Возле фале находятся могилы: у самоанцев есть традиция хоронить умерших не на кладбищах, а возле домов. Почему? Просто им хочется, чтобы их родственники были рядом с ними всегда. Вообще, могилы расположены таким образом во всех деревнях страны.

Гостиница, в которой я пытался отметить Новый Год

Гостиница, в которой я пытался отметить Новый Год

Для нас это весьма оригинально. Не всякий даже догадается закопать тело дедушки, к примеру, на дачном участке. Или в палисаднике возле многоэтажного дома :)

Полумёртвые деревни переходят одна в другую. Кое-где жители живут не в фале, а в палатках. Машины тоже стоят сломанные. Некоторые самоанцы боятся духов, видимо, в силу своей религиозности. Когда я ехал в Апиа, мне сказали, что в ближайшие примерно 5 лет купаться на южном побережье нельзя, иначе духи умерших отомстят купающим. Откуда взялась именно такая цифра в пять лет – неясно.

Вскоре канадец и новозеландка встречают своего знакомого австралийца, с которым познакомились в самолёте из Сиднея.

Автомобиль, пострадавший от цунами

Автомобиль, пострадавший от цунами

Он приехал с гуманитарной помощью. Нет, он отнюдь не представитель какого-нибудь фонда и не получал под это дело какой-то грант. Просто решил доброе дело сделать – накупил детских футболок и канцелярских товаров для школы, а затем привёз их сюда, в зону стихийного бедствия. Потратив на это совсем немного денег, он существенно помог местным жителям. Они были настолько счастливы и удивлены, что пригласили нас четверых в гости, угостив вкуснейшей свининой, наиболее популярным мясом в стране, которое они прекрасно готовят. А вот с хлебом в провинции проблемы, поэтому для еды используют плоды хлебного дерева. Они выглядят отнюдь не как булки, скорее, как яблоки. Но вот на вкус действительно похожи на хлеб.

Могила возле фале в зоне разрушений цунами

Могила возле фале в зоне разрушений цунами

Приближалась новогодняя ночь, а куда идти ночевать, я не знал. Проехав Салеапагу, где австралиец остался жить у самоанской гостеприимной семьи, я поехал по побережью дальше. Слева от трассы я увидел заброшенную гостиницу и решил отметить здесь Новый Год в одиночестве. Она была открыта, всё, что нужно было для полноценной жизни, здесь имелось. На кровати лежали матрасы, даже была ванная с туалетом и с водой, но без света. Отведав новозеландского торта «Павлова», я попробовал уснуть. Не вышло – стаи комаров умудрились атаковать меня даже в закрытом помещении. Да и в жару уснуть как-то не получалось.

Вскоре я покинул гостиницу и отправился в жилое фале напротив. Тут меня тепло приняли, угостили (как и в прошлый раз – свининой с плодами хлебного дерева), а поздним вечером, перед самой встречей Нового Года, все ушли в церковь. Устав от первого нелёгкого дня в Океании, я остался ночевать здесь.

небольшой круиз

Надоело дома сидеть. Решил провести неделю где-нибудь. Например, почему бы и не в Абхазии? Туристов сейчас там нет, тихо и спокойно. За неделю можно что-нибудь интересное поглядеть.

А как туда попасть? Конечно, желательно подешевле и побыстрее.

Еще несколько лет назад я бы решился проехать на попутном транспорте. Не только из-за дешевизны, но и просто дабы посмотреть по пути прочие населенные пункты. Теперь данный вариант мне не подходит. Надо экономить время.

По мнению большинства сограждан, самый дешевый и комфортный путь – на поезде. А именно, на плацкартном вагоне. РЖД даёт 1920 руб (с бельём) за трое суток пути. Обратно столько же. Имеем 3840 руб. На купе, кстати, скидка действует лишь до конца марта. Купе вперёд обошлось бы мне за 2392 руб. Но это уже совсем дорого для поезда.

До марта в Перми было 4 авиакомпании, осуществлявшие рейсы в Москву. Рассмотрим их предложения.

1. Скай, он же ЭХ. При отсутствии гарантированных стыковок предлагает тариф в 4000 руб RT до Москвы, а затем 4550 RT до Адлера. Это на соседние даты, на нужные ничего не имеется. Итого: 8550 руб. Дополнительные минусы – кормить будут за деньги, а рейс опять задержится «в связи с поздним прибытием воздушного судна». Нет уж, такой хоккей нам не нужен.

2. Сибирь, она же С7. Опять же на соседние даты дают 8241 руб. Чуть дешевле, со стыковкой. Но все равно дороговато.

3. Аэрофлот, он же СУ. 9269 руб, зато дадут 2000 миль. Но цена чересчур завышена.

4. Ютэйр, он же ЮТ. А эти хотят 10090 руб. Дорого, зато на борту вкусно кормят :)

Но, к счастью, новый перевозчик АО, пришедший на пермский рынок, предлагает гораздо более приятный тариф – 3006 руб в оба конца из Перми.

Сложно удержаться, чтобы не взять. Вот и я не смог.

Categories:

ильинский

Неделю назад, 13 марта, я надумал посетить Ильинский. Кто не знает – это посёлок в Пермском крае, центр Ильинского района.

Про поездку писать смысла нет. Сделал небольшую фотосессию, посетив местный краеведческий музей.

Думаю, летом там будет намного лучше, поэтому обязательно вернусь.

Домик в центре

Домик в центре

Церковь

Церковь

Изобретатель костотряса Абрамов

Изобретатель "костотряса" Абрамов

Костотряс, который всех потряс

"Костотряс, который всех потряс"

Экспонаты краеведческого музея

Экспонаты краеведческого музея

Телефон деспетчера

Телефон "деспетчера"

Краеведческий музей

Краеведческий музей

И его макет в экспозиции музея

И его макет в экспозиции музея

Герб Строгановых

Герб Строгановых

Сценарий музейной сценки

Сценарий музейной сценки

В полёте над суетой

В полёте над суетой

Местный супертранспорт

Местный супертранспорт

Стелла у въезда в посёлок

Стелла у въезда в посёлок

Зимний пейзаж

Зимний пейзаж

Реклама хмеля

Реклама хмеля

Буфет на автовокзале

Буфет на автовокзале

Categories:

новая зеландия-6

12 Март 2010 2 comments
На берегу озера Таупо

На берегу озера Таупо

Выбраться из Туранги оказалось довольно просто. Я выехал из «форелевой столицы мира» на первом же автомобиле, коих попадалось не так уж и много – приближалось Рождество и все уже разъехались по домам. Машина, на которой я ехал, управлялась женщиной – «киви» (киви, как известно, национальное прозвище новозеландцев), которая ехала встречать в аэропорту Таупо своих родственников, прилетающих из Окленда рейсом ANZ (Air New Zealand – ведущая новозеландская авиакомпания, участник Стар Альянса и с 2006 года единственная компания, летающая вокруг света. вот только в Россию они пока не летают).

Птица

Птица

Мне рассказали о местной компании Fronterra, крупнейшей в Новой Зеландии, в которой, кстати, работала фиджийка, с которой я ехал по Таранаки. Именно эта компания производит масло Анкор (Anchor), которое продают у нас, рекламируя, как качественнейший новозеландский продукт. Контора эта – местный монополист. Занимается различными молочными продуктами, которые изготовляет из молока, купленного у фермеров. Контора контролирует 30% от мирового производства молочных продуктов. Это весьма много для маленькой Новой Зеландии.

Я снова выехал на трассу №1, с которой позавчера сворачивал на Вангануй и Нью-Плимут. Важнейшая трасса страны на этом участке имела название «Термальный хайвэй»

ул. Хуйя

ул. Хуйя

Поскольку самолёта мы в небе не видели, а он должен был скоро прилететь, сделали вывод, что он опаздывает. Водитель завезла меня в Таупо и оставила возле местной улицы Huia (название, аналогичное турангскому, о котором писалось выше). Итак, Таупо. Город находится у впадения «могучей» Вайкато в озеро Таупо, крупнейшее в Новой Зеландии. Речушка чем-то напоминает нашу пермскую Мулянку. Ну или какую-нибудь московскую Яузу. Небольшая такая. Зато чистая.

Рядом с улицей Huia находилась пожарная часть. Вообще, в разных местах Новой Зеландии возле пожарных частей висит степень пожарной угрозы, обновляющаяся ежедневно. Сегодня угроза пожара была высокой (‘High’), то бишь третья степень – это я видел впервые в стране.

Вдоль дороги идти не хотелось и я спустился к озеру. Пошёл по его берегу, наблюдая купающихся в холодной воде новозеландского Хубсугула. А еще лебеди плавали, совершенно не страшась людей.

Социальная реклама возле пожарной части Таупо

Социальная реклама возле пожарной части Таупо

Вскоре достиг центра с ресторанами, гостиницами и магазинами. Вовсю шла подготовка к Рождеству, гостиницы, разумеется, были забиты. Смотреть в Таупо помимо озера было нечего, поэтому я отправился к выезду, потратив час на беглый осмотр города.

Перейдя через могучую Вайкато, я оказался на окраине. Здесь уже стопили какие-то «хитч-хайкеры» европейского вида. Похоже, что занимались этим делом они уже давно и ничего не получалось – ведь место было уж очень неудобным. Но вскоре остановилась машина. Перейдя дорогу, я спросил у водителя, могу ли тоже проехать с ними. Место нашлось и для меня. Англичане, подсевшие здесь, ехали в сторону Тауранги. Водитель – в Гамильтон. А я планировал попасть в Роторуа.

Могучая Вайкато

Могучая Вайкато

Подъезжая к нужной мне развилке, я увидел отворот налево. Вёл он к геотермальной электростанции Вайракей. Помимо электростанции на табличке сообщалось, что тут есть что-то вроде «термотропы» («thermal walk»). Сразу вспомнилась Мутновская ГеоЭС на Камчатке. Конечно, я не смог удержаться от искушения пройтись в этом направлении.

Асфальт закончился почти сразу. Под дорогой проходил канал, по которому стекали горячие термальные воды, то ли отработанные, то ли еще нет. Еще несколько километров пришлось пройти по грунтовке, по которой изредка ездили машины, которые я даже не стопил, думая, что вскоре дойду.

Термальные воды с Вайрайкеской энергостанции

Термальные воды с Вайрайкеской энергостанции

Потратив около получаса, я оказался возле кафе с подсобным хозяйством и гостиничными домиками. Захожу, спрашиваю у хозяина – где ж тут эта самая термотропа? Говорит, что надо 10 долларов платить, но вообще для меня сегодня спецскидка – 5. Я предлагаю альтернативный вариант – в связи с тем, что я гость из далёкой России, никаких долларов взимать с меня не будут. Хозяин такой вариант принимает.

Иду по термотропе, вдоль которой степенно ходят всякие куры-гуси. Есть даже павлины, что удивляет. Термотропа оборудована указателями. Дорожки нет, но заблудиться сложно.

Я сейчас находился в геотермальной местности Вайракей вулканической зоны Таупо, названной в честь одноимённого озера. Больших гейзеров здесь почти не было. Кое-где через землю пробивались струи пара. Некоторые из источников имели свои имена – «Devils Ink Pot» или «Chocolate Pot».

Прогулка по термальной тропе

Прогулка по термальной тропе

Вдоволь погуляв, я отправился назад. Минут 10 ждал хозяина ресторана, дабы поблагодарить за возможность прогуляться и узнать, где можно искупаться в термальных источниках поблизости. Помимо него здесь никого не было, так что я теоретически мог продегустировать еду-напитки или даже ограбить открытую кассу. Полистав книгу отзывов, нашёл только одну запись из России – некоей женщины из Москвы, пишущей, что здесь «удивительно прекрасная страна и невероятно добрые люди». Запись была сделана, разумеется, на русском языке – ведь часто наши граждане убеждены, что расейська мова всяко круче этого самого английского (как и прочих местных языков). И, наверное, в надежде на то, что когда-нибудь, рано или поздно, даже в такой глуши поймут русский. А может, просто гражданка не владела английским.

Дым идёт прямо из-под земли

Дым идёт прямо из-под земли

Термальные источники, как оказалось, были самое ближайшее в Таупо. Находились возле речки Вайкато где-то в центре города. Возвращаться 15 километров назад не хотелось – я еще на Камчатке в таких источниках накупался на год вперёд.

Добираюсь до развилки, где проходят дорожные работы. Вскоре останавливаю машину с гражданкой, едущей к себе домой. Приглашает к себе в дом, дабы угостить пивом Туй («Tui»). Туй – это популярное местное пиво, названное в честь новозеландской птицы. Угощаюсь и продолжаю путь.

Следующая машина была с очень доброй семьёй маори, едущими в Таурангу из Веллингтона. Женщины-маори обычно обладают большим размером молочных желёз и живота. Супруга водителя обладала, пожалуй, размером эдак шестым-седьмым.

Сказочная тайга

Сказочная тайга

Тоже предлагают всякую еду – бутерброды, тортик даже какой-то. Пить вот только нечего было – пришлось употребить энергетические напитки, имеющиеся у них. Не являюсь любителем оных, но делать было нечего. За всю жизнь, помнится, пил их лишь дважды – здесь и в Саудовской Аравии, между Табуком и Дубой, когда на улице стояла жара.

Доезжаю до окраины Роторуа. Маори уезжают в другую сторону, а я остаюсь на трассе, ведущей к озеру Ротоити.

Вскоре, к 16 часам 24 декабря добираюсь до нужного адреса возле указателя Gisborne Point, который имеется на Гугль Мапсе. Хозяева домика живут одни, но у них есть 5 дочерей, которые возвращаются каждое Рождество.

Новозеландская карта мира. В центре - важнейшая страна мира, по их мнению

Новозеландская карта мира. На переднем плане, разумеется, Нью Зиланд

Вскоре дочери начали приезжать – из Веллингтона, Окленда, а кто-то даже и из-за границы. с некоторыми из них у меня получилось найти общий язык, а с кем-то – не очень. Всё-таки не очень удобно праздновать Рождество в кругу чужой семьи.

Тем для общения было мало, а собеседницы были не очень интересными, поэтому я порой читал книжки. Заинтересовали меня новозеландские анекдоты, часть из которых аналогична нашим. Но есть и оригинальные, связанные с игрой слов. Вот, например, что-то типа такого.

Типичная новозеландская шутка: If you pull the wings off a butterfly you get no butter for a month, what happens if you kill a cockroach?

Оригинальнее всего павлин называется на чувашском языке - Турткăш

Оригинальнее всего павлин называется на чувашском языке - "Турткăш"

Интересной была книга под названием «50 вакансий, которые хуже вашей работы». Тут были шерпы, дублёры Саддама Хуссейна, продавцы порно-видеокассет, всякие там сетевики и т.д. Хорошая книжка, сделана весьма познавательно и забавно.

Я заинтересовался другой книгой – «10 песен, которые изменили мир». Сразу догадался – ага, всяко ведь будет про какой-нибудь «Интернационал» или хотя бы про «Марсельезу». Но нет – прогноз не удался. Песни были только из США и Великобритании – какая-то из популярнейших песен колонистов США; феминистская песня «Respect» Ареты Франклин; чего-то там в защиту негров и М.Л.Кинга; ну и, конечно же, битловская «I want to hold your hand», известная у нас как «Я хочу держать тебя за руку». А вот Россия и СССР в хит-параде, к сожалению, не упоминались даже вскользь.

Пиво с закуской а ля нью-зиланд

Пиво с закуской а ля нью-зиланд

В книжке издания «Ридерз Дайджест» о самых выдающихся людях мира из наших сограждан был представлен лишь Лев Толстой, да и то – как-то поверхностно. Ну и всё, в общем-то. Круто, ничего не скажешь.

А вообще, жить в домике мне понравилось. Пиво разных сортов было без ограничений, имелась закуска любых видов, ну и необычные сладости, конечно. Был и торт «Павлова», о котором я уже писал. Маленькие пирожные, сделанные по его мотивам, были очень вкусны.

Наслаждался гостеприимством хозяев я целых двое суток. Получил от них в подарок на Рождество футболку с символикой Новой Зеландии. Подарил им национальный русский платок с самоваром (родственники как-то подарили в дорогу), ну и матрёшку, конечно.

Утро после встречи Рождества. Девушка Саманта в оригинальном наряде

Утро после встречи Рождества. Девушка Саманта в оригинальном наряде

Дом стоял прямо на берегу озера. Купаться в нём не тянуло, т.к. любая температура воды меньше 30 градусов кажется мне недостаточно тёплой для купания. А вот почти вся семья проводила большое количество времени на его берегу. Я же наслаждался бесплатным Интернетом, без которого у меня уже была ломка :)

Через пару дней я отправился назад, в Роторуа, где изучил местный ЦПКиО. В нём тоже были гейзеры и горячие источники. Пара-тройка болот с фумаролами имелась. Стоял устойчивый серный запах.

Меня сильно удивило, что горячие источники широко использовались везде – например, в зале ожидания автовокзала пассажиры могли сидеть на лавочках, опустив ноги в проточную термальную воду. Почему-то немногие этим пользовались.

Еще были бесплатные барбекюшницы, такие же, как и в Перте. Имелся огромный бассейн, но за вход в него, похоже, нужно было платить.

Новозеландские рождественские деликатесы - торт Павлова и аналогичные пирожные

Новозеландские рождественские деликатесы - торт "Павлова" и аналогичные пирожные

Я наконец-то нашёл самую дешевую сеть супермаркетов в Новой Зеландии – PAK’nSAVE. Пишется именно так. Переводится как-то вроде «пакуй и экономь». Сеть представлена была, как мне показалось, только на северном острове. Накупил в ней еды. Наконец-то купил 12-баночный кейс пива за 12 долларов. Ранее пиво покупал редко (за исключением Пиктона), т.к. в розницу оно стоит существенно дороже, а кейс пива нести в рюкзаке не очень удобно. Да и экономить всё-таки нужно было.

Кстати, интересна процедура продажи пива в стране. Кассир его просто так продать не может. Он должен вызвать «старшего менеджера», который проверяет возраст в паспорте или удостоверении личности, которое, как правило, имеют в других странах. Проверив, он (точнее, обычно она) впечатывает эту самую дату в специальное окошко, которое открывается в меню кассира.

Озеро Ротоити очень чистое и прозрачное

Озеро Ротоити очень чистое и прозрачное

Пообедал я на лавочке возле термальной зоны, где смело бегали зайцы. А вот ходить по самой зоне было опасно. Там даже стояли соответствующие указатели. Совсем недавно какие-то смелые туристы зашли в аналогичное место и их вытащить уже не успели. Я решил, что мне не стоит следовать их примеру.

На фоне озера был виден турцентр города Роторуа. Кстати, город был построен только как туробъект. Никакой истории у него не имелось. Но это отнюдь не значит, что его не стоит посещать. Мне кажется, что это одно из наиболее интересных местечек на Северном острове, примерно такое же по значению, как и Паратунские источники на Камчатке. Будете там – заезжайте обязательно.

Новозеландская рождественская ёлка. Найдите 10 отличий от советской новогодней?

Новозеландская рождественская ёлка. Найдите 10 отличий от советской новогодней?

После Роторуа я поехал в Таурангу, столицу региона Бэй оф Пленти – «Бухта Изобилия», в которой я уже находился. Но машина следовала до соседнего города с Таурангой, именуемого Маунт Маунгануй – «Гора Маунгануй». Интересно, что этот город долго пытался добиться независимости от Тауранги. В результате добился, но лучше жителям от этого не стало.

В Тауранге меня ждала маорийка Веда. Недавно я прочитал на её странице в Каучсёрфинге о том, что она хочет пожертвование за проживание. Меня это не устраивало, и я думал сразу же ей заявить об этом.

Как оказалось, всё это было напрасно. Веда – очень интересная женщина, в гостях у которой сейчас жила чилийская девушка (не по линии Каучсёрфинга). Жить в её доме мне очень понравилось. Я совершенно обленился и никуда даже не выходил из дома, отдыхая от длительной поездки. Чилийка же была забавной и милой, работала в Новой Зеландии. Недавно была администратором хостела, а сейчас подрезала деревья в округе.

Водоём в ЦПКиО г. Роторуа, где выходят фумаролы

Водоём в ЦПКиО г. Роторуа, где выходят фумаролы

Я проконсультировал её о том, как лучше получать австралийскую визу – у неё были те же проблемы, что и у многих моих соотечественников в австралийском посольстве в Москве. Еще помог найти дешевые билеты в Мельбурн, куда она хотела попасть.

Маорийка Веда была очень душевной. Она ненавидела черствых, фальшивых и скупых на эмоции новозеландцев. Работала она учительницей маорийского языка, но в настоящее время находилась на больничном. Сейчас ей приходилось нелегко после расставания с супругом, открыто изменяющим с другими женщинами. Её дети ездили между Кайтаей, где она раньше жила, и Таурангой, куда она переехала.

На автовокзале Роторуа пассажирки ждут свой автобус

На автовокзале Роторуа пассажирки ждут свой автобус

Общаться с ней было очень комфортно, но был лишь один минус – пока я жил у неё, город и местность она так и не показала. А одному и без машины куда-то ехать – сложно, сами понимаете.

Кормили в гостях хорошо, мясными продуктами. Интересно, что перед каждой трапезой она вместе с чилийкой совершала молитву, заканчивающуюся словом «Аминь».

Отдохнув три дня, я продолжил свой путь. На календаре было 29 декабря, а на моём пути оставался лишь один город – Окленд, крупнейший населенный пункт Новой Зеландии.

Погуляв по Тауранге, ничего интересного я не нашёл. Железная дорога, проложенная в центре, почти не использовалась. Фонтанчики и новостройки меня не интересовали.

Пожалуй, самый дешевая сеть супермаркетов Новой Зеландии

Пожалуй, самый дешевая сеть супермаркетов Новой Зеландии

Я пошёл в сторону предполагаемой трассы. Шёл долго, часа два. В конце концов, упёрся в указатель, показывающий впереди «No exit», слева «No entry» и лишь справа – заветный Окленд. Тут же какой-то пенсионер самозастопился и пригласил проехать с ним несколько десятков километров.

Путь был не очень длинным, машины останавливались достаточно часто. В машине иорданца из Ирбида я проехал отворот на полуостров Коромандель, а затем добрался до посёлка Бомбей. Из него уехал с местным коренным индусом, ехавшим на север Новой Зеландии в Норслэнд. Я доехал почти до нужного места, где меня уже ждал последний пригласивший меня житель Новой Зеландии по имени Стюарт.

Зверятко

Зверятко

Жил он в Манукау, на юге города. Был весьма специфичным человеком. Почти всю жизнь проработал в Эйр Нью Зиланд – местном флаг-карьере. Занимался тем, что просчитывал различные тарифные схемы, а сейчас преподавал в колледже будущим авиакассирам всю эту нелёгкую науку, сдача которой даст им аккредитацию в IATA.

Стюарт верил в какую-то японскую религию и поклонялся каким-то трём «сёстрам», представлявшим собой статуэтки в уголке, к которым он носил ту же пищу (в небольших количествах), что ели и мы с ним. Не знаю, куда он потом её девал. Вроде образованный, интеллигентный человек. Хотя, почему бы и нет?

Предостерегающая надпись

Предостерегающая надпись

Мы долго с ним общались на разные темы. До моего приезда он успел прочитать все мои негативные отзывы и, казалось, что он их выучил наизусть :)

Компьютером у себя пользоваться он не разрешал. Выходить в Интернет получалось лишь в библиотеке в центре Окленда, куда мы поехали на следующий день.

Центр представлял собой большие новые здания с необычными памятниками. Например, горящий факел, объединенный с фонтаном.

Еще я посетил причал. В Окленде весьма важное транспортное значение имеет водный транспорт.

Второе по величине в стране озеро Роторуа на фоне одноимённого города

Второе по величине в стране озеро Роторуа на фоне одноимённого города

Городок чем-то напоминает по строению Владивосток, где имеет место быть похожая ситуация.

На набережной я заметил русскую семью. Они разговаривали на знакомом мне языке, от которого я уже почти отвык. Перекинулся с ними парой слов. Похоже, что им казалось, что я аферист, который от них чего-то получить. Не стал их напрягать и отправился в другую сторону.

По центру ходили бесплатные автобусы как в Перте. Маршрут проходил через университетский городок. Посетив его, я отправился в парк, именуемый «доменом». Здесь же находился музей, ботанический сад и несколько озер, где жители кормили гусей и уток.

А из нашего окна Мангануй-гора видна. Тауранга

"А из нашего окна Мангануй-гора видна". Тауранга

Добраться до дома было несложным и даже забавным делом. Я решил попробовать совершить это, не потратив ни копейки денег, т.к. у меня не было информации, какой именно автобус идёт до Стюарта – он попросту этого не знал. Да и цены, похоже, кусались.

Получалось достаточно интересно – я сменял автобусы, предъявляя белорусские деньги. В большинстве случаев это срабатывало. Иногда лишь до ближайшего банка, где сердобольные водители предлагали белрубли разменять, что тоже было неплохо, т.к. я не спешил. Направление было строго на юг, по Великой Южной дороге (Great Southern Road).

Автор повествования вместе с маорийкой Ведой и чилийкой. Тауранга

Автор повествования вместе с маорийкой Ведой и чилийкой

Вечера я проводил за телевизором, смотря всякие популярные телепередачи и кинофильмы. В частности, «Sex and the city«, идущий у нас под именем «Секс в большом городе«. Понравился ли фильм? Конечно, нет. Мне кажется, что пропагандировать развратные образы каких-то среднестатистических американских дамочек по телевидению – достаточно глупо, да и опасно, ибо ни к чему хорошему не приведёт. Им бы шариатские законы прочитать, может и поумнели бы. А юмор в фильме достаточно специфичный и мне был не вполне понятен.

Наконец, наступил мой последний день в Новой Зеландии – 31 декабря 2009 года. Мы со Стюартом поехали на гору Веллингтон, откуда наблюдали за крупнейшим городом страны с самой вершины. Какие-то авиамоделисты рядом с нами устраивали воздушный бой.

В центре Тауранги

В центре Тауранги

Поблизости паслись коровы. Это ж не Москва, а Окленд. Хотя что-то у них общее, пожалуй, есть.

Вечером я купил продукты для Самоа, т.к. был наслышан, что страна весьма дорогая. Приобрёл новогодний магазинный торт «Павлова», который я решил съесть в Самоа по случаю второго Нового года. Первый же я никак праздновать не стал, как и прочие простые новозеландские граждане. Выпили «Стейнлагера», которого у Стюарта было несколько кейсов, а затем отправились спать.

Рейс был ранний, поэтому вставать пришлось в 3 утра. Стюарт довёз до аэропорта и проводил не только до регистрации, но и до паспортного контроля.

В центре крупных городов запрещено употребление спиртных напитков

В центре крупных городов запрещено употребление спиртных напитков

Не могу не поблагодарить его за такой тёплый приём, да и за хороший комментарий, который он мне оставил. На фоне прочих негативных смотрелось не так грустно.

Я сдал рюкзак на регистрации и отправился на второй этаж, где Стюарт рассказал об истории аэропорта. Назван он был в честь Джин Баттен, новозеландской Полины Осипенко. Подробнее о ней почитать можно в российской Википедии.

Ну вот и всё, массалям, Новая Зеландия!

Социальная реклама против семейного насилия

Социальная реклама против семейного насилия

Я прощаюсь со Стюартом, прохожу паспортный контроль, где недоверчивый пограничник спрашивает, чего ж я тут делал целый месяц. Уж не работал ли? И сам добирался из Крайсчёрча сюда, или как? Штамп в паспорт на выезде не ставят, и я отправляюсь на посадку в Боинг Полинезиан Блю, дочерней компании Вирджин, но являвшейся одновременно флаг-карьером Самоа.

Мы взлетели по расписанию, большую часть пассажиров составляли самоанцы, удивлявшие меня обилием татуировок на разных частях тела. Экипаж самолёта тоже составляли самоанцы.

Через пару часов мы пересекли воображаемую линию перемены дат и влетели в прошлое – из 1 января 2010 года в 31 декабря 2009 года. И где-то рядом были острова Самоа, являвшиеся конечным пунктом нашего рейса.

новое

Помимо рассказиков с поездки, на которые, похоже, уйдёт еще месяц, буду наполнять ресурс чем-нибудь свежим и актуальным.

Вот, например, всякими забавными фотографиями из Перми. Многие это видят, но не обращают внимания.

Сегодня у театра оперы и балета им. Чайковского увидел такое вот объявление:

Интересно, почему серьёзной и агрессивной зверушке дали именно такую кличку?

Categories:

новая зеландия-5

23 Февраль 2010 1 комментарий
Часовая башня в Нью-Плимуте

Часовая башня в Нью-Плимуте

До Стратфорда я возвращался по дороге, которую вчера уже проезжал. Везла меня женщина, с которой мы пообщались об особенностях Новой Зеландии и её сходствах/различиях с Россией. Меня удивляло, что у них много монументов, посвященным жертвам Первой Мировой войны. Водительница пояснила, что тогда погибло значительное количество граждан страны, ведь народу здесь было еще маловато (даже сейчас всего 4 миллиона человек, как я уже писал), а в армии служить было нужно. Поэтому для страны война обернулась такой серьёзной трагедией.

Мы вскоре доехали до Стратфорда. Остановились рядом с башней, символом города. Водительница удивилась, что еду я не в сторону Веллингтона, ведь по дороге нумер 43, по коей я планировал проехать, трафик весьма низкий. Ничего, попробую.

Вообще, в Новой Зеландии имеется густая система дорог, т.к. народ здесь расселён равномерно. Некоторые из дорог имеют имена. Например, вот эта, начинающаяся в Стрэтфорде, трасса 43, называется трассой «Забытый мир». Почему? Хотя бы, потому, что здесь проходит самый низкий поток машин – в среднем, по официальной статистике, всего 120 в день.

Набережная в Нью-Плимуте

Набережная в Нью-Плимуте

Дорога ведёт из округа Таранаки в регион Вайкато, лежащий к востоку. Кстати, о Вайкато – назван он в честь крупнейшей реки Новой Зеландии, имеющей такое же имя (у нас почему-то пишут Уаикато). Гордые за свою страну новозеландцы именуют речушку «Mighty Waikato» («Могучая Вайкато», выговаривают еще это с такими понтами), что, в общем-то, несколько странно для небольшой речушки длиной в 425 километров.

В Стрэтфорде начинается не только автодорога, но и её дублер – железнодорожная ветка, ведущая в том же направлении. Подробнее прочесть о ней можно в английской Википедии. Отмечу только, что пассажирского сообщения на ней в данный момент нет.

Морской пейзаж

Морской пейзаж

Выйдя из машины, я отправился к выезду, т.к. деревенька была довольно незамысловатой и изучать тут было нечего. Стрэтфорд по-маорийски именуется «Whakaahurangi» (Вакахуранги то бишь), что значит «лицом к небу». Почему так? Наверное, из-за горы Таранаки, которая видна совсем рядом. Зимой (то есть нашим летом) её покрывает снег, а сейчас была заснежена лишь её шапка.

Кстати, в Википедии я обнаружил, что города-»посестримы» (это в английском языке, в нашем – конечно же, «побратимы») у Стрэтфорда – это два других города с аналогичным названием. Один из них в США, а другой в Великобритании. В честь него этот Стрэтфорд, кстати, и получил название.

Достаточно высокий фонарь в Нью-Плимуте

Достаточно высокий фонарь в Нью-Плимуте

Вскоре я добрался до выезда. Недалеко находился супермаркет «Новый мир», но покупать пока ничего не хотелось. На первой машине добрался до ближайшей развилки вместе с курьером, перевозившим скоростную почту.

Следующей машиной оказался микроавтобус. Не просто микроавтобус, а наполненный полупьяным быдлом колхозно-новозеландской внешности (татуировки, пиво, пацаны такие, короче, по понятиям :) ). Не думал, что встреча с подобными гражданами когда-либо вызовет во мне настолько положительную реакцию, но тут вышло именно так – заностальгировал, видимо, по Родине. После всех интеллигентно-вежливых новозеландцев, такие товарищи сразу понравились. Хотя общаться с ними было сложновато. Да и манеры у них были, как у нашей гопоты. Ладно, хоть пивом угостили, на улице стояла сильная жара :)

Ехали они в деревню Те Вера, отворот на которую был рядом с переездом. Там я вышел и продолжил искать попутный транспорт, пройдя через железнодорожные пути.

Цветник в Нью-Плимуте

Цветник в Нью-Плимуте

Следующая машина была с фермером. Не совсем с фермером, а с его сыном, который ныне работает в автомастерской в Нью-Плимуте. Поставил себе в машину мощный двигатель и ездит теперь с большой скоростью. Пригласил посетить его ферму, я не смог удержаться от такого соблазна.

Овец за изгородью было весьма много. Рядом с домом висел труп барана, недавно убитого.

Мы зашли в сарай, где в загоне находились ягнята. Маленькие, чистые. Еще в сарае находились мешки с шерстью. Юноша предложил и мне постричь овец. За деньги :) Но деньги платить нужно было отдавать за это ему. Такой вариант меня не устроил.

Осмотрев овец, мы поехали дальше, т.к. он ему нужно было в другое селение. Водителям, проезжавшим навстречу, он сигналил фарами, сказав мне, что это его знакомые. Меня это неприятно удивило – неужели транзитного потока совсем нет?

Гора Таранаки. Вид с северо-востока.

Гора Таранаки. Вид с северо-востока.

Кстати, в каком-то посёлке на этой трассе было объявление о том, что следующая заправка находится через сто километров с гаком. Это, пожалуй, рекорд для Новой Зеландии :)

Деревень было мало, в основном, земля использовалась фермерами. Отвернул он рядом с какой-то гостиницей. Ждать пришлось достаточно долго.

Следующий водитель был тоже фермером и тоже ехал в своё селение. И опять сигналил каким-то знакомым, едущим навстречу. Параллельно вдоль нашего маршрута шла железная дорога, по которой поездов пока не проходило.

Главная достопримечательность Стрэтфорда - часовая башня

Главная достопримечательность Стрэтфорда - часовая башня

Мы достигли селения с маорийским названием Вангамомона, сразу же првлекшего моё внимание тем, что на въезде расположено что-то наподобии небольшого КПП (пустого, разумеется – это вам не Ирак) и плаката «Добро пожаловать в республику Вангамомона». Он имеет весьма специфичную историю, о которой мне рассказал водитель.

Эта небольшая типичная новозеландская деревня (по нашим меркам. для них это город), расположенная в глухомани, образованная в 1895 году, но лишившаяся большей части населения (по Википедии – 51 человек) во время Первой мировой и наводнения в 1924 году. Город был восстановлен с прокладкой в 1933 году железной дороги и электрифицирован чуть позже. Но жить в такой дыре никто не хочет, вот и пришлось даже закрыть школу с почтовым отделением.

В 1989 году власти изменили административное деление некоторых областей. Это коснулось и Вангамомону, которую из региона Таранаки передали в менее привлекательную область Манавату-Вангануй. Обосновывали такое деление по водоразделу. Это примерно, как у нас Пермский край и Свердловская область разделяется.

Начало автодороги №43 Забытый мир

Начало автодороги №43 "Забытый мир"

Граница прошла всего в нескольких километрах от деревни. Жители от такого решения несколько офигели, т.к. они привыкли уже самоидентифицировать себя с Таранаки, да и ездить в центр региона Вангануй им не очень удобно, мягко говоря :)

Вот и решили местные жители поступить жёстко: 1 ноября 1989 года на сельсовете провозгласили республику Вангамомона. Написали декларацию независимости, создали символы незалежности, КПП установили.

Первый президент, собственно, президентом стать вообще не собирался. Просто кто-то его фамилию выкрикнул. Управлять страной пришлось 10 лет.

Второй президент стал первым в своём роде. В 1999 году местные жители избрали в президенты самого обыкновенного живого козла. Звали его Billy Gumboot the Goat. Выиграл он лишь потому, что съел все бюллетени за других кандидатов. Помер при исполнении обязанностей через 18 месяцев.

Овцеводство - важнейшая статья дохода фермеров в НЗ

Овцеводство - важнейшая статья дохода фермеров в НЗ

Следующим президентом стал пудель по кличке Тай. С ним было еще хуже. Проработал недолго и из-за нервной работы отправился в отставку.

Ныне же президентом является человек по имени Murt Kennard и по кличке Murtle the Turtle. Выиграв на перевыборах с небольшим перевесом в один голос он-таки до сих пор остаётся на своём посту.

Сама же деревня ничего особенного не представляла. Просто дома, где живут люди. Есть кой-какая специфика. Например, республиканская гостиница «Вангамомона». Ну и, в общем-то, всё.

Шерсть, которую дают овцы

Шерсть, которую дают овцы

Водитель предлагал мне остаться здесь, но я решил добраться с ним дальше. В результате он чуть проехал свой отворот и доставил меня до ближайшего селения Тахора (Tahora), где автодорога в очередной раз пересекается с железнодорожной. Здесь я единственный раз увидел грузовой поезд на северном острове.

Машин не было совсем. Ждал, наверное, часа два, прежде чем какая-то машина показалась на трассе. Водитель был немцем и ехал в Охуру, а затем в Ахтити – это назад в регион Таранаки. Мы проехали через небольшой тоннель и через несколько километров расстались.

Место было достаточно живописным. Рядом с дорогой был прекрасный холмик, рядом с которым был дорожный указатель, указывающий направления в различные стороны.

Мой экскурсовод по ферме

Мой экскурсовод по ферме

Какая-то пышненькая женщина, проехавшая через полчаса в нужном направлении, не остановилась. Показала жестами, что, видимо, боится меня.

Следующая машина была джипом, свернувшим с охурского отворота на основную дорогу. А водитель – охотником. Ехал с собакой с охоты и возвращался в Таумарунуй. Итак, я окончательно покинул регион Таранаки со слоганом «Like no other» – «Как никто другой». Новый регион встретил грунтовкой – впервые в Новой Зеландии, а затем огромным лесом, именующимся Native Forest. Кое-где попадались туристические машины, взятые напрокат. Их экипажи фотографировали реки, мосты и лес.

После леса пейзажи снова стали привычными. Мы выехали на «четвёрку» – трассу SH4, именовавшуюся здесь Главным Южным Хайвеем. По ней проезжаю с охотником до выезда из города. Затем сажусь в следующую машину. Водитель, бывший автостопщик со стажем, едет в сторону пгт с именем Национальный парк (National Park).

Будущие шашлыки

Будущие шашлыки

Забавно, что здесь существует город с таким необычным названием. Это самая высокая деревня в Новой Зеландии – находится на высоте в 825 метров над уровнем моря. Из неё, говорят, открываются хорошие виды на соседние горы – Руапеху, Тонгариро, Нгарухуое (в фильме «Властелин Колец», который я так и не осилил, эта гора играла роль горы Судьбы, как говорит Википедия).

Конечно, рядом с пгт есть и сам национальный парк. Именуется Тонгариро. На него у меня времени выделено не было, поэтому посещением оного я манкировал. Может быть и зря.

Холм на развилке

Холм на развилке

От отворота, где меня высадили в районе посёлка Манунуй, где меня оставили, я вскоре остановил новую машину и на ней уехал. Водитель со спутницей ехали в Таупо, небольшой городок на берегу одноимённого кратерного озера, крупнейшего в Новой Зеландии.

Но остановиться я решил в Туранги, куда меня пригласила в гости жительница. Подъезжая к этому населённому пункту, мы увидели огромные удочки – символ посёлка. Подпись рядом гласила сообщала, что город – столица форелевого рыболовства. Авторы сего явно не удостоились чести быть в России.

Да, кстати, насчёт рыболовства в Новой Зеландии. Нужно купить лицензию, которая стоит не так уж и много долларов. Сколько – не помню. С ней можно рыбачить целый год. В Интернете пишут, что для форели требуется специальная лицензия, так что в «столице рыболовства» без неё рыбинспектора оштрафуют. Но это не мой профиль, рыбалкой я не увлекаюсь.

Участок автодороги №43

Участок автодороги №43

В Туранги имелся интересный прецедент – государственный трибунал Вайтанги, занимающийся правами маори, постановил, что эта земля являлась исконно маорийской, и констатировал факт оккупации земель и неуважения их коренных обитателей. Подробнее читайте в разделе «Treaty Settlement» в англовикипедии.

Когда я въехал в посёлок, это сразу почувствовалось. Все улицы называлось на языке маори. Одна из улиц именовалась «Huia», это переводилось как улица встреч :)

Водитель не смог найти нужную мне улицу Папуа и высадил у Нью-Ворлда, где я поужинал. Затем пошёл искать дом.

Вижу, навстречу идёт эдакий растаман с дредами и с банкой пива. Как оказалось, маори. Общается, однако, в растаманском стиле – «хэй, браза» и т.д. Спрашиваю его, где это такая улица Папуа. Тот радостно меня приветствует, сразу же выделяет мне пива и ведёт к себе домой. Рядом с ним еще шёл товарищ белой национальности, с которым он вместе снимал дом.

Развилка

Развилка

Захожу домой, сажусь за компьютер. Маори садится в кресло и мгновенно засыпает. Смотрю в Гугль-мапсе: улица оказывается в 5 минутах ходьбы. Перед их домом стоит огромная мусорная корзина, в которой находятся только пивные банки. Его белый сосед поясняет – этот сорт пива самый дешевый, поэтому они предпочитают его.

Прохожу через кладбище, прохожу через ворота и какой-то пустырь, а затем попадаю на улицу Папуа. Расположена она весьма странно, в виде полумесяца. Нахожу нужный дом, на входе в который висит плакат с Каучсёрфингом.

Хозяйка, Джоанна, постоянно принимает сотни гостей со всего мира. Сейчас помимо меня у неё гостили три очень юных немки. Говорить с ней было сложно. Я попытался найти общие темы, но её они не заинтересовали. Она вообще была из Нидерландов, из городка Роттердама, в котором я когда-то бывал.

Озеро Таупо. Вид с запада.

Озеро Таупо. Вид с запада.

Жила тут уже давно. Ходила к пенсионерам местным, выносила за ними их отходы. Это, кажется, называется «социальный работник», но вроде у них тут это в негосударственном порядке решается.

Немки сделали ужин. Были они тут все вегетарианцами. Изготовили омерзительную штуку с луком и еще чем-то. Есть не мог. Даже «спасибо» после еды сказать не смог – настолько уж сильно блевать тянуло. Конечно, мне тут никто ничего не обязан готовить, но я и не просил такую еду. Спрашивать буду ли я есть или нет, у меня никто не стал.

Попытался ей компьютер настроить – он работал весьма медленно из-за кучи открытых программ в автозагрузке. На это тоже услышал категорическое несогласие.

Корзина с пустыми пивными банками, стоявшая у дома маорийца

Корзина с пустыми пивными банками, стоявшая у дома маорийца

Попросил поиспользовать Интернет минут на 40 для написания отчёта. Отказалась, сказала, что только 10 минут, не больше. Хм, хорошо, но эти 10 минут я только браузер открывал…

Спросил, могу ли использовать вай-фай, который у нее бесплатный, в своём коммуникаторе. Она вежливо предложила спросить об этом её соседей. Говорит, что не знает – почему именно она должна мне чего-то давать? Я подумал, что, наверное, потому, что меня в гости пригласила. Могла ведь и не приглашать, не обязана же. Я и у маорийца переночевал бы.

После ужина все сели на диван и стали беседовать. Говорили они в основном на англо-немецком, ведь для голландцев немецкий примерно, как для нас украинский или сербско-хорватский. Темы, на которые они говорили, мне были весьма неинтересны.

Крытый пешеходный центр Туранги

Крытый пешеходный центр Туранги

На следующий день было западное Рождество, поэтому они обсуждали такие насущные проблемы, как «белое Рождество» (вааау, ай хэв невер син ит, ну и т.д.). Кто-то из обсуждающих вспомнил своего родственника, который оказался где-то на севере Великобритании и увидел снег в Рождество. Все сразу начали умиляться – рилли? белое рождество? неужели?

Я скромно сказал, что ради такого экспириенса можно попробовать съездить в Россию, ведь у нас снег лежит с ноября и по март. Все отмахнулись от сей идеи – у вас же там холодно, морозы. Разве ж можно нормально себя чувствовать, когда на улице холоднее -5?

Эмблема города Туранги

Эмблема города Туранги

Остальную часть беседы они провели на тему, как их семьи обычно празднуют Рождество. Мне было нечего сказать об этом, да и скучновато было, поэтому я провёл время, проходя игру «Варлордс-2″ в коммуникаторе.

Девушки планировали дальнейший маршрут по Новой Зеландии. Джоанна подсказала им заехать на полуостров Коромандель, считающийся одним из лучших пляжно-тусовочных мест на северном острове. Я до этого планировал заехать туда же, т.к. полуостров находится достаточно оригинально. Но после услышанного диалога я решил подкорректировать маршрут, вдруг найдётся более интересный вариант?

Очередной типичный новозеландский пейзаж

Очередной "типичный новозеландский пейзаж"

Как оказалось, хозяйка очень обиделась на это и написала неприятный отзыв, который заканчивался словами, что после огромного количества гостей, она чувствовала себя менее всего комфортнее именно со мной. Ну и ладно, пусть так, её проблемы.

Вскоре я ушёл спать, а утром, закрыв дверь за собой, отправился дальше, в сторону выезда из города, ведущего в сторону Таупо. Было уже 24 декабря, а значит, неумолимо наступал самый коммерческий и самый семейный праздник у «вестерн цивилизэйшн», известный у нас, как Кристмас. Все уже приехали домой или к родственникам, готовят какие-нибудь вкусные блюда. А что остаётся мне? Нужно ехать в Роторуа, а там уже должны ждать.

новая зеландия-4

16 Февраль 2010 1 комментарий
Поезд на станции Пакакарики

Поезд на станции Пакакарики

На пароме показалось достаточно скучно. Никаких красивых пейзажей не имелось. А на открытой части палубы дул ветер и было прохладно.

Короче, ничего особенного. Не река Камчатка ведь, а какой-то пролив Кука. Немного укачивало, но вскоре, часов через 5, мы достигли столицы Новой Зеландии.

Выйдя с парома на берег, обнаружил, что мы немного выбились из графика. Паром прибыл лишь в 23 часа, хотя прибытие по расписанию в 9. Иду на остановку, но автобусов нет. На улице сильный дождь. Нахожу какого-то местного жителя, садящегося в машину (похоже, что тоже после парома).

На вокзале станции Пакакарики находится железнодорожный музей

На вокзале станции Пакакарики находится железнодорожный музей

Он звонит пригласившим меня новозеландцам, но те отвечают, что встретить меня на машине не могут, т.к. пьют вино (как оказалось, вроде как враньё. просто не захотелось им ехать непонятно куда вечером).

Вообще, с поиском проживания в Веллингтоне пришлось нелегко. Многие сразу отказывались, ведь это уже предрождественские даты. Когда я был в Путраджайе в гостях у малайца Фирдауса, некий Брайн Мюллен прислал мне сообщение, что для него будет честью разместить меня на столько дней, на сколько я пожелаю. Естественно, такой ответ мне весьма понравился и я спросил его контактный телефон. Телефон он дал, но еще подметил, что у него было очень много бойфрендов из России и он поэтому так любит нашу страну. Это меня, мягко говоря, смутило, т.к. я весьма настороженно отношусь к лицам нетрадиционной ориентации.

Рекламный плакат Быковского бекона

Рекламный плакат "Быковского бекона"

Когда я был в Тимару, Диана, прочитав это письмо, сказала, что я просто должен остановиться у него, ведь «геи – это такие замечательные люди». Думаю, что нельзя судить по ориентации, хороший человек или плохой. И уж, тем более, считать одних лучше других. Но я задумался, ибо ситуация была сложной.

Как-то в Марселе я уже останавливался в квартире у гомосексуалиста, но чувствовал себя при этом достаточно дискомфортно. Стоит ли повторять эксперимент?

Мне вот не хотелось. И когда я был где-то на Западном Побережье, мне пришло сообщение от некоего Джона (Jon, а не John – это сокращение от Джонатан). Он поинтересовался, нужно ли мне проживание, и пригласил в гости в некую деревню Морнингтон (в дословном переводе – «Утроград»). Я, конечно, согласился, Брайну отвечать ничего не стал, а к Джону решил заехать.

Итак, я приехал, а этот гад меня встречать не хочет. Транспорт не ходит. На улице дождь. Подхожу к вокзалу, а его как раз закрывают. Возвращаюсь к паромному терминалу, но и его скоро закроют. Куда ж идти-то?

Овца из новозеландского Быково

Овца из новозеландского Быково

Мне показывают автобусную остановку, что-то даже вроде терминала, но для городского транспорта (одновременно, кстати, и троллейбусную – только сейчас я увидел и узнал, что в Веллингтоне есть троллейбусы! это самый южный город с троллейбусным сообщением!), я иду туда. И, конечно, минут через 10 приезжают закрывать и её.

Неужели ночевать в подземном переходе придётся? Это мне не особо импонировало. Спрашиваю у юноши, закрывающего терминал, когда будет ближайший ночной автобус до места, куда мне нужно. Тот связывается через кнопку вызова с диспетчером. Он мне объясняет, что ничего хорошего. Надо ждать утра, чтобы до Морнингтона доехать. Но в 7 утра товарищи уезжают на работу на весь день. Это тоже хреново.

Чёрные лебеди в Вангануе

Чёрные лебеди в Вангануе

Однако, юноша закрывающий терминал, оказывается, всего лишь первый день работает в этой должности. Решил мне сделать по этому случаю небольшой подарок и довёз до нужного места. Хотя ехать было не очень близко, километров 7. У него, к счастью, был ГПС, а так он тут не ориентировался.

Я кое-как нашёл дом и позвонил Джону. Он, похоже, не ожидал меня увидеть, т.к. спал. Выделил мне комнату и сказал, чтобы завтра за собой дверь захлопнул, когда уходить буду.

Проснувшись, прочитал записку, лежащую на столе. Предложили встретить меня часов в 5 на краю центра – возле ул. Бруклинской. Выхожу из дома, закрываю дверь.

Утка

Утка

Выйдя на автобусную остановку, вижу, что нахожусь где-то недалеко от берега окияна, далеко на юге города. Ближайший автобус, похоже, что только через час будет. Но какая-то местная барышня, садящаяся с ребёнком в машину, приглашает проехать с ней до центра, т.к. знает, что ближайший автобус будет нескоро.

Довозит прямо до какого-то перекрёстка, там, где район Бруклин переходит в центральный район.

Отправляюсь изучать центр. Особенного ничего нет, стоят какие-то монументы со странным дизайном. Один – паук, напоминающий ноябрьского комара. Другой – весьма простая конструкция из эдаких пластмассовых тазов, из которых переливается вода в другие.

Подрастающее поколение

Подрастающее поколение

Погулявши по пешеходным улицам, посетил библиотеку. Бесплатного интернета здесь нет, только платный. Есть компьютеры, где можно ознакомиться со СМИ различных стран. Из российских СМИ есть Правда.ру. Непонятно, с чем связан именно такой выбор.

Пошёл дальше гулять. По улицам ходят троллейбусы. Интересно, что курсируют они по одной маршрутной сетке с автобусами. Например, в Бухту Островов (Island Bay) ходит маршрут номер 1, который может быть и троллейбусом, и автобусом.

Дошёл до зализничного вокзала. Ходят электрички. Контроля нет. Решил завтра на ней проехаться.

Неписающий мальчик

Неписающий мальчик

Все здания уже закрыты на празднование Кристмаса. Я зашёл в какой-то веллингтонский университет для того, чтобы как в Данидине, войти в Интернет. Зашёл вслед за каким-то студентом, зашедшим по пластиковой карте, которую он прислонил к считывающему устройству. Однако, выйти не смог, когда обнаружил, что компьютеры запаролены. Пришлось ждать 20 минут, прежде чем кто-то вышел из здания.

Посетил и музей со всякими забавными штуками – типа «комнаты землетрясений» или рабочего помещения сотрудника агро-лесного министерства, где нужно найти паразитов в различных ящиках с вещами и продуктами.

Вообще, музей забавный. Кругом всякие там голоса животных, рассказы о том, как и что где происходило. На стенах – экран, которым можно управлять вручную, перематывая его.

Зимний сад

Зимний сад

Вечером довезли меня до дома. За пивом оприходовали тушку курицы с гостями. Сам хозяин, как оказалось, из Шотландии. Одна его гостья работала как-то в Сургуте преподавателем английского, но по-русски знала лишь «ya surgutyanka». Больше выговорить не могла.

Дома я еще обнаружил, что Диана из Тимару и Рон из Нельсона наваяли мне негативные комментарии. Аргументация у первой была весьма странной – «он думает, что за 160 новозеландских долларов можно проехать через всю страну – это неправильно!». А Рон обвинял меня в том, что я не стал обедать в ресторане и не соблазнился утренней яичницей, которую съела несчастная собака. После этих негативных комментариев некоторые другие новозеландцы уже не боялись делать мне подобные пакости.

Тоннель в зимнем саду

Тоннель в зимнем саду

Утром я отправился на троллейбусе из Айсланд Бэя до вокзала. Сел в него, по старой доброй традиции, по предъявлению белорусских денег.

На вокзале сажусь в электричку до станции со смешным маоритянским названием Парапарауму. Линия, кстати, так и называется – Paraparaumu Line. Контролёрша, пожалуй, единственная из всех граждан аналогичной профессии из богатых западных стран, совершила не совсем честный поступок с её стороны – приняла к оплате белорусские 100 рублей и дала взамен старый б/ушный билет на электричку. Хитрая, похоже, попалась :) и меня обмануть решила.

Железная дорога шла возле океана и трассы. Единственная

Сказочный персонаж

Сказочный персонаж

поездка по железной дороге в Новой Зеландии очень мне понравилась. Однако, до конечной станции Парапарауму мы так и не доехали. Между предпоследней станцией Паекакарики и Парапарауму был ремонт путей, поэтому всех довезли на бесплатном автобусе до конечной станции следования. Дальше электрички не ходят, поскольку электрификация заканчивается. Вскоре планируют сделать до Пальмерстона-Северного, города с международным аэропортом, куда летает пока только ANZ.

Дальнейший путь я решил проделать на попутных автомашинах. Водитель первой из них угостил меня местным мороженым, которое изготовляется на глазах покупателей – путём смешивания в миксере или чем-то таком фруктов, мороженого и подлива. Получилось очень вкусно.

Памятник играющим детям

Памятник играющим детям

Вскоре я добрался до деревни по имени Bulls (Буллс, она же Быково по-нашему). Деревня, располагавшаяся на перекрестке дороги нумер 1 – прямой оклендской, и дороги нумер 3, ведущей в регион Таранаки, который мне был нужен теперь, была весьма оригинальной. Обычно такие деревни ничем не примечательны, но Быково сумело позиционировать себя, связав с быками. Например, магазин Bulls Bacon (Бычий бекон) имел лозунг All Pork – No Bulls. В нём имелась интересная игра слов, ведь рекламный лозунг «no bull» изначально был придуман для вегетарианцев, дабы они не пугались лапши с говяжьим вкусом, ведь никаких быков в ней нет.

Вангануй

Вангануй

По пути до выезда я увидел огромного такого барана или овцу. Мохнатый очень был.

Возле выезда застопил грузовик с водителем в наколках. Ехал он в Вангануй (Whanganui или Wanganui), город-центр региона Манавату-Вангануй. Разговаривать с представителем новозеландского рабочего класса было не особо интересно.

Высадил он меня в этом Вангануе и я пошёл гулять. Посетил местную столовую на трассе (вообще, Новая Зеландия стала для меня чем-то похожей на РФ), где китаянка шанхайского происхождения сделала мне рыбу с картошкой (т.н. фиш-энд-чипс). Стоило сие лишь 3 доллара – 60 руб.

Пушистые комочки

Пушистые комочки

До выезда шёл где-то час. Но по пути сделал остановку у великолепного пруда, где плавало много уток, гусей и лебедей (чёрных и белых). Были и совсем маленькие утята. Рядом с прудом имелся цветник, тоже, разумеется, бесплатный. Некоторые экспонаты, выставленные там, были сделаны по мотивам сказки «Волшебник страны Оз (не 03, как кто-то может подумать)».

Еще была большая клетка для птиц, в которую можно было войти. Однако, птицы вылететь из нее не могли. Но клетка была большая и всем им хватало места. Были и маленькие, и большие домашние и дикие птицы.

Вскоре, осмотрев зверушек, я продолжил путь и, сменив пару

Попугаи

Попугаи

машин, наконец-то въехал в регион Таранаки. Столицей его был город Нью-Плимут (Новый Плимут), куда я держал путь. Где-то перед Хаверой застопилась весьма забавная фиджианка, с которой было приятно поговорить после одинаковых новозеландцев. Она обвиняла правительство Новой Зеландии в коррупции. А еще сказала, что им, женщинам, не стоит водить машину, поскольку часто делают они за рулём всякие глупости. Я сказал, что у нас есть поговорка про «обезьяну с гранатой», ей это очень понравилась.

Когда она свернула возле Эльтхама – она ехала на молокозавод вместе со своими коллегами, которых подбирала по дороге, я впервые увидел гору-вулкан Таранаки.

Вход в клетку для птиц

Вход в клетку для птиц

Гора еще некоторыми местными именовалась Эгмонт, это альтернативное британское название.

Следующим моим попутчиком стал фермер примерно моего возраста, как ни странно, русского происхождения, и даже почти мой тёзка – звали его Полом. Ехал он в Новый Плимут, к своему «партнёру» (нет, не бизнес-партнёру. надеюсь, что имелся в виду всё-таки «партнёр» женского пола). По пути рассказал про регион, о том, что жить тут очень скучно, но прибыльно. Экшна никакого почти нет. Хотя бывают ограбления иногда. Как-то банк в Новом Плимуте ограбила дамочка в костюме женщины-кошки (по мнению водителя, это был самый дешевый костюм, выставленный на продажу в соседнем магазине. с хвостом или без – водитель не уточнил :) ). «Котобабу» через 10 минут, разумеется, задержали, а деньги вернули.

Вскоре мы добрались до Нового Плимута. Непривычно было видеть вдоль нашего пути железнодорожные пути, по которым ничего не шло.

Гора Таранаки с юга

Гора Таранаки с юга

Сам Новый Плимут выглядел городком малопривлекательным. Самые обычные дома, стандартная башня в центре, какой-то длинный фонарь на набережной и скалы вдали. Вот только гора Таранаки украшала вид города.

Водитель довёз прямо до нужного дома, где меня встретил местный житель, пригласивший в гости. Был он гражданином США, но жил сейчас здесь. Угостил нормальной невегетарианской едой, купили с ним пива, сыграли в настольную игру, где нужно было ставить дощечку на дощечку и строить конструкцию как можно выше.

В его квартире, впервые в стране, я встретил гражданку РФ, ранее проживавшую в Челябинске. Ныне же она находилась здесь, осталась после учёбы (специальность – чего-то там по обслуживанию гостиниц) работать в

Бутылка пива Red Lion, окруженная игровыми конструкциями

Бутылка пива "Red Lion", окруженная игровыми конструкциями

местной гостинице администратором, но вскоре планировала возвращаться на родину. Ей почему-то не очень хотелось общаться, поэтому она отправилась в свою комнату просматривать популярные российские телесериалы, записанные на DVD. Она не знала, чем будет заниматься в Челябинске. Я предложил ей открыть хостел, дабы иностранные и российские граждане смогли дешево разместиться в столице Южного Урала. Её идея почему-то не впечатлила.

А мы в это время организовали костёр и открыли пиво «Red Lion» (то бишь «Крсный Лев». пиво «Lion» (Лев), оказывается, занято в другой стране – Шри-Ланке). Пока сидели у костра, налетело много мелких насекомых. Сидели, кстати, втроём. Помимо пригласившего меня в гости, был какой-то товарищ азиатского цвета кожи, живший где-то в другом месте, но ночевавший на кухонном диване квартиры, которую снимало сразу человек 10 (в т.ч. и русскоязычная девушка). Самая настоящая коммуналка.

Кстати, в ванной обнаружился австралийский крем «Sukin». Кто-то из проживающих здесь граждан (или гражданок) использовал его.

Сукин крем для кожи

"Сукин" крем для кожи

Стремительно надвигалось Рождество, именовавшееся местными Кристмасом. Утром я увидел, что библиотека работает предпоследний день – на дворе уже было 23 декабря.

Я гулял по городу в ожидании начала её работы, но ничего интересного не нашёл. Нашлась только неполиткорректная табличка «Niger Way».

На улицах было тихо. Народ разъехался по своим семьям в деревнях, где скоро будет отмечать Рождество.

Итак, удовлетворив свои потребности в Интернете, я отправился к выезду стопить в сторону Стрэтфорда, населённого пункта, от которого начинается автодорога по имени «Забытый мир». О том, что забытого нашлось там мной, будет в продолжении рассказа.

уфмс

12 Февраль 2010 Нет комментариев

Есть у нас такая организация, некогда именовашаяся ОВИРом. Паспорта, в частности, выдаёт.

Общаться мне с ними приходится нечасто. В прошлый раз пришлось в феврале-марте 2008 года, когда второй загранпаспорт на срок действия первого получал. Но делал я его в краевом управлении федеральной миграционной службы (УФМС).

Ныне же сроки двух моих действующих загранпаспортов почти подошли к концу – они до октября сроком действия. И теперь необходимо получить новый паспорт.

Я, в общем-то, список документов знаю наизусть. Фото сделал еще перед поездкой – вдруг пригодится. С квитанцией решил пока повременить, а то кто его там знает, что у них изменилось в правилах.

Справку в военном комиссариате мне дали без проблем за несколько часов. Осталась лишь анкета, которую заполнил и распечатал.

Вроде всё.

Итак, прихожу во вторник в Индустриальный отдел УФМС г. Перми. Есть 2 варианта – ждать очереди в кабинет нумер 6 или сразу идти к начальству. Выбираю второй вариант и иду к зам.начальника в кабинет нумер 2.

Спрашивают о работе, об образовании. Требуют документальных подтверждений, что я – генеральный директор организации, устав там, протоколы. Это всё есть, конечно, но зачем им? Еще и диплом университетский потребовали. Хорошо. Приношу в четверг.

Да, кстати, дни приёма у них из 7 лишь вторник, четверг и пятница. Вспоминается старый анекдот с окончанием: «и что, теперь каждую среду вкалывать?»

Итак, прихожу в четверг. На этот раз – сразу к начальнику, ибо зам.начальника не до меня, занята более важными вещами. Начальник зачем-то требует мой военный билет, забирает себе вместе со справкой из военкомата и заявлением. Говорит, что свяжется со мной после 24 марта. Я выхожу из кабинета слегка в шоке от такого. Не взяли ни фотографию, ни квитанцию, которой еще нету.

Прихожу сегодня. Начальник не удивлена, увидев меня. Сказала, что нужно написать дату и только тогда она сможет принять. Предложил ей принести квитанцию из Сбербанка минут через 20, она отказалась и вернула весь пакет документов. «А вдруг меня тогда уже не будет на месте?»

Оплачиваю через Сбер, возвращаюсь. Сидит, подписывает паспорта. Дело, конечно, важное. Но может и на меня свободная минута найдётся? Вежливо спрашиваю её об этом, она предлагает оставить пакет документов, например, в коридоре. Я в очередной раз офигеваю от такого обращения и уточняю, она их оттуда собирается забирать? Отвечает мне что-то опять хамское из серии «не отвлекайте, я очень занята». Ухожу.

Да, спросил еще, выдадут ли мне в течении одного календарного месяца, как это прописано в законе. Сказали, да, выдадут, но через месяц после того, как заявления увезут в УФМС. А отправят их лишь 18-го! А сегодня – 12-е. Ладно, попробуем в следующий вторник…

Categories: